Новости

17.10.2016 19:42
Рубрика: "Родина"

"Счастливая Хорватия"

Почему китайцы поставили Дмитрию Хорвату, строителю Транссиба и управляющему КВЖД, памятник при жизни
Текст: Олег Каримов (кандидат исторических наук)
Документы, дающие представление о военно-политической обстановке в Маньчжурии и Китае к 1929 году и роли Д.Л. Хорвата в антисоветских планах белых организаций:
Правительство генерала Д.Л. Хорвата (сидит в центре). Владивосток. 1918 г. Правительство генерала Д.Л. Хорвата (сидит в центре). Владивосток. 1918 г.
Правительство генерала Д.Л. Хорвата (сидит в центре). Владивосток. 1918 г.

Воин, строитель, менеджер

Одним из выдающихся людей, имевших отношение к постройке Транссиба и последующему руководству различными его участками, был генерал-лейтенант Дмитрий Леонидович Хорват (25 июля 1858 (1859) г. в г. Кременчуг Полтавской губернии - 16 мая 1937 г. в Пекине).

Он родился в семье потомственных дворян Херсонской губернии. В 1875-1878 гг. учился в Николаевском инженерном училище. Участвовал в освободительной Русско-турецкой войне 1877 - 1878 гг.

В марте 1885 г. Дмитрий Леонидович был направлен на строительство Закаспийской военной железной дороги, получив должность чиновника по особым поручениям при заведующем постройкой дороги генерале М.Н. Анненкове. В 1889 г. он назначается начальником дистанции по эксплуатации Самаркандского участка железной дороги, в сентябре 1896 г. - начальником Южно-Уссурийской железной дороги. С апреля 1899 г. Хорват исполнял обязанности начальника Закаспийской железной дороги.

Но самые яркие страницы его судьбы связаны с Китайско-Восточной железной дорогой (КВЖД). С 1903 г. Хорват руководил ее строительством, а затем до 27 апреля 1918 г. был управляющим КВЖД.

"В его [Д.Л. Хорвата. - Авт.] ведении находилось не только управление таким колоссальным предприятием, как КВЖД, но и организация всех сторон жизни многотысячного российского населения полосы отчуждения дороги и ее центра - г. Харбина, который при нем превратился в крупнейший железнодорожный, промышленный и торговый центр Северо-Восточного Китая"1.

Еще до Октябрьской революции 1917 г. территория полосы отчуждения, на которой проживало до 25 тыс. русских, получила неофициальное название "Счастливая Хорватия". Своей справедливой и честной деятельностью Д.Л. Хорват добился всеобщего уважения и признания его заслуг. В воспоминаниях бывшего эмигранта в Китае В.А. Слободчикова об этом говорится: "Уважение китайского населения ярко выразилось в том, что китайцы в октябре 1915 г. при жизни поставили ему памятник в Харбине" с надписями на русском и китайском языках2.


Дмитрий Хорват в парадном мундире со звездой ордена Св. Анны 1-й степени. Основные вехи биографии генерала изложенны на трех языках - русском, английском и китайском.

Верховный Правитель

Октябрьскую революцию 1917 г. Дмитрий Леонидович встретил враждебно и, дабы подавить появившиеся было революционные выступления на КВЖД, пригласил в декабре 1917 г. китайские войска для охраны железной дороги. А когда в феврале 1918 г. на Дальнем Востоке появился "Дальневосточный комитет активной защиты Родины и Учредительного собрания", генерал-лейтенант Д.Л. Хорват создал сводный военный отряд, состоявший из пехотного полка полковника Маковкина, конно-егерского полка Враштиля и конного отряда полковника Орлова.

10 июля 1918 г. на станции Гродеково Дмитрий Леонидович объявил себя временным "Верховным Правителем России" до восстановления государственной власти. 14 ноября 1918 г. генерал сложил с себя исполнение обязанностей "Верховного Правителя", оставшись "Верховным Уполномоченным на Дальнем Востоке", с подчинением ему всех войск и военных флотилий Дальнего Востока. А уже 17 - 18 ноября 1918 г. звание "Верховного Правителя" принял на себя адмирал А.В. Колчак.

В начале 1927 г. Великий князь Николай Николаевич назначил Дмитрия Леонидовича главой русской дальневосточной эмиграции и поручил ему "ведение переговоров с китайскими властями и находящимися в Пекине представителями иностранных государств по вопросам государственного порядка первостепенной важности, связанным с возможностью организации в пределах Дальнего Востока реальной борьбы за освобождение нашей многострадальной родины от ига Советской власти"3. Тем не менее лишь часть эмиграции, в основном население бывшей полосы отчуждения КВЖД, поддерживала своего бывшего управляющего.

В период советско-китайского конфликта на КВЖД в 1929 г. генерал Хорват поддержал тех эмигрантов, которые пошли работать на железную дорогу, чем, по его мнению, "оказали ценную и незаменимую поддержку китайским властям: без помощи эмиграции КВЖД прекратила бы свои действия в первые дни"4. С ведома генерала Хорвата в казачьих населенных пунктах были созданы опорные базы "белого" сопротивления в приграничном районе Трехречья (притоков реки Аргунь) для нападения на советскую территорию. Об этих планах стало известно советской разведке, которая предупредила об этом советское военное руководство5.

