04.09.2016 16:13
    Рубрика:

    Мурад Ибрагимбеков покажет свой фильм о Расуле Гамзатове

    Мурад Ибрагимбеков покажет в Казани свой фильм о Расуле Гамзатове
    На XII Международном фестивале мусульманского кино, который пройдет с 5 по 11 сентября в Казани, покажут художественно-документальный фильм о Расуле Гамзатове "Мой Дагестан. Исповедь", снятый Мурадом Ибрагимбековым по сценарию, написанному его дядей, Рустамом Ибрагимбековым, совместно с главой Дагестана Рамазаном Абдулатиповым. Картина должна начать серию фильмов о жизни выдающихся дагестанцев. Поэтическое творчество - лишь одна ипостась великого Расула, отмечают сценаристы, он был одним из выдающихся политических деятелей в истории республики, был членом Президиума Верховного Совета СССР. Накануне премьеры фильма мы поговорили с его режиссером.

    Мурад, когда вы работали над фильмом "Мой Дагестан. Исповедь", вам приходилось и реконструировать события, и снимать игровые куски, и записывать интервью, какой опыт был прежде всего в помощь?

    Мурад Ибрагимбеков: По основной профессии я игровик, но много лет занимаюсь исчезнувшим видом так называемого "монтажного кинематографа", снимаю кино на основе чистой хроники. Недавно закончил свою трилогию "Человек" - из трех короткометражных фильмов: "Нефть", "Цивилизация" и "Человек". И, конечно, этот опыт очень помог мне в работе над картиной о Расуле Гамзатове. Строго говоря, реконструкция событий или фактов в документальном советском кинематографе существовала всегда, ну а я еще использовал те приемы, которые применяют в научно-популярных телесериалах, и тешу себя мыслью, что изобрел некое ноу-хау на съемках "Моей исповеди".

    Вы не обидитесь, если ваш фильм о Расуле Гамзатове назовут "заказным"?

    Мурад Ибрагимбеков: Он и есть заказной. Дело в том, что Рамазан Абдулатипов - фанат Расула Гамзатова с юности, если применимо такое понятие к главе республики Дагестан. Считает себя его учеником, а началось все с того, что Абдулатипов, еще не будучи большим начальником, начал собирать архив Расула, который, кроме того, что поэт, был еще и мыслителем, философом. И у него много чего было написано в дневниках, а также записано на пленках и дискетах. И все эти архивы были собраны у Абдулатипова. Помню, как мы с Рустамом Ибрагимбековым начали все это читать, пытаясь понять, что из этого можно сделать.

    Потому что если всерьез, главное в этом фильме - первоисточник, проза "Мой Дагестан" - помните такую книгу Расула Гамзатова? Сейчас она забыта, а была невероятно популярна. И фильм, по сути, калька с этой книги, мы просто придумали структуру, и я как режиссер хроникально и документально структурировал материал, задача, стоявшая передо мной, была, скорее, инженерная, а не литературная.

    Как себя чувствовали во время съемок, уж больно время сейчас не поэтическое?

    Мурад Ибрагимбеков: Не думаю, что время не поэтическое, просто поэзия стала другой, и мы порой не узнаем ее. Вот, по-вашему, русский рок или русский рэп - это поэзия?

    А та поэзия, которая звучала на стадионах и в Политехническом музее во времена Расула Гамзатова, где она? Она куда-то ушла?

    Мурад Ибрагимбеков: Нет, она просто затихла, она не в мейнстриме. Ну, с каким бы временем сравнить? Допустим, монголы завоевывают Китай, и мастера, которые занимались традиционным китайским рисунком тушью, уходят в тень, перестают быть официальными художниками. Но они не перестают рисовать, вот в чем суть. Так и с поэзией, она где-то есть, и она вернется. Собственно, она и не уходила, ее просто нужно уметь искать.

    Что питало вашу фантазию во время работы над фильмом? Книга?

    Мурад Ибрагимбеков: Нет, сам Дагестан. Я придумал, как буду делать фильм, после первой экспедиции в республику. До этого ничего не знал о Дагестане, и взял с собой небольшую группу. Красота этих мест поразила меня.

