Новости

13.09.2016 11:25
Рубрика: "Родина"

"Не освещен вовсе аппарат самодержавия..."

Текст: Александр Лукашин (кандидат исторических наук) , Андрей Сорокин (кандидат исторических наук, директор РГАСПИ, ведущий рубрики "Советская история. Документы")
Тему номера "Уроки Родины" завершаем публикацией о подготовке школьных учебников по истории СССР в 1930-е годы
В середине 1930-х гг. в СССР произошла смена идеологических установок, причем основной ценностью был провозглашен советский патриотизм. Понимая, что патриотическое воспитание напрямую связано с изучением отечественной истории, партийные руководители во главе с И.В. Сталиным в 1930-х гг. развернули масштабную кампанию по реформированию исторической науки и системы исторического образования.
Урок в якутской школе. Партия зорко следила за тем, чтобы материалы о народах СССР в учебниках истории показывали их, как "самостоятельные народы, но уже на братской основе социализма". Фото: ТАСС Обложка учебника по истории под редакцией А.В. Шестакова, использовавшегося до начала 1950-х годов в системе образования СССР. Фото: Родина
Обложка учебника по истории под редакцией А.В. Шестакова, использовавшегося до начала 1950-х годов в системе образования СССР. Фото: Родина

Новый учебник - в сжатые строки

Впервые вопрос о качестве преподавания истории в советских школах был рассмотрен 5 марта 1934 г. на заседании Политбюро ЦК ВКП(б). Наркому просвещения РСФСР А.С. Бубнову было поручено к следующему заседанию доложить о постановке преподавания истории в школах и предложить необходимые меры для улучшения этого дела1. Уже 20 марта, заслушав доклад Бубнова, члены Политбюро приняли постановление о необходимости в сжатые сроки подготовить комплекс новых учебников по истории, а также восстановить исторические факультеты в университетах2.

29 марта 1934 г. Политбюро приняло конкретные решения по обозначенным вопросам. В первом постановлении были утверждены списки составителей учебников по отечественной и всеобщей истории для 8-9-х классов3. Учебник по истории СССР был поручен группе историков во главе с Н.Н. Ванагом4. В другом постановлении Политбюро говорилось о необходимости восстановить с 1 сентября 1934 г. исторические факультеты в МГУ и ЛГУ с целью подготовки квалифицированных специалистов по научно-исследовательской и педагогической работе5.

Окончательно все эти решения были закреплены в совместном постановлении СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 15 мая 1934 г. "О преподавании гражданской истории в школах СССР", в котором жесткой критике подверглись существовавшие учебники и педагогические модели, а само качество преподавания истории было признано неудовлетворительным6. Хотя в тексте не назывались конкретные имена, было понятно, что критические фразы об "абстрактных определениях общественно-экономических формаций", об "отвлеченном, схематичном характере преподавания" адресовались историкам школы умершего в 1932 г. академика М.Н. Покровского; вскоре эта концепция была официально признана властями ошибочной.

9 июня 1934 г. Секретариат ЦК ВКП(б) принял постановление "О введении в начальной и неполной средней школе элементарного курса всеобщей истории и истории СССР". До этого история в младших классах не преподавалась, ее отдельные компоненты входили в курс обществоведения; теперь же элементарная история СССР с отдельными сведениями из всеобщей истории включалась в учебную программу 3-х и 4-х классов7. Тогда же Наркомпрос РСФСР утвердил состав двух авторских групп, работавших над составлением учебника по истории СССР для 3-4-х классов: московской во главе с И.И. Минцем8 и ленинградской во главе с А.И. Малышевым9. Группы работали обособленно, "в порядке соревнования".

1-й лист постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР "Об организации конкурса на лучший учебник для начальной школы по элементарному курсу истории СССР". 3 марта 1936 г.  / РГАСПИ

К июлю 1934 г. конспект учебника по истории СССР, разрабатывавшийся группой Ванага, был готов и направлен на рассмотрение в ЦК. Проект не удовлетворил руководителей партии, которые написали свои критические замечания за авторством Сталина, А.А. Жданова и С.М. Кирова. Вожди обозначили основную цель дальнейшей работы: "Нам нужен такой учебник истории СССР, где бы история Великороссии не отрывалась от истории других народов СССР, это во-первых, и где бы история народов СССР не отрывалась от истории общеевропейской и вообще мировой истории - это во-вторых"10.

