Новости

17.08.2016 21:36
Рубрика: Культура

Семь цитат актера Николая Губенко, которому исполнилось 75 лет

Народному артисту Николаю Губенко исполнилось 75. Про него говорят: последний министр культуры СССР. Руководитель "Содружества актеров Таганки". Многие годы был депутатом Госдумы. И сейчас - вице-спикер Московской городской думы. Вспоминают и перечисляют его фильмы, спектакли, роли. Не забывая: главное в нем все-таки - он человек бескомпромиссный. Со взглядами, которые готов отстаивать всегда и всюду. По случаю юбилея актера "РГ" подобрала несколько цитат из интервью, выступлений и книг Николая Губенко...
 Фото: Екатерина Чеснокова/ РИА Новости  Фото: Екатерина Чеснокова/ РИА Новости
Фото: Екатерина Чеснокова/ РИА Новости

1. О ЛЮБВИ К КИНО. "Кино люблю больше театра. Поскольку в некотором роде я - тугодум, то относительно долго размышляю над поиском и замыслом фильма. Его надо взрастить, насытить содержанием. Для этого я много ездил по стране, записывал километры диалогов, в результате чего рождалась тема. Далее писался сценарий. Четыре года размышлений и поисков, полного одиночества, а потом на восемь или девять месяцев производства - временная семья. Мы реализовывали замысел - и семья распадалась".

2. О ЛЮБВИ К ТЕАТРУ. "Театр - пожизненная галера. Ни днем, ни ночью не перестаешь думать о театре. Ночью снятся сны о нем, утром сталкиваешься с реальностью, и каждый раз это проблемы не только творческого порядка, а еще быт, зарплаты, жилье, болезни, похороны, огромный комплекс проблем табора, который собрался неизвестно насколько".

3. О БЛАГОДАРНОСТИ К СТРАНЕ. "Я - не историк, не философ, а человек, рожденный в 1941 году, в катакомбах Одессы. Война лишила меня родителей и государство под названием СССР взяло на себя обязательства по отношению к 19 миллионам осиротевших детей, включая меня. Ничего иного, кроме благодарности стране, разумеется, с осознанием ошибок, которые неизбежны для каждого строя, я не испытываю. Я - не оголтелый поклонник идеологии коммунизма, как думают некоторые мои коллеги, но оголтелый поклонник справедливости".

4. О ЗЛЕ И АГРЕССИИ В ЛЮДЯХ. "Как могут себя чувствовать люди, которых обворовали? В основе зла и агрессии общества, на мой взгляд, лежат обида и чувство несправедливости. Человек рассуждает: почему я, который 20 лет назад был практически равен со всеми и жил в удовлетворительном достатке, сейчас пал на дно? А те, кто наверху, благодаря своим экономическим махинациям, реформам, ваучерам и пр. стали богатыми?

5. О ЕГЭ И НОВОМ ОБРАЗОВНИИ. "Почему они посылают своих детей учиться в Лондон, после которого им открыты все дороги, а наши дети вынуждены прозябать на ЕГЭ и получать образование, уровень которого не отвечает современным мировым требованиям?"

6. О НЕНОРМАТИВНОЙ ЛЕКСИКЕ. "Что касается ненормативных позволений,.. напомню вам главу в "Войне и мире" Толстого, где егерь говорит барину: "Просрали волка, барин". Речь идет о таких ненормативных авторах, как Лев Николаевич Толстой, а не о тех, которые сейчас у нас с экранов телевидения насыщают литературу нашу и жизнь насилием, жестокостью, порнографией и так далее".

7. О СИМПАТИЯХ И РАЗНОГЛАСИЯХ. "Однажды на совещании по поводу скандальной ситуации в Союзе кинематографистов, которое собрал Никита Михалков на "Мосфильме”, я прямо сказал Никите Сергеевичу: "Если бы сейчас началась гражданская война, я был бы - в одном окопе, а вы (хотя мы друг с другом на "ты")- в другом". Есть нечто принципиальное, что разделяет нас. Я глубоко уважаю людей, которые стоят на стороне позиции Никиты Сергеевича, но еще больше уважаю людей, которые стоят на стороне социальной справедливости. Не справедливости по сословному признаку, а справедливости по Богу. Это при том, что я - атеист, а Никита Сергеевич, как мы знаем, человек глубоко верующий. Замечу, что с Никитой Сергеевичем относимся друг к другу с симпатией, но разногласия в наших взглядах существенные".

Николаю Губенко - 75!

Уже во время учебы во ВГИКе Губенко заметили такие режиссеры как Юрий Любимов и Марлен Хуциев. Это обернулось тем, что вкус актерского триумфа и всесоюзной славы молодой артист почувствовал, едва получив диплом. В 1964-м практически одновременно происходят два важных события в биографии Губенко: Любимов в только что перепридуманном им Театре на Таганке ставит легендарный спектакль "Добрый человек из Сезуана" с Губенко в роли летчика Янг Суна, а Марлену Хуциеву наконец-то разрешили выпустить (пока в порезанном виде) фильм "Мне 20 лет" где Губенко сыграл одну из главных ролей.

Дальше были и удачные режиссерские опыты ("Пришел солдат с фронта" по сценарию Василию Шукшина, "Из жизни отдыхающих"), и не менее громкие актерские работы (Ситников в "Дворянском гнезде" Андрея Кончаловского, лейтенант Голощеков в "Они сражались за Родину" Сергея Бондарчука). Во время перестройки Губенко внезапно для многих становится министром культуры СССР - и становится последним человеком,  занявшим эту должность. Он способствуют возвращению в Россию Юрия Любимова, благодаря которому становится возможным и возвращения мастера в Театр на Таганке. Это, в свою очередь, знаменует начало нового драматического поворота в судьбе Губенко - часть труппы в начале 90-х уйдет от Любимова к Губенко, в созданный им по-соседству с детищем Любимова театр "Содружество актеров Таганки".

Театром Николай Губенко руководит до сих пор, также он продолжает активную политическую деятельность. А вот от ролей в кино и на телевидении отказывается уже почти 30 лет - что, впрочем, никак не мешает ему оставаться одним из самых любимых публикой артистов своего поколения.

"Российская газета" присоединяется к многочисленным поздравлениям и желает Николаю Губенко здоровья и творческого долголетия.