Новости

19.07.2016 19:35
Рубрика: Экономика

А ввоз и ныне там

В минэкономразвития рассчитывают на поэтапную отмену санкций
Российский экспорт в долларах дешевеет, хотя в тоннах и штуках он растет. Мы расширяем свое присутствие в Азии, Китай окончательно закрепился в лидерах по товарообороту.
Первый заместитель министра экономического развития Алексей Лихачев. Фото: Максим Блинов/ РИА Новости Первый заместитель министра экономического развития Алексей Лихачев. Фото: Максим Блинов/ РИА Новости
Первый заместитель министра экономического развития Алексей Лихачев. Фото: Максим Блинов/ РИА Новости

Торговля с Украиной сократится в этом году еще в полтора раза. Но наиболее показательны негативные изменения в торговле с Евросоюзом. Об этом "Российской газете" рассказал первый заместитель министра экономического развития Алексей Лихачев.

Алексей Евгеньевич, все инициативы сейчас сосредоточены на Востоке: новые торгпредства, торговые дома, переговоры о зонах свободной торговли. А Европа где-то на периферии. Почему?

Алексей Лихачев: Дело не в периферии. ЕС в зоне нашего внимания, только переговоров по экономическим вопросам на сегодняшний день у нас нет.

Но вы же восстановили нормальные отношения на межправительственном уровне со многими странами ЕС.

Алексей Лихачев: Со странами - да, с Евросоюзом - нет.

Разве этого недостаточно?

Алексей Лихачев: Вопросы торговли товарами делегированы странами союза на уровень Еврокомиссии, поэтому любые реально ощутимые меры поддержки товарооборота могут исходить только от нее.

Нет предчувствия, что вот-вот - и наконец-то мы будем торговать как прежде?

Алексей Лихачев: Есть ощущение, что что-то значимое произойдет. Мы готовы работать с Брюсселем, по форме мы готовы быть подвижными. Но по содержанию разговор должен иметь взаимовыгодный, взаимоуважительный характер.

8,1 процента прибавили поставки несырьевых товаров из России в этом году. Они растут быстрее других статей экспорта

Повлияет ли выход Британии на нашу торговлю?

Алексей Лихачев: Безусловно, изменения в условиях торговли произойдут, но потребуется не один год для определения дальнейшего формата сотрудничества ЕС - Великобритания и Россия - Великобритания. Рассматриваются разные сценарии: "норвежский", "швейцарский" (Норвегия и Швейцария - не члены ЕС, но входят в общий рынок. - Прим. ред.), ассоциированное членство и другие. Британии придется пересмотреть ключевые торговые соглашения не только с Россией, но и с Евросоюзом.

Наши двусторонние политические и торговые отношения с Великобританией сейчас переживают довольно серьезный спад, и рассчитывать, что они резко улучшатся после выхода Великобритании из ЕС, не приходится. Напомню, диалог в формате межправительственного комитета "заморожен" по инициативе британской стороны, и наши последние контакты говорят о том, что его работа, по крайней мере в этом году, не возобновится.

Самых упорных членов Евросоюза, которые ни в какую не хотят возобновлять сотрудничество, остается не так много?

Алексей Лихачев: Из 28 стран ЕС мы находимся в стадии активного межгосударственного взаимодействия с 2/3. Исключение из стран с заметной экономикой - это опять же Великобритания, но она всегда особняком стояла. И Нидерланды, которые достаточно хорошо сотрудничают на уровне бизнес-платформ, но не готовы пока восстанавливать межправительственное сотрудничество.

Какие изменения произошли в страновом рейтинге наших внешнеторговых партнеров?

Алексей Лихачев: Там серьезные сдвиги. Китай и де-юре, и де-факто закрепился на первом месте. Если принимать во внимание, что через Нидерланды (формально третьего партнера России. - Прим. ред.) идут в основном транзитные поставки в Европу, то можно смело заявить, что по реальному товарообороту на третье место вышла Беларусь.

Негативные тенденции наиболее показательны в торговле с Евросоюзом. Максимальная доля, которую занимала Россия в торговле ЕС, составляла 10 процентов в 2012 году, а по итогам первых четырех месяцев этого года мы имеем 5 процентов. То есть сокращение двукратное.

Но ЕС был и остается нашим ключевым партнером, самым объемным. В удельном весе его доля до кризиса достигала более половины нашего товарооборота, а по итогам 4 месяцев она составила 44 процента.

В будущем значение ЕС для нашей торговли продолжит снижаться?

Алексей Лихачев: Мы все-таки думаем, что эта тенденция носит краткосрочный характер. Сильно ли повлияет на товарооборот отмена санкций? Мы рассчитываем, что поэтапно они будут отменяться. И это будет иметь значение не столько как отмена прямой запрещающей нормы, сколько как общий сигнал, что делать бизнес в России - это правильно. Но при этом надо принимать в расчет, что мы наращиваем товарооборот с Китаем, с другими странами Юго-Восточной Азии, и эта тенденция, на наш взгляд, сохранится.

Импорт по итогам года упадет всего на 7-8 процентов, потом начнет расти

Не планируете сворачивать торгпредства в странах, с которыми резко снижается оборот?

