Новости

01.09.2016 18:30
Рубрика: "Родина"

Встреча на Адмиралтейской набережной

О чем герой "Родины" капитан первого ранга Сергей Кубынин доложил Верховному Главнокомандующему
Недавно "Родина" рассказала о подвиге капитан-лейтенанта Сергея Кубынина, который в октябре 1981 года взял на себя командование потопленной подводной лодкой С-178 и спас 26 моряков ("Родина" N12 за 2015 год). Больше тридцати лет бывший старпом добивается реабилитации своего командира Валерия Маранго, который по результатам расследования был осужден и умер, не дождавшись оправдания...
Через секунду бывший старпом подлодки С-178 обратится к Верховному Главнокомандующему Владимиру Путину. Фото: пресс-службы президента РФ Через секунду бывший старпом подлодки С-178 обратится к Верховному Главнокомандующему Владимиру Путину. Фото: пресс-службы президента РФ
Через секунду бывший старпом подлодки С-178 обратится к Верховному Главнокомандующему Владимиру Путину. Фото: пресс-службы президента РФ

Эта история получила неожиданное продолжение 31 июля 2016 года, о чем "Родине" рассказал сам Сергей Михайлович Кубынин:

- Накануне Дня ВМФ меня приняли в Санкт-Петербургский клуб моряков-подводников, регистрационный номер 359. И тут же буквально огорошили новостью: губернатор города Георгий Полтавченко и главком ВМФ адмирал Владимир Королев приглашают меня в качестве почетного гостя на завтрашний военно-морской парад. На нем будет Верховный. Поэтому необходимо подготовить парадную форму N3 с наградами, белые перчатки и кортик.

По мере осмотра Верховным Главнокомандующим кораблей и подводных лодок, выстроившихся на фарватере Невы, напряжение в строю нарастало. Наконец яхта "Серафим Саровский" пришвартовалась к дебаркадеру на Адмиралтейской набережной. После выступления Верховный направился вдоль нашего строя, останавливался, поздравлял каждого ветерана, о чем-то говорил с ними. И я вдруг подумал: когда еще представится случай задать вопрос по Валерию Маранго? Я и задал его, коротко пояснив Владимиру Владимировичу суть дела.

С моей стороны некорректно говорить о реакции Верховного. Скажу одно: у меня наконец-то появилась надежда на реабилитацию моего командира.


СТРОКИ ИЗ ДЕКАБРЬСКОЙ ПУБЛИКАЦИИ "РОДИНЫ"

Чтобы запихнуть парней в торпедный аппарат и придать ускорение, приходилось поднатужиться. От этого дыхание учащалось, отравление углекислым газом, окисью углерода и хлором только усиливалось. Когда в глазах начинали чертики скакать, делал промывку легких чистым кислородом. На минуту этого хватало. Поработаешь, пока опять все не поплывет, еще разок глотнешь. Так и выпускал экипаж короткими перебежками. А на всплытие запаса воздуха в баллонах мне не хватило. Добрался до рубки и... все, дальше ничего не помню. Меня выбросило на поверхность.

Я написал кассационную жалобу, требуя пересмотра приговора Маранго. Услышал от прокурора флота: "Не заберешь кассацию, сядешь на нары рядом со своим командиром!" Я ему ответил... На этом моя карьера на флоте закончилась. Не жалею ни капли. Если бы промолчал, перестал бы себя уважать. Примерно то же самое, как если бы с лодки ушел не последним.