К середине 1935 г. были подготовлены макеты учебников по истории СССР для начальной школы, которые разрабатывались московской и ленинградской группами историков. Как и проект Ванага, они получили отрицательные отзывы в ЦК и не были утверждены.


Е.Афанасьева. "Товарищ Сталин среди детей". 1940. / Родина

За лучший учебник - 100 тысяч рублей автору

26 января 1936 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли новое постановление "Об учебниках по истории", по которому для просмотра и улучшения, а в необходимых случаях и для переделки написанных уже учебников была создана комиссия под председательством секретаря ЦК Жданова. Ей предоставлялось право организовать группу для просмотра отдельных учебников, а также объявить конкурс на учебники взамен тех, которые будут признаны подлежащими коренной переделке11. Ниже мы публикуем протокол заседания комиссии от 14 февраля 1936 г. (док. N 1), на котором было принято решение об организации конкурса на лучший учебник по истории для начальной школы.

Официально конкурс был объявлен 4 марта 1936 г. после публикации соответствующего постановления Политбюро в печати12. В конкурсе могли принять участие все желающие, кто пришлет свой проект в комиссию до 1 июля 1936 г. Для победителей и призеров были установлены крупные денежные премии: 1-я премия - 100 тыс. руб., 2-я - 75, 3-я - 50, 4-я - 25 тыс. руб.

Всего в комиссию Жданова поступило 46 проектов различных авторов и авторских групп, которые были проанализированы членами комиссии и известными историками, привлеченными к этой работе. В сентябре 1936 г., находясь в отпуске в Сочи, Жданов направил членам жюри конкурса телеграмму с просьбой в сжатые сроки просмотреть и оценить представленные макеты учебников (док. N 3). В ходе обсуждения было написано множество рецензий, из которых публикуется отзыв Н.И. Бухарина на учебник, подготовленный под руководством А.В. Шестакова13 (док. N 4).

В октябре 1936 г. состоялось специальное совещание учителей истории г. Москвы и Загорского района Московской области, на котором обсуждались макеты учебников. Мы публикуем фрагмент стенограммы, в котором обсуждался учебник Московского государственного педагогического института им. Бубнова (док. N 5).

Итоги конкурса были подведены на заседании Политбюро 27 августа 1937 г.14 Первую премию никто не получил, так как партийное руководство посчитало, что ни один из представленных учебников не был составлен в духе марксизма. Вторую премию получил учебник, подготовленный под руководством Шестакова. Впоследствии этот учебник использовался в начальных классах советской школы вплоть до начала 1950-х гг. Мы публикуем письмо Шестакова Жданову с просьбой разрешить ему принять участие в конкурсе (док. N 2).

Публикуемые документы хранятся в РГАСПИ. Док. N 1-2, 4-6 хранятся в фонде Отделов ЦК ВКП(б) (Ф. 17. Оп. 120), док. N 3 хранится в личном фонде А.А. Жданова (Ф. 77. Оп. 1). Документы воспроизводятся с сохранением стилистических особенностей источников, с соблюдением общепринятых правил орфографии и пунктуации. Выявленные опечатки исправлены и не оговариваются.

Публикацию подготовил заместитель начальника отдела использования документов РГАСПИ, кандидат исторических наук Александр Лукашин


N 1. Протокол N 2 заседания комиссии СНК СССР и ЦК ВКП(б) по учебникам истории

14 февраля 1936 г.
Присутствовали: т.т. Жданов, Бубнов, Бухарин, Радек, Бауман, Яковлев, Быстрянский, Сванидзе, Горин, Лукин
Приглашенные: тов. Фридлянд

I. О конкурсе на учебник истории СССР для начальных школ (т. Бухарин)

1. *Считать необходимым объявить*15 конкурс на написание учебника истории СССР для начальных школ.

2. Поручить т.т. Бухарину и Бубнову представить 15.II т. Жданову проект объявления о конкурсе.

3. Просить ЦК утвердить следующий состав жюри конкурса: т.т. Жданов, Бухарин, Горин, Сванидзе, Яковлев, Быстрянский, Бубнов, Бауман, Затонский, Ходжаев.

II. Об учебнике новой истории (т. Радек)

1. Принять в основе к изданию I и II тома учебника Н. Лукина и др. Предложить подкомиссии т. Радека представить в комиссию 23.II точный перечень необходимых поправок, а т. Лукину и др. авторам свои возможные конкретные возражения по этим поправкам, после чего решить вопрос об окончательном тексте.

