Using all your tricks to keep the picture blurred

В фокусе 01.08.2016, 14:33 | Текст: Дмитрий Сосновский
 Фото: youtube.com/ asss
Фото: youtube.com/ asss

Запущенный Netflix в 2013-м сериал "Карточный домик" почти моментально стал однозначным хитом и заслуженно вошел в золотой фонд сериалов всех времен. И даже заметное снижение адекватности в третьем и (особенно) четвертом сезонах не помешает миллионам зрителей по всему миру ждать выхода пятого, который состоится в следующем году. При этом бешеная популярность американского шоу почти никак не способствовала возвращению внимания к оригинальному произведению BBC, хотя о нем и упоминается в титрах каждой серии. И это очень, очень несправедливо.

История о циничном политикане, созданная сценаристом Эндрю Дэвисом и писателем Майклом Доббсом (оба теперь принимают участие в работе над знаменитым заокеанским ремейком) на основе политических триллеров последнего, в свое время потрясла Великобританию. Виртуозный интриган Фрэнсис Уркхарт (да, они с Андервудом - тезки, и это, конечно, совсем не случайно) с 1990 по 1995 год шокировал зрителей BBC своими хитроумными махинациями, позволившими ему стать премьером Соединенного Королевства, свергнуть с престола самого короля и вообще навести всяческого шороху внутри страны и за ее пределами.

О жизни Уркхарта последовательно рассказывают три мини-сериала по четыре часовых эпизода каждый: собственно "Карточный домик" (The House of Cards, 1990), "Ход королем" (To Play the King, 1993) и "Последняя игра" (The Final Cut, 1995). Первая из них будет особенно интересна поклонникам шоу Netflix - именно ее сюжетным ходам, подвергнутым значительной культурно-временной обработке, следуют (по большей части - как раз в первых двух сезонах) Фрэнк Андервуд и многие из тех, кому не посчастливилось быть рядом с ним.

Разумеется, общего у героев Иэна Ричардсона и Кевина Спейси очень много: оба готовы на всё ради удовлетворения своей патологической жажды власти, оба - изощренные лицемеры, блестящие манипуляторы, отъявленные гедонисты - грешники, словом, и преступники. И американец, и британец - порочны до самых своих оснований (первый, конечно, внешне куда порочнее - специфика места и времени). У каждого - верная до поры до времени союзница-жена (и смиренная тихоня миссис Уркхарт в конце делает такой финт, что все ужимки и извороты коварной бизнес-вумен миссис Андервуд кажутся детской забавой - впрочем, у последней есть еще время отыграться, но это будет весьма непросто).

Один - тори, второй - республиканец, но оба прекрасно понимают, что "демократическое" партийное противостояние - ширма, за которой и нужно заниматься "реальной политикой". То есть - удовлетворять свои амбиции.

Но различия тоже разительные. В то время как энергичный крепыш Андервуд захватывает Белый дом с чисто американской нахрапистостью, вальяжный и манерный аристократ Уркхарт получает премьерское кресло с леденящей кровь вежливой улыбкой. И даже фирменные диалоги Спейси со зрителем, аккуратно позаимствованные у Ричардсона, не сравнятся по воздействию с холодными глазами расчетливой рептилии из Вестминстерского замка.

Став президентом, в третьем сезоне Андервуд погряз в карикатурных проблемах мировой политики, что обеспечило нам несколько ящиков отборной "клюквы" с самых развесистых кустов. Анекдотично нелепые отношения с Россией и ее президентом, нереалистичные саммиты крупных международных организаций - словом, попытка сделать что-то "на злобу дня" и поиграть в комиксовую геополитику - все это придало проекту Netflix оттенок фарса, усугубленный сомнительной драмой четвертого сезона.

Уркхарт же в сериалах-сиквелах занят куда более увлекательной борьбой с призраками прошлого (у Андервуда это обозначено еле-еле), королем-идеалистом и врагами в своем лагере, а внешнюю политику, как и положено главе британского правительства, использует в своих личных интересах, жонглируя участниками кризиса на Кипре.

Впрочем, создатели сериала на BBC тоже были не прочь похулиганить. Однако делали они это с куда большим - типично английским - изяществом. Где, в конце концов, еще можно было увидеть смерть, похороны и чествования Маргарет Тэтчер за несколько лет до ее реальной смерти? Не говоря уже о коронации нового короля с последующим скандальным отречением.

Логотип нового "Карточного домика" - перевернутый звездно-полосатый флаг - иронично иллюстрирует природу политической системы "колыбели современной демократии". "Юнион Джек" же как ни переворачивай - изменений не увидишь. Внешняя стабильность и незыблемость традиций, какими бы оторванными от реальности XX и XXI века они ни были, позволяют англичанам сохранить  достоинство даже тогда, когда они занимаются саморазоблачением. Их суетливой бывшей колонии тут однозначно есть чему поучиться.

Laibach - Anglia

Мы в соцсетях:

Читайте также