Новости

06.10.2016 10:53
Проект: В регионах

Артисты не умирают

Примадонна островной сцены откровенно о Сахалине, театре и своем имени
Народная артистка РСФСР Клара Кисенкова верна Сахалинскому драматическому театру более полувека. За это время она снискала любовь многих тысяч зрителей. Клара Константиновна рассказывает о себе, о театре и о жизни на далеком острове.
 Фото: Сергей Красноухов Клара Кисенкова в одной из своих любимых ролей в постановке "Странная миссис Сэвидж". Фото: Сергей Красноухов
Клара Кисенкова в одной из своих любимых ролей в постановке "Странная миссис Сэвидж". Фото: Сергей Красноухов

Клара вместо Клавы

Детство мое было и радостным, и голодным одновременно. У нас в семье работала только мама, а едоками были я с братом да бабушка. Но, несмотря на то, что жили мы бедно, в доме у нас была любовь.

Моя жизнь - это Сахалин, меня сюда привезли трехлетней, я провела здесь практически все годы.

Кстати, Клара - это театральное имя, ведь родители назвали меня Клавдией. Но имя Клава я не любила до отторжения, поэтому при поступлении в институт для всех была Кларой. Я всю свою родню приучила называть меня только так.

Почему Клара? Наверное, виной всему - рычащий звук "р-р", который я просто обожаю.

Я с детства книгочея, ведь мы жили рядом с библиотекой. Меня библиотекари считали своей, я там пропадала.

Проглатывала все! Но больше всего любила сказки, только лет десять назад перестала их читать. Что-то оборвалось, и мне очень жаль, что так случилось. Уходя в сказку, ты окунаешься в иной мир. Я перечитала сказания многих народов мира, и они сильно повлияли на мое мировоззрение и мировосприятие.

После седьмого класса, когда мне едва исполнилось четырнадцать лет, я поступила в педучилище. Мама стала слепнуть, и я с братом была вынуждена раньше времени пойти во взрослую жизнь.

Помню, после окончания училища прибежала подружка с газетой в руках - там было объявление о том, что во Владивостоке открывается первый в СССР институт искусств.

А я артисткой мечтала стать с пяти лет - с тех пор, когда бабушка повела нас в кино смотреть "Повесть о настоящем человеке".

Когда сбили самолет летчика Мересьева, у меня началась истерика. Я на весь зал орала: "Русского убили!". Взрослые были вынуждены меня увести. В фойе был водопад слез. Никто не мог меня успокоить, и вдруг одна женщина говорит: "Деточка, ты не плачь, он живой. Это же артист!".

В тот же день я решила стать артисткой. Раз эти люди на экране творят такие чудеса и остаются живыми, то я тоже буду поступать, как они.

Дано или нет

На артиста выучиться невозможно, у тебя что-то должно быть внутри. Можно научиться изображать чувства, но это сразу видно. Научить проживать их - нельзя.

Дано или не дано. По-другому не бывает. Понимаете, сцена - она как увеличительное стекло, крупно показывает все твои достоинства и недостатки. Зритель принимает тебя тогда, когда ты ему полностью открываешься, а если ты хоть на йоту врешь, он сразу это чувствует.

Вообще сцена - это волшебство. Я на ней могу многое, для меня главное, чтобы тылы были крепкими. А я справлюсь…

Бывало, температура под 39 градусов, до сцены доползаешь, а как на нее ступил, все хвори проходят. Занавес закрыли - и ты снова без сил. Тайна!

Сцена - как увеличительное стекло, крупно показывает все твои достоинства и недостатки

Я практически не играла отрицательных персонажей, а ведь у меня за плечами более 250 ролей, и каких! Любая артистка мечтает о такой судьбе.

Здесь, на Сахалине, я пятьдесят один год на одной сцене. Но при этом сменила более пятнадцати театров. Что я имею в виду? Да все очень просто - каждый новый главный режиссер приносил собственный театр, свою школу и почерк.