    Что вы прежде всего открыли для себя?

    Мурад Ибрагимбеков: Новый горный Кавказ. Когда ехал, думал, что знаю наши закавказские республики, я же родом из Азербайджана. Мне казалось, что они все похожи, а оказалось, нет. Дагестан очень сильно отличается от Азербайджана по укладу жизни, по культуре, для меня это оказалось открытием.

    Скажите, по какому принципу выбирали людей для интервью?

    Мурад Ибрагимбеков: Когда работаешь с хроникой, ничего не выбираешь, берешь все, что возможно. В результате в фильм вошла лишь десятая часть интервью, которые я записал. Да и людей, которые знали Расула лично, в живых осталось немного. Конечно, о Расуле говорят Евгений Евтушенко, Василий Лановой, народный артист СССР Мурад Кажлаев, народный артист России Айгум Айгумов, народный поэт Дагестана Магомед Ахмедов, дочери - Патимат и Салихат, его родственники и даже гунибские футболисты.

    А почему читать текст доверили именно Василию Лановому?

    Мурад Ибрагимбеков: Во-первых, они дружили, а потом, мне казалось, что я соединяю в картине знакового поэта и знаковый голос. Думаю, не ошибся. Конечно, я сделал себе подмалевок: попросил хорошего актера, своего приятеля прочесть текст. Он прочел, и я подумал - "Как точно ложится молодой голос, но если читать будет актер класса Ланового, это будет настоящим культурологическим событием для меня". И мы поехали в Театр Вахтангова.

    Где вы нашли мальчика, который танцует в горах?

    Мурад Ибрагимбеков: Это солист Дагестанского детского ансамбля "Родина", мы обошли все детские театры и кружки, прежде чем нашли его, у нас был огромный кастинг.

    Кто играет стариков-горцев в картине?

    Мурад Ибрагимбеков: Артисты известного фольклорного ансамбля "Горцы". Снимались у нас и простые жители аулов. Роли отца, матери, молодого Расула и Шамиля сыграли артисты дагестанских театров. Выбирали тщательно, объездили все театры, и для меня стало открытием то, что в Дагестане замечательная актерская школа.

    По какой причине в фильме возникает Шамиль?

    Мурад Ибрагимбеков: Личность Шамиля всегда интересовала поэта, он немало размышлял о его месте в истории Кавказа. И, если вы заметили, время вносило коррективы в оценку деятельности национального героя Кавказа. Коснулось это и Расула Гамзатова, и ему приходилось говорить взаимоисключающие вещи про Шамиля. Как это было, расскажу на примере нашей семьи. Мой отец Максуд был на четыре года старше своего брата Рустама. Учились они в одной школе, и отец отдал младшему брату учебник по истории. И когда Рустама вызвали отвечать, он сказал, что Шамиль - английский шпион. "Нет, - поправил учитель, - Шамиль - великий борец с царизмом". Видимо, учебник успели поменять: до какого-то года Шамиль был "английским шпионом", а потом стал "борцом с царизмом и освободителем народов".

    Какое из высказываний Расула Гамзатова запало вам в душу?

    Мурад Ибрагимбеков: Порядочный человек всегда остается порядочным.

    Справка

    Мурад Ибрагимбеков - режиссер, сценарист, актер и продюсер, родился в 1965 году в семье писателя Максуда Ибрагимбекова в Баку. Участвовал в более чем 30 теле- и кинопроектах. За короткометражный фильм "Нефть" (2003) удостоен Серебряного льва Венецианского фестиваля. Картина "Три девушки" (2007) названа "Лучшим фильмом стран СНГ и Балтии". Фильм "И не было лучше брата" (2010) получил призы фестивалей "Литература и кино" в Гатчине и минского "Лiстопада" (приз Союзного государства). Премьера фильма "Мой Дагестан. Исповедь" состоялась на ММКФ-2015, также фильм был показан в Махачкале, в Доме кино в Москве, в программе Фестиваля "Литература и кино" в Гатчине-2016 и по каналу "Культура".