10 июля 1929 г. китайские войска Чжан Сюэляна6 захватили КВЖД, арестовали свыше 200 советских служащих дороги, 35 из которых были депортированы в СССР. Советский Союз 17 июля разорвал дипломатические отношения с Китаем.


Участники демонстрации в Москве осуждают захват КВЖД. 1929 г.

Эмигрант

В августе 1929 г. Красная Армия перешла границу с Китаем и совершила в районе Трехречья несколько рейдов для подавления очагов вооруженного нападения белых на приграничную территорию. По различным оценкам, потери "белого" населения составили до 150 человек. Это послужило поводом к обвинению А.Ф. Керенским генерала Д.Л. Хорвата. По мнению первого, русские не должны были участвовать в помощи китайцам в захвате КВЖД и в военном столкновении с СССР - нужно "навсегда отказаться от расчета на иностранные штыки и все силы отдать на внутреннюю, русскую борьбу за освобождение"7.

В ноябре 1929 г. Особая Краснознаменная Дальневосточная армия провела операцию по восстановлению контроля над КВЖД. 22 декабря в Хабаровске был подписан так называемый "Хабаровский протокол", согласно которому на КВЖД был восстановлен статус-кво в соответствии с Пекинским и Мукденским договорами.

В конце жизни Дмитрий Леонидович оставил активную политическую деятельность и безвыездно проживал в Пекине на 1-м этаже особняка бывшего Австро-Венгерского посольства, так как ему был запрещен выезд в любимый Харбин.

Генерал-лейтенант был похоронен на территории кладбища православной Пекинской духовной миссии у стены храма Всех Святых Мучеников.


Документ N 1. Антисоветские планы Нанкина8 и белых организаций Д[альнего] В[остока] (справка, 16.05.1929)9

... 3. Сведения, поступившие из Маньчжурии, указывают как на усиление деятельности белых организаций Семеновского полка, так и на разведческую деятельность Нанкина на советско-китайской границе.

По аг[ентурным] данным от 11.04. Семеновские организации в Маньчжурско-Хайларском районе и в Трехречье ведут за последнее время энергичную работу по организации белоотрядов для налетов на нашу территорию и по захвату руководства над всем белым движением в указанных районах. В своей работе они наталкиваются на сильное сопротивление Хорватской группы белых (сторонники ген[ерала] Хорвата, по некоторым данным признанного Нанкинским официальным представителем всей белой эмиграции в Китае).

[В] Хайлар прибыл адъютант Семенова Кулаков, привезший деньги для организации. Цель приезда Кулакова не выяснена. Однако распускаются слухи, что с прибытием Кулакова начнется подготовка к выступлению против Забайкалья и нового Баргуйского восстания. Имеются сведения, что белым в Хайларе и Маньчжурии оказывают активную помощь англичане; помощь японцев Семеновцам не вызывает никаких сомнений.

Наряду с этими фактами о деятельности белых в приграничной с СССР и Внешней Монголией территории имеются данные, указывающие на не меньшую активность белых в центрах их оседлости в Харбине и Шанхае.

Существующий в Шанхае "Дальневосточный корпус русских добровольцев" выпустил 1 октября [19]28 года 1й добровольческий заем на сумму в 100 тыс. мексик[анских] долларов для антисоветской работы на Д. Востоке (1 облигация займа имеется в IV управлении). Имеющееся у нас воззвание корпуса по поводу займа обещает произвести оплату последнего из сумм казначейства правительства территории России, освобожденной частями корпуса от большевиков. Заем довольно успешно распространяется среди белой эмиграции, в частности, в Харбине.

Относительно разведывательной деятельности агентов Нанкина на советско-китайской границе имеются следующие данные:

По аг[ентурным] данным и сведениям "соседей" Нанкинским прав[ительств]ом для обследования и разведки положения на советско-китайской границе в апреле т[екущего] г[ода] командированы в Маньчжурию три немецких советника-офицера в чине полковника (1) и подполковника (2) (фамилии не выяснены). Эти офицеры выехали из Пекина с задачей обследовать в первую очередь пограничные районы Гиринской пров[инции] и Приморскую область, а затем Хейлунцзянскую пров[инцию]. В последней они должны обследовать границу по р. Аргунь до ст. Манчжурия.

Оценка

1) Усиление деятельности белогвардейских организаций в Маньчжурии и Китае является очередным весенним оживлением, подогреваемым внешними факторами - Японией, Англией и политикой Китая в отношении СССР. Ожидать, что это оживление может вылиться в самостоятельную заметную авантюру, не приходится, но переход нашей границы отдельными бандитскими отрядами вполне возможен.

2) Пока еще рано говорить о непосредственной угрозе МНР со стороны Китая; однако подготовительная работа, подготовка почвы к выступлению против нее ведется. По мере же роста силы и авторитета Нанкинского правительства будет расти и опасность выступления со стороны Китая против Внешней Монголии. В этом же направлении ведут свою работу и японские, и английские агенты.


