Новости

29.09.2016 20:06
Рубрика: Общество

Модный возраст

Ирина Антонова: После 75 лет мир открывается по-новому
В России наметилась весьма обнадеживающая тенденция: растет общественный запрос на активность пожилых людей. По мнению экспертов, он может оказаться формулой упрочения здоровья нации. В преддверии Международного дня пожилых людей мы обсуждаем эту тему с ведущими экспертами по вопросам народонаселения и одной из самых блистательных представительниц этой возрастной плеяды, президентом ГМИИ им. А.С. Пушкина Ириной Антоновой.
 Фото: Владимир Вяткин/РИА Новости  Фото: Владимир Вяткин/РИА Новости
Фото: Владимир Вяткин/РИА Новости

Ирина Александровна, человек в возрасте - это не тот, кто считает потери, но и тот, кто больше всего приобрел - колоссальные знания, например, или глубокое понимание сути и смысла жизни.

Ирина Антонова: В нашей стране общество объективно стареет. И почему-то, если человек выходит на пенсию, половина населения сразу же записывает его в "старики" и "отработанный материал". В XX, а тем более в XXI веке это просто смешно.

Я понимаю, что у нас особые экономические условия, поэтому трудно и даже болезненно поднимать уровень пенсионного возраста, но пока этого не произойдет, люди с 55 лет будут считаться стариками. Но это искусственное старение человека. Мы смотрим на женщин и мужчин в возрасте 50-60 лет и видим абсолютно трудоспособных, востребованных и состоявшихся людей.

Когда они выходят из возраста надежд на изменения в своей жизни, они начинают сразу себя позиционировать как немолодых и беспомощных. Конечно, не надо искусственно молодиться, это выглядит смешно. Но иногда встречаешь женщину, ей 60 - 70, а она замечательно выглядит. Любуешься, как одета, причесана, как говорит, как себя ведет.

Вы как раз пример такой женщины. Машину до сих пор водите?

Ирина Антонова: Конечно, вожу. В это воскресенье как раз ездила.

Современная индустрия моды в обществе потребления нацелена на молодых. Мощная пропаганда побуждает даже 27-летних девушек ложиться под нож пластического хирурга.

Ирина Антонова: Я не против пластических операций, но только не в 25. Одно дело, когда есть настоящий дефект... Но просто ради красоты ложиться под нож хирурга - это безумие. И ощущение своей неполноценности. Когда в 25 лет женщина чувствует себя неполноценной, мне это непонятно.

Существует масса способов сохранять свою свежесть и без хирургических операций. Главное - уход. Еще более важно самочувствие, душевный настрой на себя работающую, нужную, любимую, уважаемую. Вот что позволяет сохранять в том числе и внешний вид. Собой надо заниматься, тратить на себя время и деньги по возможности. Смешно, когда пожилая женщина одевает юбочку до пупа, так не надо делать, но одеваться свежо и по возрасту - почему нет. Старить себя одеждой не надо. Нужно найти свой стиль, следовать ему, ну и корректировать его по мере увеличения возраста. Стиль - это не сиюминутная мода. Одна моя старая знакомая говорила, то, что носят все, это уже немодно.

Если ты вышел из возраста надежд на изменения, не надо позиционировать себя как немолодого и беспомощного

Вы бесспорно нашли свой стиль...

Ирина Антонова: Я никогда не делала ничего специального, просто старалась за собой следить. Мне столько лет, что я уже даже выхожу за представления о пожилом возрасте. Ну и что. Нельзя небрежно к себе относиться. Это важно и для внешнего вида, и для работоспособности. А наша женщина часто о себе забывает. Рекомендации всем известны: занятия спортом - их надо как можно раньше начинать и по возможности как можно дольше длить. Я начала очень рано, в 8 лет. Но не надо трястись над здоровьем. Я просто не могу слышать эти разговоры, когда все друг другу жалуются на то, что болит слева, а что справа. Во-первых, об этом вообще не надо говорить, а во-вторых, врачей слушать надо и принимать, что прописывают.

Запрос на активность пожилых людей может оказаться формулой упрочения здоровья нации. Фото: Виктор Погонцев

Многие говорят, что зрелый возраст часто комфортнее, чем молодость с ее ошибками.

Ирина Антонова: Абсолютно с вами согласна. Я очень внимательно анализирую свои временные этапы, 50-60-80-90, и вижу разницу. Мир открывается по-новому, особенно после 75. Все суетное отпадает, и жизнь поворачивается такими ракурсами, что ясно начинаешь понимать, во что нужно вкладывать свою душу, сердце, мысли, слезы, улыбку, а во что совсем не надо. Происходит переоценка ценностей. Они, конечно, несильно уходят от того, во что вы верили раньше, но во многом корректируются. Жизнь поворачивается другими гранями, и вы вдруг начинаете привязываться и любить кого-то, к кому раньше относились спокойно. Или в ком-то разочаровываетесь, но понимаете, что это ваше зрелое и окончательное решение. Я очень уважаю этот возраст. Что-то, конечно, уходит, уже не можешь так быстро пробежать, замедляются какие-то реакции... Но по-новому осознаешь жизнь, понимаешь людей, свое прошлое, своих родителей. Это прекрасный период жизни, только его надо проходить осознанно.

