Новости

19.09.2016 15:50
Рубрика: Культура

Мне скучно, бес

В "Новой Опере" поставили "Фауста" Шарля Гуно
Средневековая легенда о Фаусте - размышления о добре и зле, пороках и страстях, поиски смысла человеческого бытия, с тех пор как была опубликована в XVI веке издателем Иоганном Шписом, является не иссекаемым источником вдохновения для многих выдающихся творцов. Молодой режиссер Екатерина Одегова и опытный оперный драматург-интеллектуал Михаил Мугиншейн смело решили опере Гуно придать черты булгаковского фаустианства. И посвятили свою работу 150-летию первого московского спектакля (на сцене Большого театра) и 125-летию со дня рождения Михаила Булгакова.

Большой поклонник оперы Михаил Афанасьевич часто апеллировал к опере в своих произведениях. Например, в "Собачьем сердце" упоминается "Аида" Верди, а в "Белой гвардии", в повести "Тайному другу" и, конечно, в "Мастере и Маргарите" - "Фауст" Гуно. На этом и решили сыграть постановщики. Ради чего не только изменили время и место действия на Москву 30-х годов прошлого века и насытили сцену булгаковскими героями от бутафорского кота Бегемота до безмолвного Коровьева, который беспрестанно суетится, пританцовывая. Особенно запоминается и смешит его пляска с ведром. Этот вымыленный персонаж для оперы выглядел практически главным действующим лицом.

Но весь этот примитивный "оживляж" и экстремальное путешествие героев во времени и пространстве из московской квартиры в средневековый Конфитюренбург, наполненный "пряничными домиками" и разной "сувенирной" атрибутикой, в псевдоромантический сад, похожий на картинку из детского мультика (художник - Этель Иошпа), обратно в Москву, где хозяин жизни уже не Фауст, а Мефистофель, никак не роднит Гуно с Булгаковым. Партитура французского композитора не откликается на игры подсознания постановщиков, которые увлекшись надуманной фабулой, никак не выстраивают отношения между теми, кто интересовал Гуно. И знаменитый балетный акт "Вальпургиева ночь", вовсе выкидывают из спектакля за ненадобностью. А, между тем, первая постановка "Фауста" в парижском "Théatre-Lyrique" в марте 1859 года была принята публикой крайне холодно. Настоящий успех к опере пришел только десять лет спустя, когда композитор сделал вторую редакцию партитуры, написав, ставшую невероятно популярной эту вакхическую сцену.

"Фауст" обычно благодатен для певцов. Солистам (прежде всего, тенору, басу, сопрано и баритону) здесь уделено много места, и им есть, где показать свои вокальные возможности. По количеству шлягеров, любимых публикой, "Фауст" может поспорить с такими хитами оперного репертуара, как "Евгений Онегин", "Травиата" или "Кармен". Изумительный дуэт старого Фауста и Мефистофеля, пылкая каватина Валентина, зловещие куплеты Мефистофеля "О золотом тельце", наивно-восторженные куплеты Зибеля, трепетная каватина Фауста, прекрасная "Ария с жемчугом" Маргариты, знаменитый любовный дуэт главных героев, квартет Марты и Мефистофеля с Фаустом и Маргаритой и, наконец, серенада Мефистофеля.

По количеству шлягеров, любимых публикой, "Фауст" может поспорить с такими хитами оперного репертуара, как "Евгений Онегин", "Травиата" или "Кармен"

Но то ли от премьерного волнения, то ли от того, что бытование солистов на сцене интересует постановщиков куда меньше, чем процесс "обулгакивания" Гуно, а у дирижера Яна Латама-Кёнига оркестр играет очень громко, без изящества, свойственного французской музыке, и в запредельно медленных темпах, никто из солистов не был безупречен. Татьяна Табачук (Марта) и вовсе умудрилась пропустить почти половину знаменитого квартета. Баритонам Андрею Бреусу и Илье Кузьмину (Валентину из двух первых спектаклей) партия совсем не по голосу. Обе Маргариты (Елизавета Соина и Екатерина Миронычева), чувствуется, что еще свою роль не доделали. Хотя у них, как и у Фаустов (Хачатур Бадалян и Георгий Васильев) и Мефистофелей (Евгений Ставинский и Алексей Тихомиров) есть все шансы сделать эти роли своими коронными в перспективе. В других постановках, или обретя внутреннюю свободу от данного сценического варианта.

Справка "РГ"

Сюжет оперы Шарля Гуно заимствован из первой части одноименной трагедии Гете. Но в отличие от Гете, сюжет этот трактован в опере в лирико-бытовом, а не в философском плане. Фауст Гуно не столько размышляет о жизни, сколько предается любовным чувствам. Упрощен и образ Мефистофеля. Полный у Гете глубокого смысла, он предстает в опере в ироническом плане. Наиболее близка к литературному прототипу Маргарита. В ее образе подчеркнуты человечные, задушевные черты.

Культура Театр Музыкальный театр