2. Вопрос о III томе учебника отложить рассмотрением до ознакомления с этим томом т. Быстрянского.

3. Определить объём всего учебника в 60 печатных листов.

Председатель Жданов
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 120. Д. 358. Л. 4-5.
Подлинник. Машинописный текст.
Подпись и рукописная правка А.А. Жданова.

1-й лист докладной записки В.А. Быстрянского А.А. Жданову о проектах учебников, участвующих в конкурсе.  / РГАСПИ


N 2. Письмо А.В. Шестакова в комиссию ЦК ВКП(б) по подготовке учебников истории для средней школы

11 марта 1936 г.
В комиссию ЦК ВКП(б) по подготовке
учебников истории для средней школы

Прошу включить меня в состав соревнующихся на составление учебника по истории СССР для 5-6 классов средней школы. В виду краткости времени для этой работы *прошу оказать содействие в освобождении меня на ближайшие 3-4 мес[яца] от педагогической и научной работы и литературных обязательств с сохранением заработной платы*16. Кроме того, прошу дать распоряжение директорам институтов: педагогического им. Бубнова - Никичу, национальностей СССР - Диманштейну и ист[орического] инст[итута] Акад[емии] наук - Лукину о всемерной помощи мне в этом деле.

Историк
А. Шестаков
Резолюция: За. Жданов
Помета на первом листе: От т. Шестакова
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 120. Д. 358. Л. 12. Автограф.

Письмо А.В. Шестакова А.А. Жданову об участии в конкурсе. 11 марта 1936 г.  / РГАСПИ


N 3. Записка А.А. Жданова членам жюри конкурса на лучший учебник по истории СССР

28 сентября 1936 г.

Членам жюри конкурса на лучший учебник по истории СССР т.т. Бауману, Бубнову, Бухарину, Горину, Быстрянскому, Затонскому, Сванидзе, Файзула Ходжаеву и Яковлеву.

Прошу немедленно сообщить, когда предполагаете закончить чтение учебников, а также ваше мнение о наиболее пригодных *из прочитанных вами*17 учебников. С моей стороны предлагаю закончить чтение к 7 октября с тем, чтобы числа 8-9 собрать жюри*18.

Жданов
РГАСПИ. Ф. 77. Оп. 1. Д. 611. Л. 3. Автограф.

Записка А.А. Жданова членам жюри конкурса на лучший учебник по истории. 28 сентября 1936 г.  / РГАСПИ


N 4. Рецензия Н.И. Бухарина на учебник, подготовленный Московским Государственным Педагогическим Институтом имени А.С. Бубнова

23 октября 1936 г.

Вывод: в общем, очень приличный учебник, хорошо и понятно написанный, короткий, приноровленный к детскому пониманию. Требует известных исправлений.

Рассматриваемый учебник выгодно отличается почти от всех других, прочитанных мною, учебников, понятностью и простотой изложения. Тщательно подобраны факты-иллюстрации. Фраза короткая, чеканная, простая. Мысль, большей частью, точна и доступна малолетнему школьнику. В то же время нет вульгарщины и языкового озорства. Я никак не могу согласиться с мнением тов. Бахтадзе, что в учебнике материал "излагается очень схематично", и что это - книга "для взрослых". Наоборот. Её главное и основное достоинство в том, что эта книга для детей. (Это мнение разделяется и тов. Фитуни - см. конец его рецензии).

Но в ней есть некоторые довольно существенные недостатки.

1) Мал материал о народах СССР, хотя, в отличие от старых учебников, он в книгу введён; мне кажется, что за счёт некоторого увеличения объёма книги (в ней всего 159 стр. текста) этот материал следует увеличить.

2) Народы эти трактуются почти исключительно, как объекты захватов; между тем, нужно, группируя материал вокруг формирования и эволюции России, как государства, всё же давать материал, выходящий и за круг непосредственного вовлечения народов в границы царства или империи, так, чтоб была и диалектика развития: самостоятельные народы - превращаются в посидельцев "тюрьмы народов" - превращаются затем вновь в самостоятельные народы, но уже на общей братской основе социализма. Мне кажется, что, увеличивая число страниц, посвящённых народам СССР, нужно в известной мере осветить его и под иным углом зрения.

