Новости

09.08.2016 23:30
Рубрика: Общество

Давайте сфоткаемся!

Вот какое замечательное обращение, написанное печатными буквами от руки, я, как и все посетители маленькой кондитерской неподалеку от болгарского города Бургаса на Солнечном Берегу, прочитал в начале августа: "Если Вам нравимся мы и наши сладости, не стесняйтесь, мы готовы сфоткаться с Вами за два лева на фоне наших изделий!" Уверен, что такие слова радуют глаз и сейчас, когда вы держите в руках этот номер "РГ".
Михаил Швыдкой. Фото: Колыбалов Аркадий / РГ Михаил Швыдкой. Фото: Колыбалов Аркадий / РГ
Михаил Швыдкой. Фото: Колыбалов Аркадий / РГ

Замечу, что ничего подобного в этом заведении не было ни на английском, ни на немецком, ни на китайском, - словом, ни одном другом, кроме русского, языке мира. Оглядевшись, обнаружил десятка два совершенно уникальных тортов, бесчисленное количество вкуснейших на вид пирожных и единственную красивую болгарку, которой, скажем так, было несколько больше, чем 25 лет. В ответ на мое болгарское приветствие, она, без труда угадав во мне россиянина, ответила на русском, который был много лучше моего болгарского. Наверняка, как и многие жители этой замечательной славянской страны, ходившие в школу с 1946 по 1989 год, она изучала русский язык с третьего по восьмой класс, а потом могла совершенствовать его еще два года перед получением аттестата зрелости. Понятно, что строгим пуристам-филологам не понравится слово "сфоткаться", но его появление свидетельствует о том, что наши мастерицы сладостей не довольствуются тем, чему их выучили в болгарской школе времен народной демократии имени Тодора Живкова, но не чужды влиянию молодежного сленга, которым пользуются юные создания из России и других постсоветских государств. Впрочем, не только юные. А это значит, что живое общение не менее важно, чем академическая ученость.

Принято считать, что интерес к русскому языку в Болгарии был неизменно высок, но это не совсем так. В 90-х годах прошлого века от его изучения отказывались демонстративно, он занимал 14-е место по спросу среди учащихся, уступая не только европейским, но и восточным языкам. Ситуация изменялась медленно - возвращение русского языка в болгарских школы и вузы определялось разными факторами. Но помимо субъективных и в высшей степени искренних усилий русофильских организаций, поддерживаемых, в частности, правительством Москвы, важнейшую роль сыграли объективные экономические обстоятельства. В начале ХХI века в Болгарию потянулись не только российские туристы, но и российские инвестиции. Причем не только от крупных российских компаний, таких, к примеру, как ЛУКОЙЛ, но и от частных граждан. Более трехсот пятидесяти тысяч собственников жилья из нашей страны повлияли на развитие местной инфраструктуры и предопределили необходимость во множестве специалистов со знанием русского языка - от нотариусов и врачей до продавцов и официантов. Именно поэтому сегодня русский язык, который четверть века назад потерял в Болгарии привилегированный статус обязательного, сохраняет устойчивые позиции второго иностранного после английского, опережая немецкий и французский.

В 2015 году, как свидетельствуют данные Министерства образования Болгарии, 10 тысяч детей дошкольного возраста и 127 330 школьников учили русский язык. Для страны с населением семь с половиной миллионов человек эти цифры не могут не впечатлять. Если добавить к нынешним юным учащимся их родителей вместе с дедушками и бабушками, для которых русский язык был обязательным для изучения в школе, то своим словарным запасом "великого и могучего" сможет похвастаться как минимум треть сегодняшнего населения Болгарии.

Притом что интерес к русскому языку за минувшие десять лет вырос повсеместно, не стоит находиться в плену лукавых цифр. В венгерских гимназиях, например, его учит лишь 3,5 тысячи учащихся 9-11-х классов. Когда вполне справедливо говорят о том, что в Польше русский язык занимает третье место среди иностранных, все-таки стоит посмотреть, какое же реальное количество поляков выбрало нашу родную речь. И мы убедимся, что в 2010-11 гг. доля школьников, выбравших русский, составляла 3,6% от общего числа учащихся, тогда как английским занимались 66,6%, а немецким - 26,7%. В результате более 75% польских абитуриентов, желающих заниматься русистикой, не знают русского языка. За последние пять лет интерес к русскому языку увеличился в воеводствах, граничащих с Российской Федерацией, - но нынешняя политическая ситуация, замороженное приграничное сотрудничество не позволит качественно переломить общие негативные тенденции. И это при том, что даже сегодня около трети поляков не скрывают, что знают русский лучше других иностранных языков.

Это вполне естественно, если вспомнить, что еще в 1990-91 гг. 3 миллиона 648,4 тысячи польских школьников учили русский язык как обязательный. Впрочем, важно не забывать, что и западные, южные и восточные славяне легче воспринимают языки друг друга, нежели западноевропейскую речь. И когда, к примеру, в 2017 году будут отмечать 500-летие "Псалтыря" Франциска Скорины, первой белорусской печатной книги на кириллице, то это событие станет общим праздником - для белорусов, русских, украинцев, чехов и словаков. И тем не менее сколько раз во время заседаний правления Форума славянских культур мне приходилось просить моих коллег переходить с английского на их родные языки - при желании мы всегда можем понять друг друга. Но даже в Болгарии можно разглядеть тревожные симптомы. В 2015 году русскую филологию в высших учебных заведениях страны изучали лишь 400 человек. И только 2000 студентов других специализаций выбрали русский в качестве одного из иностранных. Совершенно очевидно, что уже вскоре может возникнуть дефицит педагогов - и в вузах, и в средних школах. И задуматься об этом нужно уже сегодня. Хочется, чтобы мои правнуки могли сфоткаться с правнуками той красивой болгарской дамы, что напоила меня утренним кофе в кондитерской неподалеку от Бургаса.

Общество Образование Колонка Михаила Швыдкого