Новости

15.09.2016 15:28
Рубрика: Происшествия
Проект: В регионах

"Я защищал свою семью…"

Новосибирца, убившего хулигана, освободили из колонии строгого режима
- Заходите, не беспокойтесь, собаку заперли в другой комнате, - встречают нас Юлия Ганчар и ее муж Виктор, супруги, воссоединившиеся накануне по решению Верховного суда РФ.
 Фото: Татьяна Кравченко/РГ Виктор Ганчар: "Я постоянно проматываю в памяти события того вечера, думаю, как можно было поступить. Но иначе не получается…" Фото: Татьяна Кравченко/РГ
Виктор Ганчар: "Я постоянно проматываю в памяти события того вечера, думаю, как можно было поступить. Но иначе не получается…" Фото: Татьяна Кравченко/РГ

Полгода глава семьи провел в колонии строгого режима, а до этого находился в СИЗО. Собака появилась в квартире не так давно, уже после визита пьяного незнакомца, напавшего на старшую дочь Ганчара. Отбиваясь от чужака, Виктор, сам того не желая, нанес ему смертельную травму. В итоге самооборона была признана судом превышенной, а убийство - умышленным. Лишь по кассационному представлению генеральной прокуратуры РФ, которая усмотрела нарушения в рассмотрении дела, окончившегося приговором в 6,5 лет строгого режима, Виктор оказался на свободе. К тому времени он уже и не надеялся на торжество справедливости.

Незваный гость

- Когда оказался в колонии, люди "бывалые" мне сразу сказали: оставь надежды, отсюда не выходят. Из СИЗО иногда отпускают, но если уж осудили, если вошел в эти ворота, назад пути нет, пока срок не выйдет. К счастью, в колонии намного свободнее, чем в камере следственного изолятора. Не разгуляешься, конечно, но все-таки можно выйти из помещения, а главное, была работа, ведь сидеть без дела для меня - наказание страшнее строгого режима. Я в СИЗО даже курить начал, просто оттого, что нечем заняться. В колонии почти бросил эту привычку. Работа спасала - мы делали межкомнатные двери. Кстати, их продают в одном из крупнейших новосибирских гипермаркетов стройматериалов, - вспоминает Виктор.

По его словам, страшно было, только когда везли в колонию. А там увидел, что люди - везде люди. Сидят и за мошенничество, и за разбой, и за убийство. Многие также заявляют о невиновности, но веришь не всем. Приняли Ганчара на зоне по-человечески, многие уже знали, кто такой и за что здесь оказался. Отнеслись с пониманием к его поступку - защищал семью, детей.

Трагедия произошла в сентябре 2014-го. Виктор Ганчар собирался на работу в ночную смену, а его 13-летняя дочь созвонилась с подружкой, соседкой со второго этажа и ждала ее в гости. Сколько нужно, чтобы подняться на один этаж? Две минуты. Примерно столько и прошло после телефонного звонка, когда в дверь постучали.

Девочка открыла, будучи уверенной, что это пришла ее подружка. Но на пороге, пошатываясь, стоял незнакомый мужчина. Как позже выяснилось, 32-летний Артем Галкин, пришел в дом из общежития по соседству, в котором когда-то жили и Ганчары. Потом купили "двушку" в хрущевке, взяв ипотеку, и переехали.

Незваный гость впихнул юную хозяйку в квартиру и схватил ее за руку. От страха и боли та закричала: "Папа!". Виктор выбежал в коридор, высвободил ребенка из рук незнакомца, вытолкал того в подъезд. Но тот не давал закрыть дверь, пришлось выйти в коридор для разговора. На вопрос, что ему нужно, пьяный незнакомец заявил: "Я - новый участковый!" и ударил хозяина квартиры в лицо, разбив ему нос. Потасовка закончилась тем, что Виктор ударил нападавшего ногой. "Гость" осел на пол и затих. Примерно через час приехала скорая помощь, и медики констатировали смерть. Позже выяснилась причина гибели человека - разрыв печени.

- Эксперты говорили, чтобы получить такую травму, нужен сильнейший удар, как если бы его автомобиль сбил, - рассказывает Виктор. - Но позже решили, раз я сказал, что ударил погибшего ногой, значит, этого достаточно. Так же проще. На пролете этажом ниже нашли удостоверение человека, который был нашим с Галкиным общим знакомым по общежитию, они в тот вечер вместе выпивали.

Судебные издержки

- Видимо, услышав, что мы живем в своей квартире и купили машину, он решил, что у нас есть чем поживиться, - рассказывает Виктор Ганчар. - А у нас - одни долги, зарплаты у нас с женой средние: я работал, точнее, работаю машинистом на железной дороге, она - водитель троллейбуса. Мы просили сделать расшифровку последних звонков погибшего, возможно в тот злополучный день он пришел не один. Но в этом нам отказали. Сосед сверху все слышал, и его показания полностью подтверждали мои слова, но его исключили из списка свидетелей. Были и другие нарушения в ходе разбирательства, наличие которых признал Верховный суд.

