Новости

20.10.2016 00:09
Рубрика: Культура

Медведь из 1941-го

Дорогой Дмитрий!

Судьба поэта Владимира Луговского была и благополучной, и трагической одновременно. Фото: Из личного архива Татьяны Смирновой

Хочу рассказать об одной книжке и одном стихотворении. Книга Владимира Луговского "Новые стихи", изданная в 1941-м, сохранилась в дядиной библиотеке. Я прикасаюсь к ней с благоговением. Эта книжечка карманного формата в белом бумажном переплете прожила большую и трудную жизнь. На ее обложке печать "ЭГ 3733" - эвакогоспиталь. Стихи Луговского читали раненые, переписывали и отправляли в письмах родным. Сама книга сильно изранена - оглавление оторвано, осталось всего несколько страничек со стихами. Среди них и мое любимое - "Медведь". Это стихотворение я помню с детства, впервые познакомившись с ним на страницах календаря для школьника "Спутник" за 1965 год. Тогда я училась в четвертом классе, и меня потрясло то, что такое грустное стихотворение было напечатано в календаре к новогодним праздникам. Пара четверостиший в календаре и книге не совпадают. В издании 1941 года восьмая строфа выглядит так:

Кто твою хозяйку приголубит?

Мать встречает где-то

Новый год,

Домработница танцует

в клубе,

А отца собака не найдет.

В 1964-м эта строфа зазвучала идиллически:

Кто твою хозяйку приголубит?

Мать с отцом встречают

Новый год,

Домработница танцует

в клубе,

К девочке мохнатый сон идет.

Этот сборник Луговского я носила с собой, когда находилась в душевной коме, земля уходила из-под ног. Воздуха не хватало, чтобы дышать, глаза застилали слезы. Как заклинание твердила наизусть стихи, и эта соломинка помогла выжить, справиться с болью.

P.S. Нынешним летом исполнилось 115 лет со дня рождения Владимира Александровича Луговского.

Татьяна Смирнова, дер. Варламово, Харовский район, Вологодская область

Стихи, которые спасают
Та самая книжка из 1941-го, которая пришла на помощь автору письма в двадцать первом веке. Фото: Из личного архива Татьяны Смирновой

Медведь

Девочке медведя подарили.

Он уселся, плюшевый, большой,

Чуть покрытый магазинной

пылью,

Важный зверь

с полночною душой.

Девочка с медведем говорила,

Отвела для гостя новый стул,

В десять

спать с собою уложила,

А в одиннадцать

весь дом заснул.

Но в двенадцать,

видя свет фонарный,

Зверь пошел по лезвию луча,

Очень тихий, очень

благодарный,

Ножками тупыми топоча.

Сосны зверю поклонились сами,

Всё ущелье начало гудеть,

Поводя стеклянными глазами,

В горы шел коричневый медведь.

И тогда ему промолвил слово

Облетевший многодумный бук:

- Доброй полночи, медведь!

Здорово!

Ты куда идешь-шагаешь, друг?

- Я шагаю ночью на веселье,

Что идет у медведей в горах,

Новый год справляет новоселье.

Чатырдаг в снегу и облаках.

- Не ходи, тебя руками сшили

Из людских одежд людской иглой,

Медведей охотники убили,

Возвращайся, маленький,

домой.

Кто твою хозяйку приголубит?

Мать встречает где-то

Новый год,

Домработница танцует

в клубе,

А отца - собака не найдет.

Ты лежи, медведь, лежи

в постели,

Лапами не двигай до зари

И, щеки касаясь еле-еле,

Сказки медвежачьи говори.

Путь далек, а снег глубок и вязок,

Сны прижались к ставням

и дверям,

Потому что без полночных

сказок

Нет житья ни людям,

ни зверям.

Владимир Луговской, 1939

Культура Литература Календарь поэзии
Добавьте RG.RU 
в избранные источники