01.08.2016 00:55
    Рубрика:

    Не для всех пациентов замена препаратов из списка ЖНЛВП прошла гладко

    На замену препаратов аналогами больные с тяжелыми хроническими заболеваниями реагируют по-разному
    Госпрограмма "Фарма-2020", принятая еще в 2009 году, предусматривает масштабное импортозамещение - до 90 процентов препаратов, входящих в перечень жизненно необходимых и важнейших, к 2020 году должны производиться в России. В принципе, это очень важно, поскольку обеспечивает стабильность системы здравоохранения и безопасность пациентов и оптимизирует затраты бюджета.

    Однако в обществе широко распространено мнение, что отечественные лекарства уступают по многим характеристикам своим зарубежным аналогам. Особенно этот вопрос волнует пациентов с тяжелыми хроническими заболеваниями, которые вынуждены пожизненно принимать лекарства. Государство обеспечивает их препаратами бесплатно, поэтому им не приходится выбирать, какой именно препарат будет закуплен.

    На недавно прошедшей в Москве конференции Московского общества рассеянного склероза (МосОРС) как раз обсуждалась возникшая в последние месяцы ситуация - замена привычного для пациентов импортного препарата российским аналогом. Инъекции больным необходимо делать ежедневно, что позволяет сохранять работоспособность и обычный образ жизни, отодвигает наступление инвалидности. Поэтому наличие и интенсивность нежелательных побочных эффектов для них вопрос первостепенный.

    Сообщение для участников конференции сделала заведующая отделением городского центра рассеянного склероза Санкт-Петербурга кандидат медицинских наук Мария Шумилина, которая принимала участие в сравнительных исследованиях двух препаратов - зарубежного и российского производства.

    - Импортный препарат принимали 50 пациентов, а отечественный аналог - 100, - рассказала она. - В течение всего исследования мы не выявили значимых различий ни в эффективности препаратов, ни в нежелательных побочных явлениях (НПЯ). Оба препарата работают эффективно, обеспечивают устойчивую ремиссию заболевания. Из тех НПЯ, что указаны производителями в инструкциях по применению, примерно с той же частотой отмечались покраснение и болезненность в месте инъекции - у зарубежного препарата и жжение и зуд - у отечественного. А в ряде случаев препарат российского производства даже переносился пациентами лучше.

    Однако мнения пациентов, участвовавших в конференции, разделились.

    Акцент: Возникновение нежелательных побочных эффектов лекарств - для пациентов вопрос первостепенный

    - У меня рассеянный склероз диагностировали полтора года назад, - рассказала "РГ" 30-летняя Светлана. - Лечение назначено несколько месяцев назад. Сначала я получала оригинальный препарат, а около месяца назад его заменили на отечественный. Никаких реакций на него, которые отличались бы от реакций на прежний препарат, у меня не возникло - такое же покраснение и уплотнение в месте инъекции, в первые 30 минут ощущаю боль и жжение. Шишка и покраснение проходят через несколько дней. Я особо об этом не беспокоюсь - в жизни достаточно беспокойства по всяким другим поводам, чтобы беспокоиться еще и об этом. Выбор у нас небольшой - либо получать бесплатно российский препарат, либо покупать импортный за свой счет. Конечно, я показала аллергологу свои шишки, она мне посоветовала традиционные средства для рассасывания уплотнений, которые я и так использую.

    - Меня сообщение о замене препарата огорчило, - поделилась 35-летняя Елена. - Я с 2008 года получаю импортный препарат. Мы все общаемся между собой, многие говорили, что наш препарат хуже, поэтому мне было страшно. После первой инъекции возникло сильное жжение, осталась большая шишка. На оригинальном препарате они тоже были, но рассасывались лучше. Но это единственное, что меня беспокоит. К врачу пока не обращалась, но в следующий раз пойду на прием - обязательно выскажу свое беспокойство.

