Новости

18.07.2016 19:00
Рубрика: "Родина"

Чистая вода

Символы веры и мужской дружбы сопровождали Экспедицию в жерло подводного вулкана
Этот подвиг остался незамеченным в массмедиа. Словно дайверы каждый день погружаются в жерло подводного вулкана Десепшн в Антарктиде. Между тем подводно-исследовательский отряд имени летчика-космонавта Алексея Леонова сделал это впервые в мире.

Об этом режиссер Алексей Китайцев снял документальный фильм "Вера".


Вера

При чем здесь вера? Участники похода взяли с собой на шестой континент ее символы.

Икону Казанской Божьей матери передала Казанская митрополия. Коран в кожаном переплете и футляре из ценных пород дерева подготовило Духовное управление мусульман. Тору доставили из Биробиджана.

- Я взял в руки Коран и почувствовал, что для меня началась другая жизнь, - рассказывает дайвер Рустем Гильмутдинов, человек сугубо светский. - Везти эту реликвию на Антарктиду должен достойный человек. И я стал молиться об успехе нашей экспедиции. Я стал другим.

Тору повез оператор Андрей Маленкович. Над иконой взяли шефство все члены экспедиции.

Забегая вперед, скажу, что именно вера помогла участникам выжить. Ну и немножко наш российский "авось".


Маршрут

В рейсовый самолет из Казани загрузили гидрокостюмы, баллоны, редукторы. Провизию решили закупать в Аргентине. Перелет не из легких: Казань - Стамбул - Буэнос-Айрес - Ушуайя.

Ушуайя - крохотный портовый городок. Огненная Земля. Перевалочный пункт для тех, кто идет морем в Антарктику. Марина в сезон забита любительскими яхтами, шхунами и исследовательскими судами со всего мира. План: нанять ледокол и на нем подойти к вулкану Десепшн возле острова Ватерлоо.

- Но тут в наше путешествие вмешалась политика, - говорит руководитель отряда Дмитрий Шиллер.

Да, лед Антарктики ломают российские ледоходы, но все они работают по контрактам в американских компаниях. Те заломили космические цены - дешевле на Марс слетать. Понятно, повлияли на это санкции, охлаждение между странами. Короче, отказали по-американски, в последний момент. Нагадили.

Экспедиция была на грани срыва. И тогда наши герои пошли в портовый кабак. Нет, не напиться с горя. Просить помощи.


Хэнк

Кабаки украшают набережную Ушуайи, как грубые бусы смуглую шею аборигенки. Здесь собираются капитаны всех мастей. Перед ними и устраивали наши дайверы мини-презентации своего похода. Тщетно...

В третьем кабаке поднялся сухопарый голландец.

- Я ненавижу русских, как и многие здесь присутствующие, - начал он свою речь, раскуривая сигару, - Но американцев я ненавижу гораздо больше. Короче, я подписываюсь. Но у меня есть главное условие.

- Какое?

- Если кто-нибудь свалится за борт, мы не останавливаемся. О кей?

Человек за бортом при температуре воды минус 3 градуса по Цельсию живет от трех до пяти минут. Разворот яхты занимает не меньше двадцати. Шансов нет. Поэтому условие капитана было жестоким, но обоснованным.

Да, русские своих не бросают. Но во имя высокой цели дайверы ответили, стиснув зубы:

- О кей...


Поход

Яхта "Сара Ворверк", названная Хэнком в честь жены, оказалась малюткой. Всего-то 16 метров. Пластиковый корпус мог треснуть, прикоснувшись даже к небольшому айсбергу. А пролив Дрейка - воистину самое опасное место в мире для мореплавания. Шли под парусами. Крен яхты временами был такой, что Рустем совершал намаз чуть ли не на потолке.

- Казалось, яхта вот-вот треснет как орех, - вспоминает Рустем.

А однажды, когда шкипер Хэнк отправился вздремнуть, по курсу возник громадный айсберг. Наши ребята не растерялись и чудом вырулили. Хэнк расчувствовался и впервые сказал им, что русские - классные ребята. Ну а как же иначе?


Погружение

Едва зашли в жерло вулкана, Хэнк получил тревожную радиограмму: надвигается циклон, уже завтра начнется шторм. Льдины могут закрыть выход из бухты - а это вероятная зимовка.

- Вот что парни, - затянувшись сигарой, молвил Хэнк, - У вас есть только десять часов. Я отвечаю за ваши жизни. И меня не поймут на Большой земле, если я останусь в этой мышеловке.

Нырять без подготовки? Без разведки?

Собрались в кают-компании. Посмотрели друг другу в глаза. Рустем помолился. Не остановить!

Глубина жерла 100 метров. Кинули фал. Стали медленно погружаться. Вода леденит сквозь резину. Зеленая бездна затягивает.

И тут - ЧП!

У Максима Астахова разгерметизировался гидрокостюм. Резко всплывать нельзя. На помощь кинулись товарищи. У одного замерз на глубине знаменитый французский редуктор...

Все закончилось благополучно. Спасателю дали запасной баллон с отечественным редуктором. Максима потихоньку подняли. Отпоили чаем. Согрели в каюте. И яхта вышла из жерла на большую воду.

P.S. Икону Казанской Божьей матери ребята передали в церковь Святой Троицы на острове Ватерлоо возле российской полярной станции "Беллинсгаузен". Коран и Тора хранятся на станции в кабинете начальника. Каждый может взять их для поклонения.

Подписаться на "Родину" можно в почтовых отделениях связи РФ по каталогам:
"Роспечать" - индекс 73325, "Почта России" - индекс 63436,
"Пресса России" - индекс 40687.