3) Не освещён вовсе аппарат самодержавия во всей его полноте. Нет, например, чёрного и белого духовенства, монастырей, церкви вообще - а, ведь, это была огромная сила. Армия, бюрократия, суд, полиция всех видов, жандармерия, школа особого типа и т.д. - всего этого нет. Это, мне кажется, большой пробел, характерный, кстати сказать, почти для всех учебников. Между тем, если этого нет, то всё самодержавие помещичьих царей превращается в абстрактную тень для ребят, не имеющих никакого конкретного представления о "функционерах" императорского чудовища.

Это главнейшие основные недостатки.

Не могу согласиться с рядом критических замечаний тов. Бахтадзе.

1) Он упрекает авторов в том, что нет объяснения ненависти Грозного к боярам (стр. 26). Это неверно. Объяснение есть, причём даже указано, что "ещё со времени Ивана III" началась известная переориентация на помещиков против бояр (вся стр. 26 плюс начало 27).

2) Неверен упрёк в том, что не объяснено, почему "захирел и город Киев" (стр. 15); ясно сказано о дроблении княжества, о непрестанных войнах, разорении населения, изменении торгового пути и т.д. Просто удивительно, как рецензент этого "не заметил".

3) Не совсем верно замечание, что в книге нет сведений из всеобщей истории. Они есть, но начиная с 1848 г., что, мне кажется, действительно недостаточно.

Не могу согласиться и с некоторыми замечаниями тов. Фитуни.

1) Он пишет: "В учебнике почти полностью отсутствует история культуры не только народов СССР, но и великорусского народа". Это неверно в части великорусского народа: в учебнике есть Ломоносов, Пушкин, Чернышевский, "могучая кучка", Некрасов, Горький и т.д.; есть Шевченко. Но в отношении других народов тов. Фитуни в основе прав (см. также наше замечание N 1 в начале этой рецензии).

2) Вряд ли можно ставить в упрёк авторам, что они не дали понятия "о матриархате и патриархате". Это ни к чему.

3) Совсем нельзя требовать, как требует тов. Фитуни, чтоб был "показан на фактах процесс создания человеческого общества" (стр. 4 рецензии). Человек всегда жил обществом, преобразовавшимся из стада. К чему трогать эту тему? И на каких примерах - фактах её демонстрировать? Ведь это многотысячелетняя эволюция!

4) Нельзя требовать, как тов. Фитуни: "Дети также должны знать все постановления Владимира Мономаха, которые вошли в "Русскую Правду" (стр. 7). Другие замечания тов. Фитуни большей частью правильные.

Частные замечания.

Стр. 7. є 6. Древнейшие государства в Закавказье.

"Там, где сейчас находятся советские республики Закавказья, много веков тому назад родовой строй стал разрушаться. Вместо него появились другие порядки, народ стал жить государством".

Ни что такое "жить родами", ни что такое "жить государством", из этих фраз и из их контекста понять нельзя. А проблема немаловажная. (Кстати, на стр. 7 опечатка: вместо "рабы" написано "рыбы").

Стр. 8. є 7. (о древнейших народах Ср. Азии). Не сказано, что за народы её (Ср. Азию) населяли.

Стр. 8. є 9. (первые государства на Волге и лесные племена). Что за "племена" - не сказано.

Стр. 26 и след[ующая]. Нет картины конца удельного периода.

є 62 (стр. 38). Опять "племена в сибирской тайге". Что за "племена" без имени?

є 92 (стр. 57): "Казацкая беднота по приказу (!!) Пугачева выступила против своих притеснителей". Неуместная бюрократизация восстания.

є 97 (стр. 60). "С 1795 года Польша перестала существовать, как самостоятельное государство. Только Великая Пролетарская Революция 1917 года сделала Польшу снова самостоятельной". Писать только это нельзя, ибо здесь нет ничего о контрреволюционной роли Польши, о её борьбе с "Великой Пролетарской Революцией", той самой, которая освободила Польшу от ига и порабощения. Полуистина превращается здесь в очень вредную политически ложь.

є 104 (борьба с Наполеоном в 1812 г.): "По мере продвижения французов вглубь России литовские, белорусские и русские крестьяне начали с французскими захватчиками партизанскую войну, борясь за свою родину". Историческое преувеличение, мало соответствующее фактам.

є 140 (стр. 87). Вряд ли уместно писать о Максиме Горьком до є о Парижской Коммуне (є 142) и до Первого Интернационала (є 143).

