"Тайная жизнь домашних животных": два голоса одного лохматого героя

Журнал
    18.07.2016, 18:15
Анимационная комедия "Тайная жизнь домашних животных" сразу после своего выхода на экраны США побила рекорд, став самым кассовым оригинальным анимационным фильмом по результатам первого уик-энда проката. Первую строчку она держит и поныне, собрав за вторые выходные 50 миллионов долларов. До России история о двух потерявшихся собаках, которых разыскивают - с разными целями - сразу две группы зверушек, доберется ровно через месяц, 18 августа.

О самой ленте и ее создании мы поговорили с двумя актерами, озвучившими одного и того же героя - большого лохматого пса Дюка, чья выходка и послужила толчком к началу приключений четвероногих (а также пернатых, ушастых, ползучих и прочих). Первый - Эрик Стоунстрит, наиболее известный по роли Кэмерона из ситкома "Американская семейка". Второй - отечественный артист дубляжа Юрий Брежнев, его голосом часто говорит Дуэйн "Скала" Джонсон в "Форсажах" и не только.

Эрик Стоунстрит

Принимали ли вы какое-либо участие в создании своего персонажа?

Эрик Стоунстрит: Нет, он уже был создан, когда я присоединился к проекту, мне оставалось только его озвучить.

Ранее вам не доводилось озвучивать персонажей полнометражных анимационных картин. Почему выбрали именно проект?

Эрик Стоунстрит: Illumination - прекрасная студия, они сделали множество отличных фильмов, я почел за честь возможность поработать для них. Плюс мне, конечно же, очень понравилась концепция, которую они придумали.

В чем разница между исполнением роли в игровом кино и озвучиванием нарисованного животного?

Эрик Стоунстрит: Озвучивание анимационных персонажей происходит еще до того, как создается визуальное изображение. В этом плане играть нарисованных героев легче, чем "настоящих", потому что аниматорам приходится подстраиваться под то, что и как ты наговорил, а не наоборот. С другой стороны, гораздо труднее вести диалог, когда твой собеседник, по сути, отсутствует.

Во время работы вы пересекались с Луисом Си Кеем, своим напарником по дуэту главных героев?

Эрик Стоунстрит: Нет, мы ни разу друг друга не видели и записывали свои реплики отдельно. В этом и состоит некоторая сложность.

Вы как-нибудь готовились к этой роли?

Эрик Стоунстрит: Я с детства был окружен множеством собак и прочих питомцев, всегда любил домашних животных, поэтому очень хорошо знаю их - какие у них бывают характеры, как они себя ведут и тому подобное. Думаю, именно это мне лучше всего помогло вжиться в моего персонажа и "перевести" его лай на человеческий язык.

В фильме есть пара сцен, которые мне показались немного странноватыми.  Я имею в виду ту, где страшной смертью погибает гадюка, и ту, где герои "ловят" "сосисочные галлюцинации". Не то чтобы они мне не понравились, но не слишком ли это для детского кино?

Эрик Стоунстрит: Я не думаю, что, глядя, как погибает гадюка, дети закричат, заплачут и убегут из зала. Нынешнее поколение быстрее растет, быстрее начинает все понимать и более толерантно к насилию на экране. Что касается "сосисочных галлюцинаций", то дети вряд ли поймут, что с ней что-то не так, это больше шутка для взрослой аудитории. Кроме того, сцена довольно веселая и красочная, сосиски поют и весело танцуют, пока Дюк и Макс их едят, мне кажется, детям должно это понравиться.

Какие бы сцены вы сами выделили как любимые?

Эрик Стоунстрит: Пожалуй, как раз ту самую, на сосисочной фабрике, было очень весело над ней работать. И еще ту, где Дюк возвращается домой. Она очень сентиментальная и трогательная.