    - Я начала получать отечественный препарат месяц назад, импортный получала более 3 лет, - говорит 38-летняя Марина. - Прежний шел хорошо, у меня была положительная динамика - уменьшалось количество и размер очагов поражения в головном мозге, не было обострений. Первый укол нового препарата прошел нормально, я не была негативно настроена, понимала, что действующее вещество у них одно и то же. Но второй укол вызвал сильную аритмию, учащение сердцебиения. Возникло жжение в месте инъекции, рука онемела, а во рту появился металлический привкус, который держался долго и очень ощутимо. Тем не менее я сделала еще пять уколов, но нежелательные эффекты нарастали. Обратилась к врачу, описала свои ощущения, она записала их. Но я решила все же терапию продолжать. После первого укола все вроде было ничего.

    - А после второго укола часов через 6-7 я начала задыхаться, был сильный спазм дыхательных путей, - продолжает рассказ Марина. - Это продолжалось с минуту, потом прошло, но я все же решила исключить этот препарат. В течение пяти дней во рту еще держался тот же металлический привкус. Пришлось купить прежний препарат за свой счет. Никаких побочных реакций на него у меня нет. Я еще раз обратилась к врачу, она снова зафиксировала все побочные явления в моей медкарте, затем я поехала в МОРС (межокружное отделение рассеянного склероза. - Ред.). Там тоже все с моих слов записали и внесли меня в список пациентов, которым показана замена. Надеюсь, что такое решение будет принято. Я себя настроила на то, что нужно переждать какой-то момент, а дальше не знаю. Буду обращаться к главному неврологу Москвы по этому вопросу. Боюсь, что от нашего препарата нежелательные эффекты повторятся.

    Рассказывают пациенты о своем заболевании и о том, какие трудности им приходится преодолевать, чтобы бороться с ним, спокойно. Однако за этим спокойствием чувствуется напряжение - чтобы сохранять привычный образ жизни и работоспособность, больному с рассеянным склерозом нередко приходится буквально каждый день отвоевывать у своей болезни. И постоянно с тревогой ждать обострения, когда могут нарушиться движения, отказать речь или зрение. Эта повседневная борьба и без того отнимает много сил, поэтому обидно, если приходится тратить их на дополнительные испытания - лишние хождения по лечебным учреждениям, доказывание своих прав и т.п.

    Конечно, помогает то, что они объединены в сообщество - вместе отстаивать свои интересы легче. Но так получается пока не везде - в некоторых регионах больным с рассеянным склерозом приходится бороться за свое право на адекватное и эффективное лечение в одиночку. Многих заболевание настигает в молодом возрасте, в самом расцвете сил и жизненных планов. И стартует оно, как правило, неожиданно. Стресс от диагноза способно смягчить то, что медицина сегодня располагает целым арсеналом эффективных лекарств от этого заболевания. Важно, чтобы каждый пациент получал именно то из них, которое дает наилучший результат.

    Согласно закону, в случаях индивидуальной непереносимости какого-либо препарата врачебная комиссия лечебного учреждения может принять решение о закупке для этого пациента лекарства по торговому наименованию. На это, правда, уходит не одна неделя - а многие больные ждать так долго не могут, им угрожает обострение, значительное ухудшение состояния.

    - Мне непонятно одно - почему у нас нет выбора? - задается вопросом 44-летний Юрий. У него стаж заболевания - почти 18 лет, и все эти годы он принимал импортный препарат, благодаря которому чувствовал себя нормально, работал, часто ездил в командировки. - Я вот тоже ощущаю, что отечественный препарат отличается от зарубежного. Почему бы не разрешить нам, пациентам, доплачивать разницу между их стоимостью, если кому-то отечественный не подошел? Мне кажется, это было бы несложно сделать и более гуманно по отношению к нам, больным.

    Вопрос о возможности доплачивать разницу в стоимости препаратов, закупаемых за бюджетные средства, и тех, которые сами пациенты предпочитают, ставится не первый год. Пока закон такой возможности не предусматривает, хотя в Стратегии лекарственного обеспечения населения РФ на период до 2025 года подобная перспектива обозначена. Возможно, пациентским организациям необходимо более настойчиво отстаивать этот вариант.