Революция 1905 г. и последующие события. В революции 1905 г. у авторов нет никаких партий и других организаций, кроме большевиков. Сложные перегруппировки, эволюция партий и т.д. тем самым заранее исключены (т.е. исключена их действительная история). Мне кажется, что это ни к чему, ни исторически, ни политически. Это - очень важный вопрос, который подлежит особому решению.

В общем, повторяю, что учебник может быть взят за основу и при некоторой переделке принят.

Н. Бухарин
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 120. Д. 361. Л. 9-13.
Копия. Машинописный текст.


Постановление Политбюро "Об учебнике Шестакова по истории СССР". 27 августа 1937.  / РГАСПИ

N 5. Извлечения из стенограммы совещания учителей начальных школ г. Москвы и Загорского района Московской области по вопросу об учебниках истории для начальной школы

[Октябрь 1936 г.]

...

Обсуждение учебника института им. Бубнова

"Я проверяла свои впечатления на ребятах..."

ФЕОКТИСТОВА (Школа N 110, Краснопресненский р-н, г. Москва). Учебник разбит на 13 глав, главы разбиты на уроки. Всего дано 80 уроков. Заголовки очень удачные. Они дают материал, но почему здесь 80 уроков, а не 120, не знаю.

[...]

У меня записан урок 24. Этот урок имеет связанную, законченную мысль. "Бунты горожан и угнетённых народов". Он разбивается на абзацы - "Соляной бунт в Москве в 1648 г.", "Медный бунт 1662 г.", "Башкирские восстания". Значит, общая мысль охватывает весь урок. Мне это тоже понравилось. Но когда я стала его читать, то само содержание и язык вызвали у меня некоторое недоумение. Язык очень лаконичен, мало красочности и художественности, очень короткие предложения. Правда, это удобно для чтения в 3 классе, но всё время требуется очень напряжённая работа, т.е. ни на минуту вы не должны освобождать ученика из-под власти этого учебника.

Вот пример - 28 урок: "Народ спаивали в кабаках... (читает).

Между прочим, чрезмерно много красных строк.

Такие отрывочные фразы. Это мне напомнило, как будто я должна диктовать, а они должны писать.

Каждая тема отдельных уроков уж очень насыщена содержанием. Распланировка материала подходящая, но уж очень много всего взято.

Я проверяла свои впечатления на ребятах, выбрала 15 человек из IV класса - хороших, средних и слабых и взяла 3 урока, - очень насыщенный, потом послабее и ещё послабее. Взяла материал в порядке трудности. Было у нас объяснительное чтение. Потом спросила мнение ребят. Вот их суждения: "Очень сжато и много фактов", "Ни одного слова не выкинешь", "Если захочешь отвечать хорошо, то надо учить наизусть". Правда, это был трудный материал - Тамерлан.

Средняя ученица говорит самое существенное: "Он убил 4 тысячи человек, да ещё столько-то велел убить". Это поразило их сразу. А остальное ускользнуло.

Слабый ученик говорит: "Ничего не запомнил, ничего не могу сказать".

Так что я в порядке постепенности спросила сначала слабых, потом средних, потом хороших. В конце этой статьи есть несколько замечаний из истории Узбекистана и Туркменистана.

Для них всё это очень новое. Они по географии этого ещё не проходили.

Дальше сказано: "Эти кочевники назывались по имени хана Золотой Орды". Они сразу вспомнили Золотую Орду. И когда я спросила, Тамерлан исчез, какое государство там осталось? То они с трудом вспомнили узбеков. А после узбеков в учебнике ещё стоит Хорезм и Бухара. Это нужно было проработать очень тщательно, в течение часа, не меньше, а я только после урока дала им прочесть два раза.

Теперь я даю Ивана Грозного. Спрашиваю - слыхали ли вы, что был такой царь? Слыхали. Я немного им сказала - сделала такую вводную часть. Это им показалось попроще. А когда я дала им прочитать о славянах, то они с удовольствием прочитали и стали со мной разговаривать. Этот материал они проходили в прошлом году. И вот они говорят - как здесь сжато о славянах, а ведь в прошлом году мы 3 урока проходили славян. А тут такой маленький кусочек, но это почти тоже самое. Им очень приятно это было, прочитать то, что они учили, в таком сжатом виде.

[...]

"Изложение здесь страшно сжатое..."

