Новости

05.09.2016 14:46
Рубрика: "Родина"

Катя Руденко, 13 лет: Я взрослела вместе с войной, год за два

Девочка из Донбасса написала в "Родину" об уроках истории, которые она не забудет никогда
В майском номере мы опубликовали артековский дневник 12-летней школьницы из Гурзуфа Кати Руденко ("В Крыму артековцев называют "пупонами", "Родина"№ 5 за 2016 год). У Кати непростая судьба, в Крым родители увезли ее от войны...
Самого юного автора журнала мы и попросили написать школьное сочинение на тему: Какая История нужна современному подростку?

Когда я была младше, я думала, что мой кот, который на три года старше меня, - выдающаяся историческая личность. Ведь он застал моих родителей еще до моего появления на свет!

Шучу, конечно. Когда я была младше, я об истории вообще не думала. На мою долю выпало немало путешествий, и как только я слышала, что вот прямо сейчас, вместо моря, бассейна и горок, мы поедем по историческим местам, меня охватывала тоска. Ликийские гробницы в Турции, раскопки Картахены в Испании, Кносский дворец на острове Крит, буддистские храмы и статуи Шри-Ланки - все это я воспринимала как обязательную скучную часть поездок. И даже когда в пятом классе нам выдали первый учебник по истории, я к нему отнеслась без интереса. Там были все те же руины старинных дворцов и напыщенные личности.

А потом, в апреле 2014 года, на Донбассе началась война. Настоящая, страшная и беспощадная. Она много горя принесла в наши города, дома и в отдельные семьи. Я четко вспомнила слова дедушки, который на мой вопрос, почему он плачет 9 Мая, ответил: "Этот праздник, как день рождения для целого народа. Это то, что зашито в генетическом коде многих поколений. Война далекого сорок первого года не пощадила ни одну семью. Своим черным крылом коснулась каждого двора, откуда мальчики, мужья, сыновья и отцы уходили на фронт. Не дай Бог, вам, мои родные, узнать, что такое война. Не дай Бог, вам видеть немирное небо!"

Но мы, к сожалению, это всё увидели и испытали на себе.

И вот тогда, я, наконец, поняла, как история народа тесно связана с его будущим. И как незнание своей истории приводит к необратимым страшным последствиям. Единый народ, впитавший корнями свою историю, победить невозможно. А когда людей начинают делить и разобщать по разным признакам, они становятся слабыми и уязвимыми.

Я взрослела вместе с этой войной, год за два. И теперь хорошо знаю, что значат слезы на глазах у многих 9 Мая, да я и сама плачу. Я видела в Севастополе "Бессмертный полк". Каждый на этих портретах имел свою историю, которую хранят и которой гордятся их потомки.

Мы в школе писали эссе на тему "Малая Родина". Сперва было трудно, но родители мне подсказали первую строчку: "Моя малая Родина- это часть великого Отечества" и дальше все пошло как по маслу. Я знала, что писать. Я знала, что буду с интересом изучать историю своего Отечества. У нас даже икона дома такая есть. Отечество. Появилась совсем недавно.

С тех пор мне интересна стала история моей семьи. Буквально месяц назад мама мне предложила показать место в Крыму, где она проводила летние месяцы, когда была маленькой. Она назвала этот период Киммерийским детством.

Само слово Киммерия звучит таинственно и по-детски сказочно. Если "погуглить" (простите, но без этого продвинутому подростку никак), то можно узнать, что это территория юго-восточного Крыма и Керченского полуострова, увековеченная Гомером и известная картиной Максимилиана Волошина "Киммерийские сумерки". Кто только там ни жил за времена возникновения этих земель! В этом месте особо ощущается "чувство времени". Оно было задолго до и будет долго после нас.

Село, куда мы приехали, стоит прямо на берегу Азовского моря и имеет драгоценное во всех отношениях название - Золотое. Мама не была там двадцать лет. Она трогала поросшие степным мхом древние камни, разговаривала с ними, заходила в знакомые пещеры, много фотографировала и долго молчала, глядя на идеальный азовский горизонт. На мой вопрос, изменилось ли что-то с тех пор, когда она была в моем возрасте, мама сказала: "Изменились лишь мы. Люди для таких мест - песчинки во Вселенной!" И добавила, что все стало как будто меньше - и любимая скала, и холмы, и заброшенные раскопки.

Это, наверное, потому, что мама выросла, но приехала туда с душой ребенка.

В нашем семейном архиве нашлись интересные фотографии - моя бабушка в мамином нынешнем возрасте и мама - в моем возрасте на фоне киммерийских пейзажей. Добавляю к ним свою, снятую на этом же месте в этом году. Три женщины, три судьбы, но одна история.

P.S. Мое отношение к истории как науке началось совершенно осознанно, за эти последние два года. Я видела, как горе и страх объединяют семьи и целые города. Я видела своими глазами, к чему приводит незнание истории. Я знаю, что делать и куда идти дальше.