Правда ли, что мужчины и женщины стареют по-разному?

Ирина Антонова: Конечно, мужчины - более хрупкий механизм. Хотя считается, что женщины. У мужчин в определенном возрасте становятся заметны какая-то неуверенность, осторожность. У них страхи проявляются сильнее. Важные переосмысления, как мне кажется, для мужчин более драматичны, чем для женщин.

Многие наши писатели говорят о том, что любят образы "русских старух" в литературе и кино. В них есть какая-то невероятная красота...

Ирина Антонова: То, что они видят в пожилых женщинах, бабушках, это все правда. Это не просто пушкинская няня, которая должна за кем-то ухаживать, нет - это женская натура, в которой проявляются все эти качества. Молодой она такой не была, а вот в старости становится именно такой. Такая эволюция происходит в основном с русскими женщинами. И это отмечено в литературе. У нас в музее висит "Портрет пожилой женщины" Рембрандта. Он там все сказал. Перед вами сидит, чуть склонив голову, пожилая женщина. Голова покрыта платком, старенькие руки. Она смотрит на вас, и кажется, что вся ее жизнь с трудностями и радостями протекает перед вами. Но на все то, что было в ее жизни и что есть, она смотрит с какой-то особой добротой и теплотой. А ведь жизнь - это очень драматический сюжет. Вы рождаетесь, зная, что умрете, и это начало вашей драмы. Как вы проживете свою жизнь? Как встретите конец? Эта пожилая женщина, очень похожая на русских женщин, встречает его неозлобленной. Она не хочет помнить зла, которое она, конечно, испытала. Улыбки пожилых женщин - это уроки взаимоотношения с миром. Если, конечно, более молодые сумеют их прочитать.

Старикам здесь место

Модной бабушкой Ульяновска Валентина Ивановна Засимова стала случайно. У Ленинского мемориала она продавала носки и варежки. Товар шел плохо. Но однажды ей предложили прийти в центр культурных индустрий "Дом Штольца". Там Серовой подсказали, как "играть" с носками и покупателями. И теперь она вяжет шапки с буквой "Ё", памятник, который стоит в Ульяновске. Шарфы и носки брендирует силуэтом Ленина. Они идут на ура у китайских туристов.

- Мы все задумывали в расчете на молодежь, - делится впечатлениями куратор проекта "Дом Штольца" Максим Трошин. - Но локомотивом проекта, его тягловой силой стали пожилые люди. Они умеют делать дело, а мы подсказываем, как встраиваться в тренды. Кстати, такие мастера, как Засимова, навели нас на мысль, что надоевшему ширпотребу бабушкин хенд мейд - отличная замена.

Вслед за Засимовой в "Дом Штольца" пошли пожилые швеи и пенсионеры-ремесленники. "Креативит", порой удачно, молодежь, а держат уровень, качество и поток возрастные мастера.

- Общественный запрос на активность пожилых людей - обнадеживающая тенденция, - считает член-корреспондент РАН Наталья Римашевская. - Он может оказаться формулой упрочения здоровья нации. Дело в том, что беби-бум эпохи экономического роста постепенно сменяется на период затяжного падения рождаемости, который впереди. Ему на смену идет следующее поколение, которое будет малочисленнее тех, кто беби-бум осуществил. В репродуктивный возраст вступили дети 90-х, а их рождалось меньше всего. К тому же приближается пора умирать поколению послевоенных детей, которых рождалось намного меньше, чем до 1941 года. И из двух резервов сохранения населения более реальным выглядит второй - повышение качества жизни здравствующих поколений - более реальным выглядит второй.

Прогноз Римашевской, известного демографа, разделяют многие эксперты, убежденные в том, что на данном отрезке истории надо искать разные резервы сохранения нации. Один из них - увеличение продолжительности жизни зрелых людей за счет роста ее качества. А оно немыслимо без востребованности пенсионеров не на любой, а на той самой работе, которая продлевает жизнь.

- У нас есть запас прочности, который может использовать государство, чтобы увеличить продолжительность жизни, - убежден директор Института демографии ГУ ВШЭ Анатолий Вишневский. - Резервы связаны с внешними факторами смертности. Транспортные аварии, отравления, алкоголизация, самоубийства - власти уже влияют на снижение этих показателей. Но главный фактор - внутренний. Он невидим, а нам надо понять, что наступает эпоха "мелочей", когда важна жизнь каждого отдельно взятого человека, который может оказаться той "соломинкой", которая всех спасет. Страна ставит амбициозные цели экономического развития, а включенность пожилых людей дает шанс выкарабкаться из сложной развилки истории.