ГИТТИС (Первая образцовая школа, г. Ленинград). Я считаю, что даже самому сильному учителю с самым сильным классом невозможно пройти урок в столько, сколько намечено здесь. С слабым классом можно пройти приблизительно около трети.

Я попробовала начать XVII век. Стала проходить Лжедмитрия, Болотникова и т.д. В первый урок я еле успела пройти параграф "Борис Годунов и Лжедмитрий". Тут вы можете мне возразить, что не всякий урок вы будете читать весь материал учебника. Оказывается, что всё-таки, если бы я этого учебника не читала, то я не могу им рассказать. Тут в один урок предлагается пройти Бориса Годунова, Лжедмитрия и восстание Болотникова. Такой интересный и нужный детям материал потребует минимум двух уроков, и по объёму уложить это в один урок невозможно. Правда, тут есть резерв в 40 уроков. Я считаю, что тут материала минимум на 160 уроков.

Теперь относительно изложения. Изложение конспективное и сжатое. Что скажет ребёнку фраза "Восстание волжских казаков?" Я должна рассказать детям об этих восстаниях, а значит, я необычайно расширяю материал и не могу уложиться.

Изложение здесь страшно сжатое.

Параграфы не пересмотрены с точки зрения того, чтобы не было слишком много переплетающихся линий событий и лиц. Если взять параграф "Польское восстание", сколько там действующих лиц. Я проводила по этому материалу контрольную работу. Оказалось, что шведы перепутаны с поляками и т.д. Всё перепутано.

Затем, в параграфах нет ничего, за что могла бы зацепиться детская память. Всё одинаково важно и действительно ничего не выбросить и ничего не бросается в глаза. Я записала очень много детских ответов. Конечно, всё это выпало. А там, где есть, эти детали остались.

Затем, способ изложения. Нет ни образов, ни картин. Взять хотя бы Москву. Нет образа, нет кирпичиков для того, чтобы сложилась картина древней Москвы.

[...]

Затем, хронология. Почему-то в хронологических таблицах есть даты, которых в изложении нет. Тогда само изложение факта теряет свою внешнюю характеристику. Например, восстание Болотникова, в хронологической таблице дата есть, а в изложении нет, и ребята задали вопрос докладчику, почему он не сказал, когда это было. Дело в том, что на первых уроках в классе, когда я рассказывала ученикам, я предлагала им задать мне вопросы, которые их интересуют, и, между прочим, никто не задал вопроса, в котором это было году. Я это отметила. И вот как раз о годе восстания Болотникова спросил тот самый ученик, который тогда рассказывал. В тексте этих 3 параграфов нет нигде ни одной даты, а дана только хронологическая последовательность.

То же самое в отношении географии. Тут, товарищи, верно говорили, что мы не должны допускать перегрузки географическими данными. Но, когда мы подошли к Пугачёву, то дети картой должны уже порядочно владеть и представлять себе Пугачёва не вне времени и пространства.

Затем, не хватает географической характеристики фактов.

Такие замечания можно сделать по поводу системы изложения. Теперь относительно интереса детей к этому тексту.

Я очень их настроила на эту работу. Я им сказала, что мы должны выполнить эту работу по заданию комиссии т. Жданова и они ждали с нетерпением первого урока. Начали они с торжественным настроением, но потом я сразу заметила, как у них падал интерес. Третий урок никуда не годился по интересу. Так что, безусловно, учебник не заинтересовал их.

Я поставила 3 типа работы с учебником: 1) посмотреть насколько учебник поможет систематизировать материал; 2) я провела лёгкий материал о Болотникове, дала им прочитать и думала, что они спросят меня что-нибудь о Болотникове. Учебник не вызвал у них никакого интереса. 3) Я провела в порядке объяснительного чтения, чтобы посмотреть, что для них самое трудное. Конечно, с методической точки зрения это неправильно, но я сделала это сознательно, чтобы увидеть, что там самого трудного.

Теперь ещё характерно. Когда в прошлом году я вызвала после уроков детей, которым нужно было восполнить какой-нибудь пробел, они всегда клянчили дать им что-нибудь почитать.

Я то же самое сделала в период работы с учениками. Я их спросила: прочесть вам ещё раз по учебнику или рассказать? Ученики хором ответили: конечно, рассказать.

В прошлом году как раз было обратно, дети хотели непременно прочитать сами. А они очень хотят иметь учебник.

