Новости

31.08.2016 21:12
Рубрика: Общество
Проект: В регионах

Столица учится

Сергей Собянин: Как московским школам удалось попасть в число лучших мира
Первое сентября - праздник не только для тех, кто пришел сегодня на занятия в школу или студенческие аудитории, но и их родителей, бабушек и дедушек, друзей и преподавателей. Словом, если учесть, что в Москве только учащихся 1,3 миллиона человек, да еще 800 тысяч студентов, то смело можно сказать, что День знаний касается практически каждого москвича. Об этом напомнил на "Деловом завтраке" в "Российской газете" мэр Москвы Сергей Собянин.
Первый раз в первый класс

Сергей Семенович, 100 тысяч первоклассников сегодня пришли на свой первый в жизни школьный звонок. Еще в 2012-м году их было 86 тысяч. Смогли ли московские школы принять всех ребят? Были ли у их родителей трудности с записью в первый класс?

Сергей Собянин: Трудностей никаких не было, так как не только все школьники столицы обеспечены местами в классах, но и дошколята - детсадами, хотя число малышей тоже выросло за последние годы с 280 тысяч до 400 тысяч. Это самый большой рост за всю новейшую историю Москвы. Выдержать такой наплыв детишек, сохранить доступность учебных учреждений для всех задача была непростая, но Москва с ней справилась. 80% детей пошли в школу по месту жительства, куда их родители и подали заявку. Пожелания тех, кто выбрал другую школу, тоже в основном удовлетворены. Мы за последние годы построили 250 школ и детских дошкольных учреждений, огромное количество учебных зданий капитально ремонтируем и реконструируем. Поэтому острой проблемы нет. Как нет и былого искусственного дефицита, который нередко возникал из-за того, что люди просто не знали, есть места в той или иной школе или нет. А сейчас процедура записи в школу и детсад с помощью электронной очереди абсолютно прозрачна. Даже ходить никуда не надо - садись к компьютеру и выбирай, где твоему ребенку учиться.

Столичные школы, детские сады и колледжи за последние несколько лет пережили большие перемены. Как изменилась их работа после слияния в крупные комплексы? Что это дало участникам образовательного процесса - учебным заведениям и самим школьникам?

Сергей Собянин: Во время проведения реорганизации школьной и дошкольной сети, когда на базе четырех тысяч учреждений создавались 630 нынешних крупных образовательных комплексов, мы выслушали немало критики. Вызвана она была, главным образом, неудобствами, с которыми на первых порах столкнулись ученики и их родители, так как старшеклассники переходили в одно здание, а младшие классы - в другое. Объясню, для чего мы все это сделали. Во-первых, для того, чтобы уменьшить численность административного персонала. Теперь городу директоров нужно в 10 раз меньше, чем прежде. Как, впрочем, и завучей, бухгалтеров, кассиров и прочих работников. 64% зарплаты в каждой школе приходилось именно на них, а сейчас - более 60% денег приходится на педагогов, у которых сразу выросла зарплата.

И сколько же получают сейчас московские учителя?

Сергей Собянин: Практически вдвое больше. Средняя зарплата учителя в столице - около 70 тыс. руб. Но и это еще не все. Вторая очень важная проблема, которая была решена в ходе реформы - перераспределение потоков. Первоклассники не должны смешиваться со старшеклассниками, это уже другой контингент. Так делается во всем мире, где традиционно разделяют начальную и среднюю школу. И третья проблема, которую мы решили: возможность иметь в параллели по несколько классов. А значит, и полностью загрузить учителей, которые имели, к примеру, то один, а то и полпервого или половину десятого класса и, соответственно, получали за это половину ставки. Принципиально изменилось и финансирование школы в целом - оно в Москве уже не идет по смете, ради администрации и удовлетворения ее запросов. Деньги в школу приходят за учеником: есть ученики, которые хотят учиться именно в этой школе, есть деньги, нет желающих получать образование здесь - нет денег. Вот вам и мотивация для качественной работы! Что от этого выиграли дети? Уровень знаний! Посмотрите на результаты ЕГЭ. Отличников, которые сдают единые экзамены на 220 баллов и выше, стало в столице вдвое больше. Из 16 золотых медалей, завоеванных российскими школьниками в 2016-м году на международных олимпиадах, 9 получили москвичи. По сравнению с другими европейскими странами это самый высокий результат. И главное, мы все время динамично движемся вперед: если в 2014-м году наши ребята имели там 5 медалей, то в 2015-м - уже 7, и вот теперь - 9! Ну и в самые престижные вузы на престижные бюджетные места поступает все больше московских школьников. То есть уже можно сделать вывод. Очень сложные, болезненные структурные преобразования в школе дали понятный позитивный результат.

