Новости

25.09.2016 21:04
Рубрика: Власть

О пользе санкций

Текст: Виктор Ивантер (академик РАН, директор Института народнохозяйственного прогнозирования)
Завтра санкции отменят, все устаканится и будет как прежде - эта версия уже звучит совсем не убедительно. Причем не только для нас, но и для европейских экономистов. В этом я имел возможность убедиться на днях, обсуждая будущее экономических отношений России и Европы с французскими коллегами.

Санкции вроде бы предназначены для того, чтобы повернуть историю вспять, я имею в виду вхождение Крыма в состав России. И контрсанкции официально являются ответным набором мер против ограничений, введенных в отношении России. То есть нас пытаются наказать, а мы их.

В действительности потери от нашего эмбарго для европейцев оказались малозначимыми, и в основном для своего продовольствия они нашли другие рынки сбыта. Конечно, за рядом исключений, таких как польские яблоки или молочная продукция из Прибалтики. Но контрсанкции и не преследовали цель нанести ущерб Европе. В тех отраслях, где мы могли действительно нанести вред, например, в сотрудничестве в области космоса, никаких ограничений не вводилось.

Западные санкции были использованы как повод, чтобы ослабить негативное влияние на экономику наших обязательств перед Всемирной торговой организацией. Процесс присоединения России к ВТО был долгим, препоны ставились чисто политические, и нам пришлось пойти на серьезные компромиссы, особенно в вопросах сельского хозяйства.

И тут мы получили законные основания для защиты своего производителя. Многие говорят: вот, из-за эмбарго выросли цены. Так ли это? Нет! Цены выросли потому, что изменились условия внешней торговли, резко упали доходы от экспорта нефти и газа, девальвировался рубль и, естественно, подскочили цены на импортные товары. Но это произошло бы и без эмбарго.

Более того, если бы доля импорта в продовольствии по-прежнему достигала 40 процентов, влияние слабого рубля на внутренние цены было бы гораздо более ощутимым, инфляция - еще выше.

Но во многом благодаря контрсанкциям, благодаря тому, что наши производители получили возможность работать на внутренний рынок, мы добились совершенно уникальной вещи: продовольственной безопасности. Нас уже не могут в любой момент попросту оставить без еды, мы сняли эту проблему. Она была совершенно реальной, достаточно вспомнить, что после ввода советских войск в Афганистан США установили "зерновое эмбарго" в отношении СССР.

Теперь эту независимость от импортного продовольствия надо поддерживать, не доводя, конечно, ее до абсурда. Цитрусовые или бананы все равно будем покупать у южных стран, это нормально, но мясо и молоко у нас должны быть свои.

Если бы доля импорта в продовольствии оставалась 40 процентов, инфляция была бы значительно выше

Все это ни много ни мало означает преодоление последствий коллективизации 1930-х годов. И то, что мы это сделали, внушает надежду, что сможем и преодолеть последствия далеко не самой удачной приватизации 1990-х, которая привела к остановке брошенных на произвол судьбы промышленных предприятий и замене собственного производства на импорт.

Движение к этому уже началось. Пример - оборонно-промышленный комплекс, которому санкции помогли преодолеть критическую зависимость от импорта из Украины. Но остается много секторов, прочно сидящих на импортной игле.

Подчеркну, нам ни в коем случае не надо возвращаться к экономической автаркии, мы должны эффективно войти в международное разделение труда. И пора отбросить наивное представление о том, что для этого достаточно иметь много денег: вот, мол, купим технологии и встанем в один ряд с так называемыми передовыми странами. К сожалению, этот рынок - закрытый клуб, и членский билет туда дает только наличие собственных уникальных разработок.

Из этого следует и то, что нас вовсе не лишали доступа к новейшим западным технологиям: его и не было в тех отраслях, где нам самим нечем похвастать.

Санкции нам просто внятно объясняют, что у нас нет другого выхода, кроме того, чтобы восстанавливать собственный потенциал в разработке технологий. Только так Россия сможет найти свое достойное место в мировой экономике.

Для этого, кстати, вовсе не нужно бороться с "сырьевым проклятием" и прекращать экспорт нефти и газа. Я не устаю повторять, что добыча сырья давно перестала быть примитивным производством.

В действительности наша нефтяная, газовая да и угольная промышленность - это высокотехнологичные отрасли. Другое дело, что все это должно быть основано главным образом на отечественных разработках. Не надо забывать, что СССР добывал по 600 миллионов тонн нефти в год полностью своими силами: разведка, добыча, переработка - все это велось на отечественном оборудовании.

Ясно, что Россия не вернется к избыточному импорту, как и то, что мы обречены на сотрудничество с Европой

А что до санкций, то в Европе всем, кажется, совершенно понятно, что как способ давления они смысл потеряли. Понимают там и то, что Россия уже не вернется к временам избыточного импорта, равно как и то, что мы просто обречены на благополучное сотрудничество, и есть все основания предполагать, что мы восстановим свои отношения. Тем более что европейский бизнес, так уж он устроен, находит разные лазейки, чтобы санкции обходить.

Проблема лишь в том, что наши экономические связи с США гораздо слабее и пока не перевешивают политических противоречий. Но от США мы уже видели всякое, от эмбарго на поставки труб большого диаметра для газопровода "Дружба" до бойкота Олимпиады, но все эти санкции когда-то заканчивались. Закончится и эта неоднозначная история.

Власть Позиция Санкции и антисанкции Колонка Виктора Ивантера Россия и Евросоюз