Новости

16.09.2016 13:07
Рубрика: "Родина"

Имя на солдатском котелке

Поисковики вернули из небытия красноармейца Сатыбалды Мухамедиева
Когда нашелся красноармеец Мухамедиев, казалось, кроме крупнокалиберной снарядной рвачки не будет сигналов в этом шуршащем муравьями лесу. Несмотря на то, что долгие годы здесь были закрытые для посторонних охотугодья, каждую ямку старательно взрыхлили неизвестные охотники за металлом. Умные насекомые, уставшие от вторжений в их подземный уют, встали на страже своих рубежей. Только притормозишь где или присядешь - и десятки маленьких злобных тварей проворно взбираются по твоему телу, выискивая места, где укус чувствуется всем естеством.

Но что интересно: как только Коля уперся в алюминиевый котелок - муравьи отцепились. Из посторонних были только мыши, учинившие форменный гвалт в полом стволе огромной сосны. Грызуны волновались. А группа потных людей с усталыми лицами поднимала бойца максимально аккуратно, учитывая, впрочем, тот факт, что в октябре 1943 года этот среднего роста автоматчик с ногой 41-го размера получил увесистый кусок металла в затылок, а еще несколько раздробили таз, перебили ноги и руки и унесли куда-то позвоночник. Зато гранаты с патронами остались.

Останки Сатыбалды Мухамедиева, нетвердой рукой начертавшего свое имя на котелке, товарищи сложили в плащ-палатку и закопали, а время старательно разгладило верхний слой почвы. И если бы не местные лесники...

Убедившись в наших добрых намерениях, лесники Вышгородского района Киевской области подарили нам танк. Наш, советский. Правда, к текущему моменту он оказался порезанным на металл. Но опытные люди в груде ржавых железок распознали части бортов, башенок и всяких механизмов. Экспресс-анализ окрестностей с помощью металлодетектора показал, что осенью 1943 года в машине, атаковавшей тогда безлесные песчаные барханы, сдетонировал боекомплект. На 30 метров в округе разбросаны детали, тяжкие куски брони, шарики от подшипников, фильтры и обвес. Опередившим нас металлоломщикам досталось только днище с катками.

Куда делся экипаж - неизвестно. Возможно, разлетелся малыми фрагментами вместе со своей машиной. А может быть, успели выпрыгнуть и лежат где-то неподалеку. Как останки другого, уничтоженного вражеской артиллерией экипажа Т-70 из 61-го танкового полка 1-й Гвардейской кавдивизии, найденные и захороненные на ключевой высоте, за которую и рубились тогда всем скопом целых две недели.

А в той стороне, куда наш танк стрелял, обнаружилось натуральное месиво переходивших из рук в руки позиций, каким-то чудом не найденных алчными копателями. В каждой яме немецкая противотанковая и гаубичная артиллерия вперемешку с нашей пехотой и бронебойщиками.

Значит, надо искать. И надеяться на новые встречи с неизвестными солдатами. Ведь и рядовой Мухамедиев по донесениям о потерях не проходил - он учтен, как мы выяснили, только подворовым послевоенным опросом...

18 лет парню было, когда его призвали из родного села Бигаш бывшего Талды-Курганского района. С тех пор родня разъехалась кто куда. На сегодняшний момент известно, что родной брат нашего Сатыбалды переехал в город и умер. Его семью ищут по линии казахстанского консульства...

НАШИ АВТОРЫ

Дмитрий Заборин

Родился в 1977 году. Руководитель Союза поисковых отрядов Украины. Принимал участие в поисковых работах на территориях Киевской, Житомирской, Черниговской, Черкасской, Донецкой и Харьковской областей.

Участник Вахт памяти в Республике Карелия, Крыму, Молдове. Один из создателей и координатор проекта "Электронная Книга Памяти Украины" и дочернего проекта "Военные мемориалы", единственного на Украине действующего реестра воинских захоронений.

За десять лет поисковиками найдено и захоронено с воинскими почестями более тысячи бойцов и офицеров Красной армии.