Зачем мучаем ребенка?

По версии престижного международного рейтинга PISA московские школы даже попали в десятку лучших в мире. Это так?

Сергей Собянин: Да. Но я поясню, что это за рейтинг. Его составляют в рамках ОЭСР, объединяющей, как известно, наиболее сильные ведущие страны мира. Вот организаторов этого рейтинга мы и попросили провести в Москве полномасштабное исследование с целью сравнить качество нашего образования с его качеством в других странах. Причем, не выборочно, а во всех школах города. В принципе обычно они делают это на уровне стран, но в порядке исключения отслеживают ситуацию в Шанхае, Гонконге и ряде других городов. В итоге Москва попала в десятку лучших в мире, что подтверждено всеми высококвалифицированными экспертами. Впереди нас оказалось лишь одно европейское государство - Финляндия, одно североамериканское - Канада, а все остальные из Юго-Восточной Азии - Сингапур, Гонконг, Шанхай, Япония и Южная Корея со своей спецификой образования. Подавляющее большинство стран Европы - такие как Франция, Швейцария, Германия, Австрия, Италия, Великобритания имеют показатели существенно ниже, как и США. Вы спросите меня, а зачем нам это, собственно, нужно, ради чего мы мучаем детей? И я отвечу: это нужно уж точно не мне и не правительству города, а прежде всего самим детям, их семьям для будущего ребят. Ведь от того, какое они получат базовое образование, зависит вся их дальнейшая жизнь, профессия. Следовательно, все преобразования мы проводили в полном соответствии с интересами москвичей.

В рейтинге PISA после Москвы - Швейцария, Германия, Австрия,

В последние годы в Москве появилось еще одно новшество - медицинские и инженерные классы. Что это такое? Понятно же, что школьник не получит ни диплома врача, ни диплома инженера. Что же он получает, занимаясь в таком классе?

Сергей Собянин: Объясню. Все образование в России разбито на несколько частей: дошкольное, школьное, дополнительное образование, среднетехническое и высшее образование. Если они никак не связаны между собой, хорошего результата ожидать трудно. Но мы же хотим не просто научить писать и читать молодого человека, а чтобы он получил первоклассную специальность, стал конкурентоспособен на рынке труда. Значит, нужно, чтобы все этапы его образования были нацелены на этот результат. Дошкольное, школьное и дополнительное образование мы уже объединили в рамках учебного комплекса.

Многие дошколята теперь автоматически переходят в школу, в которой их детсад был составной частью. А вот федеральные и частные вузы продолжали оставаться для многих выпускников вообще словно другой планетой. Чтобы сблизить их и максимально синхронизировать два уровня образования, мы решили прежде всего наладить постоянное взаимодействие между школами и вузами. Добиться этого и помогает создание тех самых инженерных и медицинских классов. Институтские преподаватели приходят в школу, рассказывают старшеклассникам о профессии. Ребята, в свою очередь, не чувствуют себя гостями в университетах, с которыми у школы налажено взаимодействие. Они занимаются в их лабораториях, пользуются студенческими учебными пособиями. Плюс инженерные классы, к примеру, сотрудничают со 100 лучшими предприятиями Ростеха, Росатома и другими из числа самых продвинутых, а медицинские - с лучшими городскими больницами. Таким образом, к 10-му, 11-му классам молодые люди начинают понимать, какая им профессия нужна, подходят ли они сами для нее. И тогда начинают углубленно заниматься математикой, физикой, химией, биологией. Словом, теми предметами, которые им пригодятся уже не просто для поступления в вуз, но и в реальной жизни.

