Новости

27.07.2016 12:14
Рубрика: В мире

Китай и Южная Корея поссорились из-за американской ПРО

"Холодная война снова пришла в Восточную Азию", "Сеул не смог убедить Пекин в безопасности американских систем ПРО", "Санкции против КНДР под угрозой: Китай теперь с Северной Кореей", "Общение министров иностранных дел Китая и Южной Кореи обернулось перепалкой" - так характеризуют южнокорейские СМИ некоторые итоги прошедшего в Лаосе саммита АСЕАН, где присутствовали обе Кореи.

Этого форума журналисты ждали с нетерпением, заранее назвав его "полем дипломатической битвы", когда  в должности главы МИД КНДР дебютировал Ли Ён Хо, а ему во  многом противостоял опытный коллега из Республики Корея Юн Бён Се.

Впрочем, дипломаты Юга и Севера предпочли не устраивать "дипломатическо-гладиаторские бои" напрямую. Юн и Ли, встретившись, не стали отворачиваться друг от друга, а наоборот пожали руки, обменявшись парой вежливых фраз, включая "рад вас видеть".

Основное межкорейское противостояние развернулось в "параллельном пространстве" - в ходе общения посланцев Юга и Севера с представителями третьих стран. Особое внимание при этом уделялось встречам с главой Китая Ван И, которого Сеул собирался успокоить и убедить, что размещение систем ПРО США THAAD в Южной Корее не несет угрозы Поднебесной. Южане также надеялись добиться заверений со стороны Китая в поддержке международных санкций против КНДР.

Если смотреть с точки зрения Сеула, то с самого начала пошло все как-то не так. К большому удивлению репортеров выяснилось, что главы МИД КНР и КНДР уже успели пообщаться, так как "по совпадению" прилетели в Лаос в одном и том же самолете. Это уже было само по себе необычно.  Сюрпризы продолжились, когда южнокорейские СМИ выяснили, что китаец и северянин вдобавок еще и остановились в одном и том же отеле. Тогда сразу пошли разговоры о "китайско-северокорейском потеплении".

Последовавшая затем уже официальная встреча и переговоры министров иностранных дел КНДР и КНР на полях саммита АТЭС подтвердила эти предположения. Хотя стороны не стали раскрывать подробного содержания консультаций, но заявили о намерении "активизировать двустороннее сотрудничество", вспомнили про "отношения традиционной дружбы" и необходимости "укрепления мира и безопасности  в регионе".

Если судить по настрою двух министров, то они действительно общались как старые друзья: много улыбались, смеялись, а китаец еще по-дружески похлопал северокорейца по спине. Это сильно контрастировало с ситуацией в 2013 году, когда на аналогичном форуме глава МИД  КНР вообще проигнорировал представителей КНДР и не общался с ними, показав тем самым недовольство Пекина недавними ядерными испытаниями Пхеньяна. На этот раз Поднебесная решила продемонстрировать всем, что намерена дружить с Северной Кореей.

Все это сильно контрастировало с атмосферой официальных консультаций Ван И с главой южнокорейского внешнеполитического ведомства Юн Бен Се. Китаец заявил публично, что Сеул своим решением о размещении ПРО США "подорвал доверие", а теперь Китай собирается посмотреть, что сделает Юг, "чтобы исправить ситуацию".

После таких заявлений стало понятно, что от Пекина Сеулу вряд ли что-то получится добиться в отношении давления на КНДР. Как стало известно по итогам китайско-южнокорейских переговоров, стороны по настоянию Китая активно обсуждали размещение ПРО США в Южной Корее, забыв про КНДР. Юн Бен Се не удалось убедить Ван И в безопасности комплексов ПРО. Насколько можно судить, министры в итоге дошли до весьма жестких высказываний, лишь подтвердив, что совершенно по-разному оценивают ситуацию с ПРО США. На следующий день Юн Бен Се и Ван И на общем заседании даже не поздоровались.

Таким образом, как и опасались многие эксперты, размещение THAAD в Корее превратилось в тот фактор, который стал подрывать все существовавшие до этого южнокорейские "наработки" в отношении Китая. В регион стала возвращаться эпоха Холодной войны, когда друг другу противостоят два альянса: с одной стороны, США, Япония и Южная Корея, а с другой - Китай и Россия, которые "с пониманием" относятся к проблемам Северной Кореи.

Москва и Пекин сейчас подчеркивают, что не позволят Сеулу "замять" свое решение о THAAD, спустить все на тормозах, задобрив разговорами о "стратегическом партнерстве” и прочем. РФ и КНР уже инициировали в рамках СБ ООН попытку осуждения размещения ПРО США. Китай на саммите АСЕАН также стал активно лоббировать включение пассажа о THAAD  в итоговое заявление, что крайне не понравилось США и Южной Корее.

На этом фоне Китай показал, что намерен ответить на THAAD на самом чувствительном для южан направлении. Зарубежные эксперты и официальные лица уже давно жалуются, что в последнее время политика Сеула в отношении третьих стран сводится лишь к попыткам обсуждения того, что "надо усилить давление на КНДР". Саммит АСЕАН показал, что у Пекина теперь иной подход, чему во многом виной решение Сеула о размещении комплексов ПРО США.

Если судить в "сухом остатке", то дипломатическое противостояние Юга и Севера в Лаосе закончилось в пользу северян. По крайней мере КНДР по тем или иным причинам смогла договориться об активизации сотрудничества с Китаем, тогда как у южан все вышло наоборот.

Как опасаются южнокорейские эксперты, теперь можно поставить крест на эффективности международных санкций против КНДР, так как желание Пекина наказать Сеул явно выльется в то, что Поднебесная не станет прессинговать Пхеньян. В Сеуле уже отметили, что войска КНДР в последнее время с удвоенной активностью проводят учения, хотя ожидалось, что из-за санкций у них начнутся проблемы с импортом топлива, в первую очередь для авиации. Но пока все выглядит иначе, а потому на Юге подозревают, что именно КНР не стала ограничивать поставки энергоносителей.

СМИ Южной Кореи на все это отреагировали по-разному. Одни заявили, что Китай на саммите АСЕАН повел себя "высокомерно", другие издания высказались в стиле: "А мы ведь про это предупреждали!", упрекнув свое правительство в чрезмерной поспешности по согласию на ПРО США. Третьи же акцентируются на том, что Сеул не может найти сейчас общий язык с жителями уезда Сончжу, которые выступают категорически против принятия THAAD.

В любом случае общая ситуация на всех направлениях сейчас стала еще более напряженной после заявления о комплексах ПРО США в Корее. Сеул сильно испортил отношения с Пекином и Москвой, Пхеньян пообещал лишь активизировать свою ракетную программу, в самом южнокорейском обществе очевиден раскол.

Южная Корея и США указывают же, что первопричиной всего этого является КНДР, активно развивающая ракетные и ядерные арсеналы. Пхеньян же, похоже, смог опять уйти от наказания, столкнув между собой окружающие страны.

"Вопреки ожиданиям нашего правительства, когда оно надеялось создать единый антисеверокорейский фронт, решение по THAAD все изменило. КНР и РФ явно теперь не хотят помогать Сеулу, а наоборот заинтересованы в поддержке Пхеньяна", - сказал на условиях анонимности сотрудник южнокорейского государственного Института имени короля Сечжона.