Новости

04.08.2016 23:40
Рубрика: Культура

С "Хитом" и без хита

Новые российские фильмы в Выборге на фестивале "Окно в Европу"
Жизнь моя - кинематограф, черно-белое кино…" , - пела когда-то Людмила Гурченко. Эта песня - в исполнении Дмитрия Певцова и группы "Картуш" - была не единственным оммажем несравненной актрисе в вечер открытия фестиваля "Окно в Европу" в Выборге.
"Окно в Европу" откроется фильмом "Жили-были мы", где помимо Алены Бабенко снималось немало кинозвезд. Фото: Предоставлено пресс-службой фестиваля "Окно в Европу" "Окно в Европу" откроется фильмом "Жили-были мы", где помимо Алены Бабенко снималось немало кинозвезд. Фото: Предоставлено пресс-службой фестиваля "Окно в Европу"
"Окно в Европу" откроется фильмом "Жили-были мы", где помимо Алены Бабенко снималось немало кинозвезд. Фото: Предоставлено пресс-службой фестиваля "Окно в Европу"

А парой часов раньше в центральной городской библиотеке Алвара Аалто открылась выставка Музея-мастерской Людмилы Гурченко. Среди платьев и костюмов, привезенных в Выборг (и впервые покинувших музей-мастерскую, как подчеркнула куратор проекта Оксана Донская), были не только наряды от Роберто Кавалли и Валентина Юдашкина, но и старенький, заношенный по дырочек костюмчик, который юная Люся Гурченко сшила сама и в котором приехала поступать во ВГИК.

Немолодые зрительницы, рассматривавшие его с пристрастным, почти нежным вниманием, заметили с сожалением, что манекен толстоват по сравнению с фигуркой Гурченко и пуговички на талии не сошлись. Постер с фотографией Гурченко украшал фасад кинотеатра "Выборг-Палас". И открывая фестиваль, губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко обернулся к постеру, напомнив, как в 2010 Людмила Марковна дебютировала в Выборге как режиссер с картиной "Пестрые сумерки". А нарезка кадров из славных фильмов с ее участием "Карнавальная ночь", "Старые стены", "Двадцать дней без войны", "Любимая женщина механика Гаврилова", "Полеты во сне и наяву", "Любовь и голуби", "Вокзал для двоих" напомнила о лучших временах отечественного кино. После этого напоминания смотреть конкурсный фильм Анны Чернаковой "Жили-были мы", показанный на открытии, оказалось нелегким испытанием. Это все равно, что после фильмов с живой, невероятной Гурченко увидеть манекен в ее наряде - с не сходящимися на талии пуговицами.

Значительная часть зрительного зала этого испытания не выдержала, пойдя по пути наименьшего сопротивления. Терпение тех, кто как ваша покорная слуга, честно досидели до конца, не было вознаграждено яркостью или неожиданностью концовки. Впрочем, дело, конечно, не только в финале, который был предсказуем. Сравнение с чудесным рассказом "Голубая чашка", о котором многие вспомнили только потому, что у Гайдара тоже размолвка между родителями также была увидена глазами ребенка, было явно слишком лестным для этого кино, претендующего на звание детского. В нем нет и в помине той тонкой интонации, прозрачности и сжатости поэтического языка, что отличал рассказ Аркадия Гайдара. Хотя, казалось бы, идея отправиться в путешествие в картину или рисунок, которую так любил Герман Гессе и которую блестяще реализовывает в анимации, например, Андрей Хржановский, вполне поэтического свойства. Вот и в фильме оживают нарисованный ворон, портрет на стене заговорил, не хуже, чем в "Гарри Поттере…". А одна из героинь отважно прыгает в рамку картины (точнее, конечно, в репродукцию брюлловской "Гибели Помпеи"), попадая в домашнюю постановку "живой картины" в позапрошлом веке.

Вероятно, создатели фильма пытались сымитировать наивность детского взгляда, отсылая к условности детского рисунка и домашнего театра. Но вместо теплоты "детского мира" мы попадаем в дурную бесконечность натужного утренника, который к середине фильма начинает отдавать пародией. И тут режиссера не спасают ни талант Дмитрия Певцова и других знаменитостей, ни сценография Александра Адабашьяна, ни обаяние шестилетней актрисы Сони Галишниковой. А если добавить, что хрупкую конструкцию условного мира грузят еще познавательным путешествием в прошлое к "теням забытых предков", то не удивительно, что она разваливается прямо на глазах изумленной публики. Тут и "Гибели Помпеи" не надо…

К счастью, фильмы, представленные на второй день фестиваля в конкурсе "Осенние премьеры", были много интереснее. В дебютных фильмах Ольги Веремеевой и документалиста Елены Демидовой "Прикосновение ветра" и Маргариты Михайловой "Хит" можно, конечно, искать особенности "женского кино". Но почему, интересно, никто не ищет признаки "мужского" кино в блистательных "Стране ОЗ" или в "Волчке" Василия Сигарева? Я это к тому, что фильмы "Прикосновение ветра" и "Хит" любопытны не только тем, что их сняли молодые красивые девушки. И даже не только тем, что в обеих картинах сыграла прекрасная Юлия Ауг. Скорее уж их сближает другое - вкус к визуальному эксперименту и попытка найти точное "слово" для реальности, в которой все (ну, или почти все) оказывается не тем, чем кажется.

Но этим, пожалуй, сходство и исчерпывается. Если Ольга Веремеева и Елена Демидова в "Прикосновении ветра" размывают грань между документальным и игровым кино, снятым в 8000 км от Москвы - на Байкале и в Иволгинском дацане в Бурятии, то  Маргарита Михайлова создает утонченный визуальный палимпсест столичной жизни. В "Хите" топография реального города отмечается "иконами" ipad’а и значками карты в поисковике google. Урбанистическая картинка накладывается на образы видеоисталляции группы AES+F и музея "Огни Москвы"… Ночной проход по дощатому настилу мимо строительных вагончиков соседствует со сценой в люксовом отеле, где две подруги встречаются с потенциальным женихом одной из них, прибывшим откуда-то с арабского востока… Не менее сложносочиненным оказывается музыкальный ряд фильма, в котором вокал Алены Тоймицевой, одной из участниц шоу "Голос", соединяется с музыкой молодого композитора Олега Белова, а также Сони Озерой…

Соня сыграла роль колючей студентки, мечтающей о карьере архитектора и ведущейся на банальную разводку старого ловеласа. При всей изобретательности и продуманной отточенности визуального языка, сюжетная история вполне узнаваема. Она стара, как романы Бальзака и Теккерея. Просто мы почему-то считаем, что Растиньяк и Бетти Шарп - герои ушедших эпох. С чего бы это? Только потому, что у них были в ходу были другие аксессуары, нежели планшет и мобильник?

Культура Кино и ТВ Наше кино Кинофестиваль "Окно в Европу" в Выборге Гид-парк