Я играла роль Раневской в "Вишневом саде". Помню, возникли жуткие "ножницы": моя человеческая суть никак не могла понять, как можно бросить детей? Я же работаю над каждой запятой, над каждым словом автора, все пытаюсь осознать, чего же Чехов хотел.

Вдруг вижу, что у Раневской была попытка самоубийства за границей. Мне в ту же секунду стало легче. Это же больной человек! Все сразу стало понятно, и роль пошла. Меня эта деталь примирила с ней.

За рыбой в лунку

Сахалин - организм особый. У меня здесь жизнь прошла, а зависти актерской, о которой так много говорят, я так и не узнала. Здесь все по-другому.

Если просеять через сито песок, то самые крупные песчинки останутся. Так и у людей: здесь остаются только те, кому остров стал родным, кто сердцем прикипел к этой земле.

Помню, наградили меня орденом Трудового Красного Знамени. С какой искренностью поздравляли коллеги! Вы себе представить не можете. Стол накрыли, веселье было до потолка.

Обожаю природу. Когда мне плохо, обязательно еду в лес. Меня он лечит, восстанавливает силы. Еще люблю зимнюю рыбалку. Я очень азартный человек - если рыба срывается с крючка, могу в лунку полезть голыми руками.

Я всегда сомневаюсь. Если решишь, что ты идеален - все, конец. Актер сразу перестает существовать. Каждый раз перед выходом на сцену волнуюсь, как студентка.

Раньше была хорошей хозяйкой, а сейчас уже нет. Мама любила мою жареную картошку. Родные часто ждали меня после спектаклей. Картофель был уже почищен, и мне оставалось только его приготовить.

Пока живы были мама, тетя и бабушка, в доме всегда было много людей. Порою трудно было найти спокойный уголок, чтобы над ролью поработать. Помню, как-то в сердцах воскликнула: "Ну когда же у меня будет тишина?". Сейчас живу одна, и у меня очень тихо в доме. Но стала ли я от этого счастливей? Теперь готовлю, когда дочка с зятем и внучка в гости приходят.

Меня в Южно-Сахалинске узнают даже по голосу - стоит в магазине что-то сказать, как люди сразу головы поворачивают. Я до сих пор от этого тушуюсь… Нос почесать нельзя, ведь ты постоянно как под рентгеном. Оборотная сторона узнаваемости.

Я не матерюсь, это мой принцип. Мой нецензурный максимум - выражение "Ну, мать нехай". Во всех ситуациях оно меня спасает. Не понимаю выражения "матерящийся интеллигент".

Надо мяукать? Буду мяукать!

Театр - это миг, который у тебя однажды случается. Или не случается… Поэтому я научилась не бояться никаких ролей: ни тетушек в массовке, ни цариц и королев. Если надо, буду в кулисах мяукать, изображая кошку.

Помню, как одному из режиссеров не понравилась моя гражданская позиция, и он запретил мне репетировать роль. Было два состава. Режиссер постоянно работал с другой актрисой, а меня дней по десять просто не замечал. Я стоически переживала, наблюдала за каждой репетицией, не проронив ни звука. За пять минут до начала генерального прогона он приглашает меня на сцену.

Режиссер рассчитывал, что будет провал, а я весь спектакль сыграла. Помню, что в конце прыгала на одной ножке и радостно повторяла: "Победа! Победа!". Это тоже театр.

Чего мне хочется от жизни? Не люблю банальностей. Но мне, правда, хочется, чтобы зло никогда не касалось наших душ, сердец, а также всех родных и близких, нашей Родины. Очень хочется!

Прямая речь

Анна Жук, заместитель министра культуры Сахалинской области:

- Клару Константиновну Кисенкову любят и уважают несколько поколений сахалинцев. Любят за то, что она не играет на сцене, а достоверно проживает жизни и судьбы своих героинь. В ней нет ни капли звездности, она простой человек. В самом лучшем смысле этого слова.

Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Сахалинская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники