Новости

01.09.2016 19:06
Рубрика: Общество

Луч заставит рак пятиться

Ядерная медицина всегда? Иногда? Никогда?
Недавно знакомый клиницист сказал мне почти парадоксальную фразу: большая хирургия уходит из врачевания. Взамен идут новые технологии. Так ли это? Особенно если речь о лечении онкологических болезней. Об этом обозреватель "РГ" беседует с директором Онкологического института имени Герцена членом-корреспондентом РАМН Андреем Каприным.
Андрей Каприн: Мы теперь неразлучны с учеными физико-энергетического и физико-химического институтов. Фото: Сергей Михеев/ РГ Андрей Каприн: Мы теперь неразлучны с учеными физико-энергетического и физико-химического институтов. Фото: Сергей Михеев/ РГ
Андрей Каприн: Мы теперь неразлучны с учеными физико-энергетического и физико-химического институтов. Фото: Сергей Михеев/ РГ

Андрей Дмитриевич, при лечении онкологических болезней, как правило, используются хирургия, химио- и лучевая терапия. Так будет и впредь? Или?

Андрей Каприн: Без "или"! Онкология относится к тем направлениям медицины, которые вынуждают и ученых, и клиницистов использовать именно эту триаду. И в перспективе, вряд ли нас разлучат любые, даже самые продвинутые технологии.

Продвинутые, это какие?

Андрей Каприн: К вам на беседу я приехал из филиала нашего центра, который в Обнинске. Да, когда НИИ имени Герцена решили объединить с Обнинском, не все и не сразу приняли этот гибрид. Но прошло два с половиной года, и стало очевидно преимущество такого союза. Обнинск - учреждение уникальное. В нем трудятся специалисты мирового уровня в лечении тяжелейших опухолевых болезней. Обнинск, напомню, первый в России наукоград, в котором созданы условия экспериментальной наработки радиологических лечебных препаратов, условия для их внедрения в клинику, для их тиражирования.

Созданные в Обнинске препараты конкурентны на рынке радионуклеидной терапии? Не секрет же, что мы проигрываем импорту, что пациенты нередко именно по этой причине отправляются на лечение за рубеж?

Андрей Каприн: До недавнего времени было очень заметное отставание в лечении онкоболезней по причине недостаточного контакта между клиницистами и физиками. Физики жили без медицинского заказа. Стратегия развития ядерной медицины их почти не интересовала.

В идеале лучше лечиться дома, и у нас для этого есть возможности

Теперь интересует?

Андрей Каприн: Интересует. Мы, медики, просто вынуждены призвать на помощь физиков с их опытом. Вспомнить об огромном вкладе их предшественников в развитие отечественной ядерной медицины.

Может идти речь об отечественной ядерной медицине? Или все, что у нас есть, все, что используем, импортного происхождения?

Андрей Каприн: Мы теперь, можно сказать, неразлучны с учеными двух институтов - физико-энергетического и физико-химического. Руководители этих учреждений Андрей Александрович Гавердовский и Олег Евгеньевич Конов замечательные ученые и энтузиасты своего дела.

Энтузиасты? Таковые в наше время еще существуют?

Андрей Каприн: Напрасно вы так скептически настроены. Такие люди есть и на них многое держится. И можно я перейду к конкретным примерам. Сейчас на подходе выпуск отечественного радио фармпрепарата йод-125. Этот препарат совершенно необходим при лечении локализованного рака предстательной железы. Он придется ко двору для лечения некоторых форм рака молочной железы, опухолей головы и шеи. Еще один препарат иттрий сейчас проходит доклинические испытания в нашем центре. Он будет применяться для лечения рака и метастазов печени. Идут работы по использованию рения для лечения метастазов в костях… Уточним: речь не о самих препаратах, а об активных веществах из таблицы Менделеева, которым нужно еще приделать ноги для доставки к опухолям, и руки для того, чтобы они эти опухоли уничтожали. Вот ради этих рук и ног и идет наша совместная работа клиницистов и физиков.

Но Обнинск - это не только создание препаратов. Обнинск - это уникальная аппаратура…

Андрей Каприн: Вы правы. Сейчас идет монтаж первого отечественного протонного ускорителя, созданного коллективом Владимира Егоровича Балакина. Это очень редкая машина. Она отличается особо высокой точностью воздействия только на опухолевые ткани, не задевая при этом здоровые. В сентябре, надеюсь, ускоритель будет доступен нашим пациентам.

Только пациентам вашего центра? А из другого региона?

Андрей Каприн: Мы федеральное учреждение. Принимаем пациентов из всех регионов России при наличии соответствующих направлений. По большому счету подобные ускорители должны быть тиражированы. Хотя это чрезвычайно дорогое удовольствие.

Не могу не задать вопрос: россиянам для лечения раковых болезней не обязательно отправляться за рубеж?

Андрей Каприн: Наверное, у каждого должно быть право выбора. Но в идеале, лучше лечиться дома. И у нас для этого есть возможности. Просто мы себя нередко недооцениваем. Сейчас в онкологии многое меняется и меняется к лучшему. Но, возвращаясь к началу нашей беседы, радиология никогда не вытеснит хирургические методы лечения. Другое дело, что хирургия станет более щадящей при более агрессивной радиологии.

Общество Здоровье Онкология: как победить рак