Юрий Брежнев

В анимационной комедии "Тайная жизнь домашних животных" в оригинале одного из героев - белого злобного кролика, главаря банды животных-партизан - озвучивает Кевин Харт, который разговаривает, как гангстер из черного гетто, и в этом тоже заключен свой юмор. В русском варианте каким-либо образом это обыгрывается?

Юрий Брежнев: Такой юмор - чисто американский, основанный на смешении культур. Можно сказать, что белый кролик, который разговаривает, как афроамериканец - это тот же Эминем. В нашем переводе он просто "шкодный пацан", задира. Там нет намеков ни на что.

В этом фильме вашего героя озвучивает Эрик Стоунстрит. Роль специально писалась для него - он даже по конституции чем-то похож на лохматого пса Дюка. А как подбирается актер для дубляжа?

Юрий Брежнев: Для меня это на самом деле большая тайна. Внутренняя кухня мне неизвестна, но могу предположить: из-за рубежа в Россию поступает заказ на фильм, какая-то фирма за него берется, определяется режиссер дубляжа, тот по своему опыту подбирает людей. Бывает, заказчики сами настаивают на чьей-то кандидатуре, бывает, исполнители сами занимаются поиском.

Конкретно на данный проект был кастинг, кто в нем еще принимал участие - я не знаю, но пробы проводились еще осенью. Были отдельные сцены, недорисованные, двухмерные. Потом была запись первого трейлера, а уже после того, как он вышел в свет, было принято окончательное решение, и меня утвердили. Но кто принимал участие в кастинге, кто из артистов пробовался - я не знаю. Но утверждали за океаном. А иногда случается, что режиссеру дубляжа дают полный карт-бланш. Все зависит от конкретной картины, от ее качества.

Эрик Стоунстрит рассказывал, что во время работы ни разу не пересекался со своим напарником по мультфильму - Луисом Си Кеем. При дубляже происходит то же самое?

Юрий Брежнев: Абсолютно так же. Только один раз, случайно, выходя после записи из здания, где находилась студия, я увидел своего знакомого и узнал, что он работал над тем же фильмом. Дело в том, что нам, двум актерам, взаимодействовать просто не нужно. Это имело бы смысл, если бы мы действительно играли, если бы у нас подразумевалось какое-либо взаимодействие, и это взаимодействие как-то влияло на дальнейшую прорисовку. Мой персонаж уже сыгран, я иду за ним. И реакции на него других персонажей важны в меньшей степени. Важен текст, важен смысл. Поэтому быть вместе нам необязательно. Опять же, иначе - просто сложнее, поскольку у каждого артиста свой темп работы.

Когда-то, в стародавние времена, когда звук писался в один канал, делалось по-другому. Все собирались у одного-двух микрофонов, пускался по кругу отрезок пленки, и так записывали реплики.

Первичная, оригинальная озвучка мультфильма осуществляется, когда ничего еще, по сути, не нарисовано, и уже потом анимация подстраивается под артикуляцию и голос артиста. Озвучивать уже готовый мультфильм сложнее?

Юрий Брежнев: Если мы говорим про дубляж, то тут появляется одна очевидная трудность: нарисовано было под "английские" губы, и надо как-то в них попадать. Здесь ситуация почти такая же, как и с любым другим, не анимационным, фильмом. Но разница есть. В мультфильме всегда присутствует некая условность, некий гротеск. Условность эта проявляется даже в мимике. Допустим, в какой-нибудь игровой драме в особенно важный момент герой может сомкнуть губы, а затем еще набрать воздуха, вдохнуть - и это тоже будет важно. В мультфильме если кто-то шумно вдыхает, то это обычно происходит для добавления какого-то акцента.

Мультфильм - проще. Когда озвучиваешь мультфильм, всегда представляешь себе детей, которые будут его смотреть, вспоминаешь себя ребенком, начинаешь сам играться и дурачиться, это придает энергии. А когда выходишь после особо "замороченной", тяжелой драмы, бывает чувство, как будто машину из колеи только что выталкивал. 

Добавьте RG.RU 
в избранные источники