Документ N 2. Оценка положения во внутреннем Китае (18.12.1929)10

...К вопросу об использовании русской белой эмиграции в Китае для военных действий против СССР

Организация отряда особого назначения из бывших военных русских частей в Шаньдунской армии и армии Чжан Сюэляна ведется под главенством ген[ерала] Хорвата и ат[амана] Семенова, но ввиду их малой авторитетности политическая и хозяйственная часть передается инж[енеру]. Остроумову11. Значение Остроумова в общем руководстве ставится высоко - имя его мало трепалось в эмиграции, он считается свежим и энергичным человеком, способным примирить отдельные группы эмиграции. В его способности очень верит Чжан Сюэлян.

Белые главари считают, что они могут организовать корпус в 20-22 тыс. человек.

Японские авторитетные военные круги в этой возможности сильно сомневаются и думают, что при данном положении эмиграции в Китае такой величины отряд организовать нельзя.

Причины: военные части белой русской эмиграции в Китае одни устроились, другие много пережили в плену у Нанкинского правительства и вообще разочаровались в отношении к ним кит[айских] военных вождей - испытали много обиды и не пойдут на новые испытания, хотя бы их и повели против Красного врага - Сов[етского] Прав[ительст]ва.

В Китае, Харбине, Мукдене, Чаньчуне, Шанхае, Циндао и других местах устраиваются собрания. Горячих откликов немного. Рьянее других старые полковники и офицеры. Большинство стремится к получению теплых мест на КВЖД.

Сибирская группа против активного выступления и решительно против Семенова. Ее точка зрения - выступать с китайцами, значит, идти против русского дела на востоке. По ее мнению, большевики не вечны, и если будет сейчас потеряна дорога, то тем самым будет нанесен удар русскому делу надолго. Китайцы самостоятельно эксплуатировать дорогу не смогут - ее приберут к рукам иностранцы - окутают массой соглашений и договоров, и таким образом дорога уйдет из-под влияния России, и русскому делу на Д[альнем] В[остоке] будет на долгое время нанесен удар. Полагают, что расхождение Сибирской группы с др[угими] группировками больше из-за малого ее влияния среди эмиграции. Постоянные разногласия Хорвата с Семеновым. Сибирская группа малочисленна, при этом она разделена на две враждующие части, из которых одна стоит за примирение с Хорватом. Японское влиятельное общество считает, что дело будет окончено миром...


1. Аблова Н.Е. Дмитрий Леонидович Хорват. Из истории Российской эмиграции в Китае // http://fondiv.ru/articles/3/191/.
2. Слободчиков В.А. О судьбе изгнанников печальной - М., Центполиграф, 2005. С. 49.
3. ГАРФ. Ф. Р-5963. Оп. 1. Д. 26. Л. 26 - цит. по: Аблова Н.Е. Дмитрий Леонидович Хорват. Из истории Российской эмиграции в Китае // http://fondiv.ru/articles/3/191/
4. Аблова Н.Е. Дмитрий Леонидович Хорват. Из истории Российской эмиграции в Китае // http://fondiv.ru/articles/3/191/
5. Подробнее см. документы, приведенные ниже.
6. Чжан Сюэлян (1901-2001). "Молодой" маршал, правитель Маньчжурии в 1928-1931 гг. Сын главы фэнтянской группировки "старого" маршала Чжан Цзолиня. В 1929 г. принимал участие в захвате КВЖД. В декабре 1936 г. выступил против решения Чан Кайши приступить к разгрому коммунистов в Сиане и арестовал его. Однако вскоре освободил его, но Чан Кайши отдал Чжан Сюэляна под домашний арест, который завершился лишь в 1991 г., когда ему было разрешено покинуть Тайвань.
7. Дни. 1929 г. 8 декабря. N 66.
8. В феврале 1928 г. ЦИК Гоминьдана образовал новое правительство во главе с Чан Кайши. Столица официально была перенесена в Нанкин.
9. Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф. 23. Оп. 1.Д. 6. Лл. 42-44. Орфография сохранена. Справка была подготовлена IV Управлением (то есть Разведывательным) Штаба РККА под руководством Я.К. Берзина и разослана Ворошилову, Уншлихту, Бубнову 16.05.1929 г. за N 36615сс. Рассекречено 07.02.2012 г.
10. ЦАМО РФ. Ф. 23. Оп. 1. Д. 1. Лл. 3-4. Орфография сохранена. Рассекречено 07.02.2012 г.
11. Остроумов Борис Васильевич, управляющий КВЖД в 1921-1924 гг. Во время голода в Советской России в 1921-1922 гг. организовал на КВЖД Центральный железнодорожный комитет помощи голодающим (ЦЖКПГ) для сбора средств и закупки продовольствия голодающим. 5 составов по 30 вагонов с продовольствием, медикаментами, бригадой трактористов с тракторами для сельхозработ поступили в Самару, Челябинск и другие города России.