Есть у нас и еще один вариант связки школы с вузом - так называемые предуниверсарии непосредственно в вузах. Их преподаватели сами выбирают будущих студентов и начинают их готовить с 9-10 класса в школах при университетах. Такими предуниверсариями в столице обзавелись уже 9 университетов: Плехановка, МГУ и другие. Эти ребята еще более углублённо изучают нужные для будущей профессии предметы, имеют возможность ближе познакомиться с ее спецификой, им интереснее готовиться к экзаменам. Всего профподготовкой в настоящее время в Москве охвачены 15-20% школьников. Наша задача - распространить ее на все 100% учащихся, чтобы у каждого ребенка была возможность правильно оценить, чем ему стоит в жизни заняться, лучше подготовиться к поступлению в вуз или техникум, чтобы получить затем соответствующий диплом.

Когда, по-вашему, это может случиться?

Сергей Собянин: Это длительный процесс, и он потребует не одного года. Не хочу загадывать, но в любом случае двигаться в этом направлении мы постараемся максимально быстро и эффективно с учетом мнения москвичей.

Еще одна свежая новость: с десяток столичных школ обзавелись грядками и теплицами. Это что, возвращение уроков труда из советских времен?

Сергей Собянин: Честно скажу: невозможно уследить за новостями в каждой московской школе. Тем не менее, в том, что если дети научатся узнавать растения и ухаживать за ними, лично я ничего плохого не вижу.

Катайся бесплатно хоть целый день!

Сергей Семенович! Метрополитеновцы недавно объявили, что пуск Малого кольца Московской железной дороги, получившего название Московского центрального кольца, назначен на 10 сентября. Это дата официально утверждена? Как удалось всего за два года реализовать такой сложный проект и приспособить грузовую железную дорогу к пассажирским перевозкам? Ведь разговор об этом шел с 2004 года и все время находились причины откладывать переоборудование вновь и вновь. То дорога не электрифицирована, то слишком много ведомств задействовано, которым трудно договориться между собой, и так далее.

Сергей Собянин: Работу пришлось провести действительно сложнейшую, так как магистраль длиной 54 км и с 31 станцией пересекает множество столичных улиц и радиальных направления железной дороги. Потребовалась перекладка сотен километров железнодорожных путей и коммуникаций. Таких инфраструктурных объектов в крупных мегаполисах во всем мире единицы. Европа, например, за последние годы ничего подобного не реализовала. Мы предполагали, что сумеем запустить кольцо в конце 2016-го или начале 2017-го года, о чем неоднократно и говорили. Основные работы легли на плечи Российских железных дорог, но подключился и московский стройкомплекс, все ключевые департаменты города. Все это время нам активно помогает правительство Российской Федерации, Минтранс, и что немаловажно, вопрос находится на контроле у Президента РФ. Поэтому сроки ввода в эксплуатацию МЦК удалось ускорить. Даже сложности с финансированием, понятные в пору кризиса, не помешали.

Запуск МЦК будет происходить в несколько этапов. На первом пассажирское движение начнется по всему кольцу как минимум с 24 станций. Это предположительно и произойдет 10 сентября, если все оставшиеся работы будут выполнены строго в соответствии с требованиями. На втором этапе до конца года будут запущены остальные 7 станций. На третьем этапе - до 2018 года, будет постепенно улучшаться связь станций МЦК со станциями метрополитена, радиальными линиями железной дороги и наземным городским транспортом. Одновременно вокруг МЦК начнут строиться крупные транспортно-пересадочные узлы, торговые центры, гостиницы и другая коммерческая недвижимость общей площадью несколько миллионов квадратных метров. В конечном счете это даст толчок развитию всей ныне депрессивной территории, по которой проходит новая магистраль. Здесь, в срединной зоне столицы, сейчас расположены в основном брошенные промышленные и коммунальные зоны.

Что еще важно? Мы пустим по МЦК самый лучший железнодорожный транспорт, какой сегодня есть в России - поезда "Ласточки", сделанные на базе технологий компании "Сименс". Самые современные и комфортабельные.

Москвичи и гости столицы смогут убедиться в этом уже 10 сентября?

Сергей Собянин: Да. Причем ездить пассажиры в течение первого месяца по МЦК будут совершенно бесплатно. Хоть целыми днями! Кататься, смотреть, что нравится, не нравится…Все замечания и предложения граждан будем это время принимать и максимально быстро исправлять недостатки. Такое решение мы приняли сегодня на заседании правительства Москвы.

А что произойдет через месяц? Транспортные льготы у москвичей сохранятся?

Сергей Собянин: Все льготы, которые есть на общественном городском транспорте в Москве, будут распространены и на МЦК. Сейчас мы обсуждаем вопрос и с Московской областью как сделать, чтобы жители Подмосковья пользовались на МЦК теми же льготами, которыми они пользуются у себя в регионе.

Для всех без исключения купивших билет на метро, в течение 90 минут можно будет бесплатно пересесть на МЦК.

Новое железнодорожное кольцо для москвичей - дело еще будущего, хотя и близкого. А вот подземкой мы пользуемся каждый день. Шесть лет назад Москва приступила масштабной программе развития столичного метрополитена. Как вы оцениваете ход ее реализации?

Сергей Собянин: Признаюсь, ожидал, что она пойдет хуже. Дело в том, что в момент старта у нас не было ни проектов, ни землеотводов для строительства. К тому же многие площадки, которые можно было бы использовать для прокладки новых линий и сооружения станций, были заняты коммерческими объектами. А метростроения, которое было способно осваивать такие объемы, как мы наметили, не было ни в Москве, ни во всей стране. По сути пришлось заново создавать в городе огромный комплекс, включая проектирование, строительство, ввод в эксплуатацию и саму эксплуатация многочисленных сооружений подземки. Тем не менее, с 2011 года мы уже ввели 18 станций и 34 км новых линий метро и еще порядка 30 станций планируем ввести в ближайшие три года. В частности, на стадии пуска фактически уже находится часть Люблинско-Дмитровской линии с тремя станциями: Бутырской, Фонвизинской и Петровско-Разумовской. В будущем году эта линия дойдет до станции Селигерской - ее давно ждут жители севера столицы. Скоро дойдет линия от Московского Международного делового центра "Москва-Сити" до Рассказовки. Сокольническая линия уже частично пришла в Новую Москву и будет продолжена до Коммунарки. К 2018 году планируется довести радиальную Кожуховскую линию до Некрасовки. Это разгрузит перегружённый сейчас транспортно-пересадочный узел Выхино и захватит еще пассажиров, для которых подземка сейчас недоступна.

Строится и еще одно большое кольцо - подземное, длиной около 60 км. Еще более сложное и с очень сложной инфраструктурой. Его первую часть - от "Делового центра" до "Петровского парка", мы пустим в этом году. Дальнейшее сооружение этого так называемого Третьего пересадочного контура останется для Москвы приоритетным до 2020 года. Дело в том, что его создание вместе с Московским центральным кольцом и прокладкой ряда радиальных линий создаст транспортную инфраструктуру для развития Москвы может быть, даже не на десятилетия, а лет на 100. Сегодня продлить радиальные направления существующих линий практически невозможно, так как чем ближе к центру, тем сложнее пассажирам становится садиться на них. Два же кольца позволят пересаживаться на другие ветки гораздо раньше, ехать до центра города многим горожанам будет просто незачем.

А в Подмосковье метро дальше пойдет? Судя по письмам читателей, это волнует очень многих жителей Московской области. Об этом пишут из Балашихи, города Железнодорожного и других.

Сергей Собянин: Москва - большая агломерация и безусловно, мы заинтересованы в хорошей транспортной связи между столицей и городами Подмосковья. Каждый день миллионы людей едут на работу, на дачу или в аэропорты. Но улучшать эту связь нужно не только за счет метро, но и с помощью развития пригородных электричек. Они будто самим богом созданы для того, чтобы превратить их по сути в наземное метро. И потому так важно продолжать реконструировать и строить дополнительные пути. Улучшать подвижной состав, чтобы он ходил в тактовом режиме, как метро по радиальным направлениям.

Но электрички в наши дни не очень выгодны. В ряде городов, например, Вологде, от них вообще сейчас отказываются.

Сергей Собянин: В столице РЖД не отказывается. Московский транспортный узел перевозит каждый день около 2 миллионов человек или почти половину пассажиров всех пригородных дорог России. Поэтому от развития железнодорожных путей в городе никто отступать не намерен. Мы последовательно общими усилиями его реализуем. Первый проект - прокладка путей до Зеленограда, через Химки и пуск туда скоростного поезда, уже реализован. Следующий проект - на Киевском направлении. Там мы смогли увеличить количество электричек, не меняя инфраструктуры за счет автоматизации процессов, улучшения логистики и так далее. И так путем строительства и за счет улучшения организации перевозок будем наращивать количество поездов по всем направлениям, где в этом есть необходимость.

Самострой уходит

Сергей Семенович, на этой неделе в городе прошла вторая волна сноса самостроя. 107 объектов снесены буквально за два дня, а сегодня власти обещают уже закончить и вывоз строительного мусора, оставшегося от них. Что интересно? В отличие от первой волны, прошедшей в феврале, в городе изменился информационный фон вокруг этого события. Например, в нашей почти в одном письме говорится: "Спасибо, что снесли этот гадюшник", а в другом звучит вопрос: "И когда же этот гадюшник будет снесен возле нашей станции метро?" Но есть и другие письма. Их авторы спрашивают: как же так случилось, что интересы бизнеса в Москве вошли в противоречие с собственностью города на землю? Власти говорят владельцам: можете забрать свои ларьки, только освободите нашу землю…

Сергей Собянин: Никаких противоречий у бизнеса с правительством Москвы не существует. За эти годы мы построили миллионы квадратных метров недвижимости. Создали сотни тысяч новых рабочих мест. И собственники из снесенных незаконных построек уже нашли или подбирают себе новые помещения - проблем у них с этим нет. Что же касается самостроя, город боролся и будет бороться с ним. Самострой - это не бизнес, это нарушение закона. С постройками, которые нигде не зарегистрированы, а значит, не являются ничьей собственностью, проблем у нас вообще нет, мы их убираем сразу. Сложнее было с объектами, зарегистрированными в реестре недвижимости. Но с начала этого года вступили в действие поправки в Гражданский кодекс, которые позволяют сносить любые самовольные постройки, если они опасны для города. То есть занимают улично-дорожную сеть, или стоят возле метрополитена, на инженерных коммуникациях. Теперь можно сносить и их, что мы делаем.

Москвичка Кабалия Бесик все-таки спрашивает: а может быть, будет какая-нибудь амнистия и каким -то постройкам город в итоге позволит остаться?

Сергей Собянин: Как можно дать амнистию зданию, которое находится в технологической зоне метрополитена? А если завтра обрушится пешеходный переход, как уже случалось? Или прорвет газопровод, хлынет горячая вода под высоким давлением? Еще раз повторяю: мы не будем ждать, когда это случится.

Когда снос только начинался, многие объясняли это просто: сносят одни ларьки чтобы освободить место под другие, которые будут принадлежать другим людям. Но вот очистили территорию возле станции метро "Чистые пруды", реконструировали и благоустроили Арбатскую площадь. Такой же принцип - использование территории в целях благоустройства и создания комфортной среды для москвичей сохранится и в дальнейшем?

Сергей Собянин: Мы сносим объекты самостроя в первую очередь для того, чтобы обезопасить москвичей. И конечно же, хотим, чтобы освободившиеся в городе места выглядели достойно, в соответствии с окружающей исторической застройкой. Никакого нового строительства там не будет. Ну разве что расположится киоск печати или мороженного. Так, как это было всегда.

Моя улица

Более чем на 20 улицах из 59, на которых в Москве сейчас ведется благоустройство по программе "Моя улица", работы уже закончены. А когда они завершатся на остальных? Не уйдут на следующий год?

Сергей Собянин: В основном до 1 сентября мы уйдем с дорог, чтобы ни чего не мешало движению машин. Останутся небольшие локальные участки, которые закончим в течение нескольких недель.

Тем не менее, в процессе работ всегда звучит много нареканий и от водителей, и от пешеходов: вот перекопали все, не пройти, не проехать. К будущему сезону не появится каких-либо новшеств, чтобы как-то ускорить этот процесс?

Сергей Собянин: Мы стараемся делать все максимально в короткие сроки. И работы, которые по хорошему должны занимать год, выполняем за два-три месяца, концентрируя все ресурсы. Но увы, мы не волшебники и по щучьему велению ничего не делается. Это огромная кропотливая работа. Тем не менее, будем стараться делать все как можно быстрее, но не в ущерб качеству.

Уверяю вас: пройдет время, и все забудут про неудобства, а красота и комфорт останутся. Это и радует.

Еще Салтыков- Щедрин писал, что самым очевидным свидетельством городского безобразия являются покосившиеся столбы, изгороди и заборы. Вот и в Москве есть еще огромное количество "пьяных" фонарных столбов, которые кому-то постоянно кланяются, заборы и изгороди, на которые тошно и стыдно смотреть. Неужели ничего нельзя сделать, чтобы их ставили только прямые?