Живут Ганчары и вправду скромно, "добычи" для Артема Галкина, ранее неоднократно судимого за распространение и употребление наркотиков, в их квартире не было. А сейчас и вовсе беда. Дочерей в школу собрать было не на что: судебный процесс оказался делом затратным, плюс кредит за машину, ипотечные взносы. Долги копятся, несмотря на то, что иск о возмещении ущерба, так же, как и первоначальный приговор, были признаны аннулированными до дальнейшего рассмотрения.

Как выходить из этой ситуации, Ганчары пока не представляют, но семья воссоединилась, и это главное. Да и на железной дороге, где Виктора всегда уважали, помогают. И сослуживцы, составлявшие петицию и организовавшие пикеты в защиту своего коллеги, и руководство, не оставившее Юлию Ганчар без материальной поддержки. А Виктора без проблем тут же приняли на прежнюю работу.

- За время заключения похудел килограммов на десять, - делится Виктор. - Кормили на зоне неплохо, но по утрам каша, на обед тоже в основном что-то из крупы и постоянная рыба. Раньше любил рыбные блюда, а теперь смотреть на них не могу. Юля на последнее "свидание" принесла селедку под шубой, думала любимым салатом угостить, а мне уже от одной мысли о рыбе не по себе было. А вот по домашним пельменям и мантам скучал невероятно, раньше мы часто собирались семьей, готовили их. Сейчас вот жена меня откармливает.

Жаль, что так вышло

Ганчар сразу после освобождения своих дочерей не видел: девочки гостили у бабушки за сотни километров от Новосибирска, а он находится под подпиской о невыезде. Но по телефону разговаривали дважды в день. Старшая дочь плакала, винила себя за то, что не посмотрела тогда в глазок, прежде чем открыть дверь, не спросила заветное "кто там?".

- Мы говорим, что она ни в чем не виновата, а если кто и виноват в гибели Артема Галкина, так это он сам, - убеждена Юлия. - Он как будто искал для себя неприятности. Жалко, конечно, человека, но что мой муж должен был делать? Развернуться и уйти домой - опасно подставлять спину, а терпеть побои кто бы стал? Ничего плохого он не хотел, все произошло за считанные секунды. Матери погибшего я сочувствую, конечно. Она приходила в школу к моей дочери и повторяла: "Твой отец - убийца". Мы писали заявления в полицию, просили оградить дочь от этого. Но там ответ один: угрозы женщина не представляет. Зато когда она на меня заявление написала, мол, я ей угрожала - меня забрали тут же, прямо с порога, когда я с работы вернулась. Четыре часа продержали в отделении, но потом разобрались, выпустили. И все же эту женщину понять можно. Артем, хоть и бедовый, но родной сын. Жаль, что все так вышло.

Сейчас жизнь четы Ганчаров состоит из постоянных хлопот - адвокаты, прокуроры, судебные приставы, медкомиссии и так далее. Вернувшемуся на работу Виктору сразу же дали отпуск, отнеслись с пониманием. И семья надеется, что рано или поздно все вернется на круги своя. Сейчас стараются тему рокового происшествия не поднимать, особенно в разговорах с детьми. Но сам Виктор признается - никуда от этого не денешься.

- Конечно, постоянно проматываю события того вечера в памяти, думаю, как можно было поступить. Но иначе не получается, ведь когда за спиной дети, когда дочь только что звала на помощь, не думаешь о пунктах УК, устанавливающих границы самообороны, - говорит Виктор.

Что дальше?

Они познакомились в двухтысячных, когда Виктор только приехал в Новосибирск из Ташкента. Юлия заходила в троллейбус, а он выходил - столкнулись плечами и все, любовь с первого взгляда. Ганчар - он в семье один такой. У родителей и братьев фамилия через "о", но именно в его случае в свидетельство о рождении закралась ошибка ташкентского паспортиста. Все это он и рассказал Юле на первом свидании.

Потом была жизнь в общежитии, непростая, но счастливая. Рождение дочерей, переезд - никто не подозревал, что случайность поставит семейное счастье под угрозу. Теперь предстоит новое судебное разбирательство. Снова с десяток, а то и больше, заседаний. Но теперь, когда удалось доказать свою правоту, Ганчары надеются на положительный исход, даже на оправдание. В конце концов, замгенпрокурора указал - о предумышленном убийстве явно речи не идет.

Цифра

6,5 лет колонии строгого режима - таков был первоначальный приговор Виктору Ганчару.

Происшествия Правосудие Суд Филиалы РГ Сибирь Судебная власть Суды общей юрисдикции Верховный суд СФО Новосибирская область Новосибирск
Добавьте RG.RU 
в избранные источники