Новости

19.07.2016 17:00
Рубрика: "Родина"

Дача

Почему так хочется возвращаться сюда каждое лето
Еду на дачу. Первый раз в этом году. Надо включить воду, газ, холодильник - все приготовить к лету, к жаре. Выхожу на станции Валентиновка, дальше - дорога лесом. Да и домик мой в лесу.
Еще совсем недавно вокруг наших дач не было высоких заборов. Фото: Юрий Лепский/РГ Еще совсем недавно вокруг наших дач не было высоких заборов. Фото: Юрий Лепский/РГ
Еще совсем недавно вокруг наших дач не было высоких заборов. Фото: Юрий Лепский/РГ

Вот и еще одно лето. И оно пролетит быстро. И тогда опять - на зимние квартиры, среди холода, слякоти, снега и вьюги за окнами городского дома мечтать о следующем дачном лете: об утреннем ветерке, осторожно шевелящем штору, о лесной тропинке, усеянной высохшими сосновыми шишками, о велосипедных прогулках на рынок, о старом мостике через болотце с камышами, о полуденном солнышке, едва пробивающем ярко-зеленую листву в кронах деревьев, о запахе чистого белья, которое сушится на веревке, натянутой меж двух берез, о струях дождя, стекающих с крыши и по стеклам окон, о ночной тиши, нарушаемой только постуком далекой электрички, о вкусных завтраках и обедах за нашим дачным столом... Да бог весть о чем еще!

Дорога из дома ведет через поле к опушке леса, и дальше - по ветхому мосту через болотце с камышами. / Юрий Лепский/РГ
ЧАСТО
мы жалуемся на наш климат: не в меру суров. А меж тем нам дано счастье жить в четырех контрастных временах года. Индийцы или африканцы, к примеру, этого лишены. А у нас снежная зима, золотая осень, половодная весна и жаркое лето с грозами стали причиной великой поэзии Пушкина, Тютчева, Бунина, великолепного живописного пейзажа Левитана, Репина, Куинджи, Сурикова, блестящего кинематографа Довженко и Тарковского, зримых образов гениальной музыки Мусоргского, Чайковского, Римского-Корсакова и Рахманинова... Да и жить на два дома - в зимнем и летнем - это тоже наше, русское, веками устоявшееся. Мы сами придумали себе две жизни - зимнюю и летнюю, возможно, продлив срок такой короткой русской жизни.

Коз пасет знакомый пастух, который живет в ста метрах от моего дома. / Юрий Лепский/РГ

В той, зимней, - напряженная работа, простудные хвори, вечеринки и ужины с гостями, переезды из дома - на работу, с работы - домой, немного вечернего телевизора, командировки, елка, Новый год и Рождество...

В той, летней, - земляника, черника и малина в трех метрах от крыльца, костер с друзьями и песней под гитару, страшная гроза с молнией и громом, от которого дребезжат стекла в окнах, потоки ливня, утренний туман, жареные подосиновики с картошкой к ужину, жаркие дрова в печи, старые книги, старые мелодии, старые вещи, старые письма...

Мой дом и по сей день в лесу. Я даже грибы собираю рядом с домом. / Юрий Лепский/РГ

Было время, когда мой дачный домик не был обнесен забором, как и соседские дома. Из открытого окна нашей спальни открывался вид на соседний участок. Вечерняя тишина, чашка крепкого чая на столе. Я беру чашку и с удивлением замечаю, как с полированной поверхности стола медленно исчезает испарина. Безвозвратно улетучивается, как секунды нашей жизни. И домика того уже нет, и чашка разбилась...

Мое любимое место на даче - крыльцо. Иногда я сажусь там в глубокое кресло и в полной тишине слушаю, как медленно течет время: вверху, за листвой берез плывут куда-то облака, мальчишеские голоса слышны с опушки леса, далекая электричка рванулась на Загорянку, дятел стучит клювом в ствол сосны... Я прожил здесь много лет, возможно, больше, чем осталось. Знать, сколько зим, сколько лет - не может никто. Иногда нам позволено слышать, как течет время. Не более того.
 


Подписаться на "Родину" можно в почтовых отделениях связи РФ по каталогам:
"Роспечать" - индекс 73325, "Почта России" - индекс 63436,
"Пресса России" - индекс 40687.