Алексей Лихачев: Нет, хотя думали об этом.

Даже на Украине? Там продолжается реальная работа? Говорят, украинские чиновники не идут на контакт, боятся люстрации.

Алексей Лихачев: На Украине торгпредство работает в сокращенном составе. Идет большая работа аналитического характера. Контакты есть, но только на экспертном уровне.

Как изменилась торговля с Украиной после ее исключения из зоны свободной торговли СНГ?

Алексей Лихачев: Как мы и предполагали, товарооборот продолжает снижаться. По прошлому году он упал до 15 миллиардов долларов, а в этом, скорее всего, 10 миллиардов мы не преодолеем.

На самом деле сейчас страдает не только и не столько товарооборот. Фактически уничтожаются кооперационные промышленные связи, которые нарабатывались десятилетиями. И последствия, в первую очередь для экономики Украины, конечно, очень страшные.

Росатом не так давно предложил восстановить беспошлинные поставки из Украины изделий из черного металла для строительства АЭС. Такие исключения возможны?

Алексей Лихачев: Мы тогда ломаем логику своих действий. Мы же принимали решение о введении единого таможенного тарифа на поставки из Украины не из политических соображений, а исходя из подтвержденных расчетами экономических опасений и в соответствии с договором о зоне свободной торговли СНГ. То, что предложил Росатом, это, скорее, политическое решение.

А много ли подобных обращений?

Алексей Лихачев: Нет, единственное - от Росатома.

Возвращение к трехсторонним переговорам Россия - Украина - ЕС не рассматривается?

Алексей Лихачев: Мне кажется, что это та страница, которую мы перелистнули, в эту воду невозможно войти дважды. Вот если мы начнем переговоры с ЕС по поэтапному выстраиванию общего пространства в сфере оборота товаров, услуг, капиталов, рабочей силы, тогда, возможно, возникнет интерес к встраиванию в него Украины.

В ВТО находится несколько торговых споров между Россией и ЕС, и они не двигаются. Когда же возможно первое решение?

Алексей Лихачев: Так устроена система рассмотрения споров, что все они проходят годами. Это нормально. Мы об этом предупреждали. Даже в случае вынесения тех или иных решений существует система апелляций и возврата к переговорам, поиску компромисса.

Переговоры о возможном досудебном урегулировании ряда споров продолжаются?

Алексей Лихачев: Нет. Мы заинтересованы в урегулировании споров по "третьему энергопакету", по энергокорректировкам, но ЕС не просто не участвует в этих переговорах, они принимают решения с использованием тех норм, которые мы оспариваем.

Экспорт

Минус дает плюс

Алексей Евгеньевич, когда случилась девальвация рубля, мы себя утешали тем, что экспорту это сильно поможет. Оправдались ли эти ожидания?

Алексей Лихачев: Ситуация многофакторная: кроме валютных колебаний и проблем с экономикой произошло серьезное снижение цен на наши основные товары. И, с одной стороны, стоимостные объемы падают, с другой - физические объемы заметно растут. По итогам первых четырех месяцев этого года наиболее заметные темпы роста у несырьевого неэнергетического экспорта (машины, сельхозтехника, продовольствие, изделия из металла, удобрения и так далее. - Прим. ред.) - 8,1 процента. Что очень важно, в экспортную деятельность втягивается все большее количество организаций, доля малых и средних среди них также увеличилась. В мировой практике это один из главных показателей успешности национальной системы поддержки экспорта.

В какие страны поставки растут?

Алексей Лихачев: Происходит товарная и страновая диверсификация экспорта. Например, в прошлом году поставки автомобилей начались в 18 стран. Выросло наше присутствие в Восточной и Южной Азии, на Ближнем Востоке.

Есть несколько стран, куда за первые четыре месяца этого года поставки даже в долларовом выражении значительно возросли: почти в 15 раз - в Анголу, более чем в два раза - в Алжир, в 61 раз - в Тринидад и Тобаго. А если смотреть по физическим объемам, то из значимых для нас рынков в январе-апреле в 5,5 раза экспорт вырос во Вьетнам, на 37,6 процента - во Францию, почти на 13 процентов - в Нидерланды, на 8,3 процента - в Китай. Хотя стоимостные объемы в целом продолжают падать теми же темпами, что и в прошлом году.

Какой прогноз по экспорту на этот год?

Алексей Лихачев: Мы работаем над задачей, поставленной президентом страны, чтобы несырьевой экспорт рос не менее чем по 6 процентов в год. Его можно оценивать по-разному: в долларах, в рублях, в так называемых сопоставимых ценах. Наиболее, на мой взгляд, эффективной является оценка именно физических объемов.

Импорт, видимо, в этом году достигнет дна, а в следующем опять начнет расти?

Алексей Лихачев: В прошлом году импорт снизился на 36,5 процента, сейчас темпы снижения замедлились до 12 процентов и, очевидно, будут замедляться и дальше. Думаем, что выйдем примерно на минус 7-8 процентов по итогам года по импорту в долларовом счете, то есть на 165-170 млрд долларов.

Экономика ВЭД Правительство Минэкономразвития Санкции и антисанкции
Добавьте RG.RU 
в избранные источники