Сергей Собянин: Именно от этого мы и стараемся избавиться как можно скорее. Посмотрите на ту же Ленинградку. Давно ли я ехал и так же думал: какой позор! Нет больше на Ленинградке этих заборчиков, побитых бордюров, облупившихся фасадов. Все приведено в порядок. И не только на Ленинградке, но и на Варшавке, проспекте Мира, Каширке… Сделаем это и на других улицах.

А провода, которые висят на столбах, можно как-то под землю спрятать?

Сергей Собянин: Это одна из составляющих частей программы "Моя улица" - проект так и называется "Чистое небо". Самая тяжелая, объемная и длительная работа. По сути, создание новой подземной сети коммуникаций. Мы занимается ею и будем заниматься. Единственное, что не под силу - пустить под землю провода троллейбусов.

Хотелось бы узнать, как идет строительство парка "Зарядье" на месте снесенной гостиницы "Россия".

Сергей Собянин: Недавно я специально приглашал журналистов туда на стройплощадку, чтобы показать, что мы приступили уже к засыпке построенных там зданий - павильонов, кафе, парковки для машин и автобусов. Ведь пройдет совсем немного времени и все они будут скрыты зелеными холмами. Но чтобы это произошло, пришлось сначала разобрать гостиницу "Россия", которая как известно, за свои размеры была в 70-е годы внесена в книгу Гиннеса и вывезти горы строительного мусора объемом с два стадиона "Лужники". Потом мы построили новые сооружения площадью с еще один стадион "Лужники", а теперь засыпаем эти сооружения землей. Возим грунт и на машинах, и на баржах по Москве-реке. Осенью начнем посадку деревьев. Ну, а в следующем году, надеюсь, москвичи там будут уже гулять. Попозже будет достроена только филармония.

Москва не очень давно презентовала еще один очень интересный проект: благоустройство и реконструкцию набережных. Он тоже продвигается вперед?

Сергей Собянин: В плане у примерно 40 набережных Москвы-реки, которые нуждаются либо в ремонте, либо в работах по кардинальному благоустройству. Крымская набережная возле парка Горького уже готова и по достоинству оценена москвичами. Если раньше там никто никогда не ходил, то теперь она никогда не пустует. Реконструируется Лужнецкая набережная, идут работы на Кремлевской иМоскворецкой набережной. Всего в будущем году мы намерены провести реконструкцию 10 набережных. В основном это те, что идут друг за другом от Кремля до Лужников и Сити.

И последний вопрос. Что вы скажете, Сергей Семенович, сейчас, спустя время, оправданно ли было присоединение к Москве новых территорий? Дало ли это что-нибудь самой столице, кроме гигантских трат?

Сергей Собянин: Территория Москвы и Подмосковья образует единую агломерацию, одну из крупнейших в мире, в которой одновременно находятся 25 миллионов человек. Эти люди постоянно перемещаются из центра на окраины и между собой. Огромные людские потоки, потоки бизнеса, социальное пересечение. Словом, единый живой организм. Все границы там условны. Никогда не определишь с ходу, где, скажем, Москва, а где Московская область в районе Переделкино или Южном Бутове. Поэтому если бы эта территория и не стала бы Москвой, она все равно бы развивалась и застраивалась. Москва взяла ее часть на себя, чтобы это развитие стало более гармоничным. Строилось не одно жилье, а создавались рабочие места, образовательные, научные центры, словом, необходимая инфраструктура. Этим мы сейчас и занимаемся, увеличивая год от года количество рабочих мест в Новой Москве, где всегда был их острый дефицит. А это уже экономика. И в ближайшие годы, я уверен, все затраты, которые мы несем сейчас на развитие Новой Москвы, превратятся в постоянный дополнительный доход в бюджет всей столицы. Кроме того, мы сохраняем там зеленый пояс Москвы.

А еще дальше Москва будет расширяться?

Сергей Собянин: Нет.

Инфографика: Леонид Кулешов / Любовь Проценко / РГ
Общество Образование Власть Работа власти Москва Мэр Москвы Филиалы РГ Столица ЦФО Москва 1 сентября - День знаний Расширение московского метро Снос незаконных построек в Москве
Добавьте RG.RU 
в избранные источники