Но я думаю, что с этим учебником может быть проделана работа. Отбор материала мне нравится. По содержанию грубых ошибок мне не бросилось в глаза. А переработать учебник надо в таком направлении: очень большое количество фактов вообще надо выбросить. Целый ряд материалов можно дать со звёздочками. Затем должно быть изменено, т.е. расширено изложение. Если ставить вопрос - что надо делать, то здесь предстоит большая работа.

"Для III-IV класса это не подходит..."

РОЗИН (Высший коммунистический институт просвещения, г. Москва). Я почти не занимался этим учебником. Примеры, приведённые т. Феоктистовой, разительны. Если бы дети смогли присутствовать на сегодняшнем совещании, это было бы очень полезно. Но сейчас мы слышим детский голос через преподавателей.

Надо подумать, следует ли работать над этим учебником. Моё впечатление такое: если материала много, а страниц мало, то это означает, что простота здесь призрачная, что краткость тоже призрачная. И дети это подчеркнули.

Мы слышали указание относительно того, что хронология не везде даётся в тексте. Я утверждаю, что первые периоды истории даны здесь всё же очень недостаточно. Если вы хотите, чтобы материал запомнился, то ведь учителя 3го класса поставлены в наиболее трудные условия. Убийственное сообщение о том, что в Ленинграде, в передовой школе, у передового преподавателя дети этим учебником не заинтересовались. Это говорит о том, что лучше работать над другим учебником, чем над этим. Нам всем казалось, что 11 листов вместо 18, установленных по конкурсу, это есть перевыполнение по краткости и сжатости. Фактически эта сжатость призрачная. Они дали по содержанию, пожалуй, больше чем требуется, но не так, как нужно. Стало быть, для III-IV класса это не подходит.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 120. Д. 366. Л. 83-92.
Копия. Машинописный текст.

Урок в якутской школе. Партия зорко следила за тем, чтобы материалы о народах СССР в учебниках истории показывали их, как "самостоятельные народы, но уже на братской основе социализма". / ТАСС


1. Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) "О постановке преподавания гражданской истории в школах" 5.03.1934 // РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 940. Л. 1.
2. Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) "О постановке в школах преподавания гражданской истории и географии" 20.03.1934 // РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 941. Л. 2-3.
3. Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) "О составлении учебников по гражданской истории для средней школы" 29.03.1934 // РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 1017. Л. 60.
4. Ванаг Николай Николаевич (1899-1937) - советский историк, в 1934-1936 гг. зав. кафедрой истории СССР исторического факультета МГУ, в 1936 г. арестован за "участие в контрреволюционной организации", в 1937 г. расстрелян.
5. Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) "О восстановлении исторических факультетов в составе университетов" 29.03.1934 // РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 1017. Л. 61-61об.
6. См.: Известия. 1936. 16 мая.
7. Постановление Секретариата ЦК ВКП(б) "О введении в начальной и неполной средней школе элементарного курса всеобщей истории и истории СССР" 9.06.1934 // РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 114. Д. 565. Л. 8.
8. Минц Исаак Израилевич (1896-1991) - советский историк, в 1926 г. закончил Институт красной профессуры, в 1932-1949 гг. зав. кафедрами истории в Московском институте философии и истории и МГУ, академик АН СССР (1946).
9. Малышев Александр Ильич (1902-1936) - советский историк, в 1931-1934 гг. зав. кафедрой истории Ленинградского государственного института истории и лингвистики, в 1935 г. арестован за "оппозиционные взгляды", в 1936 г. расстрелян.
10. Замечания по поводу конспекта учебника по "Истории СССР" 8.08.1934 // РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 1076. Л. 7.
11. Постановление СНК СССР И ЦК ВКП(б) "Об учебниках истории" 26 января 1936 г. // РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 1092. Л. 36.
12. См.: Известия. 1936. 4 марта.
13. Шестаков Андрей Васильевич (1877 - 1941) - советский историк, член партии большевиков с 1903 г., членкор АН СССР (1939).
14. Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) "Об учебнике Шестакова по истории СССР" 27 августа 1937 г. // РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 1162. Л. 107.
15. Вписано вместо зачеркнутого: "объявить".
16. Текст подчеркнут красным карандашом.
17. Текст вписан над строкой.
18. Далее зачеркнуто: "Если есть возражения, прошу сообщить".