Новости

02.11.2016 12:28
Рубрика: Культура

Иван Янковский: Легко ли быть сумасшедшим

Актер о фильмах "Источник", "Дама Пик", "Ночные стражи" и других работах
Ивану Янковскому только что - 30 октября - исполнилось 26 лет, но он уже один из самых востребованных артистов. Звездная династия может по праву им гордиться. Не успели отшуметь картины "Тряпичный Союз" и "Ночные стражи", как уже в прокат выходят фильмы "Источник" (3 ноября) и "Дама Пик" (17 ноября). И везде - главные роли.

И все - заметные и обсуждаемые. Обозреватель "РГ" поговорила с артистом об его работах и в кино, и в театре - Иван служит в "Студии театрального искусства" под руководством Сергея Женовача.

Иван, у нас сегодня много говорится о значении дебютов. В одном из них - "Источнике" - первой полнометражной работе Надежды Витальской - вы сыграли главную роль. Фильм, по жанру "современная легенда", с одной стороны, незатейливый, с другой, говорит о том, что люди часто живут не той жизнью, которой должны. Именно это вас привлекло, когда соглашались сниматься?

Иван Янковский: Абсолютно верно. Обычно весь год отдаюсь театру, репетициям с Сергеем Васильевичем. А на лето каждый раз загадываю, чтобы попался интересный проект, который поможет разобраться в себе, что-то про себя понять, в чем-то измениться. В принципе, так обычно и происходит. И картина "Источник" - не исключение. Фильм возник в моей жизни неожиданно, как раз в тот момент, когда у меня были такие же мысли, что и у моего персонажа - тоже Ивана. Я не очень понимал, чем хочу заниматься, что действительно в жизни важно. И появился "Источник", который, как мне кажется, помог, да еще и одухотворил.

Вам в этом фильме повезло сыграть с Розой Хайруллиной - она исполняет роль ведуньи…

Иван Янковский: Очень повезло. Она настолько не приземленная, если так можно сказать, так одухотворена, внутренне гармонична, что это просто огромная удача и счастье попасть с ней на одну съемочную площадку. Даже и просто с ней посоветоваться, поговорить о жизни.

Хайруллина свои реплики произносит настолько просто, словно и не играет, и нет камеры.

Иван Янковский: Это гениальное существование в кадре, даже не человеческое, а какое-то особенное, животное. Мы с ней говорили об этом. Есть чему поучиться у такого мастера.

В какой-то момент ваш герой Иван становится "офисным планктоном", в котором есть что-то от персонажей фильма "ДухLess". Вас никогда не привлекала такая жизнь?

Иван Янковский: Мы старались показать закрытого человека, который живет в темном мире, ездит с водителем, смотрит на все через очки, и уже абсолютно не чувствует настоящую жизнь. Иван    закрылся после того, как расстался с любимой девушкой Аленой, и на него давят. Вроде бы он стал заниматься делами, которые они договорились делать с братом. Но через отстраненность и холодность, очки и офисный кабинет мы пытались донести, что он занимается тем, чем якобы должен, но при этом чувства и сердце его совершенно в другом месте.

Я вас спросила про офис, потому что есть люди, которые хотят вести правильную жизнь - костюм, машина, дом, и это их вполне устраивает. И есть те, кто верит в мистическую составляющую. У вас два проекта, я имею в виду сейчас "Источник" и "Ночные стражи" - фэнтези, мистика... Как работать в этом жанре? Все-таки в театре у вас, начиная с театрального института - Чехов, Мольер, Платонов...

Иван Янковский: У меня сейчас в театре - Булгаков: спектакль "Записки покойника", репетируем "Мастера и Маргариту". И этот материал тоже можно назвать мистическим. Вообще мне по душе, когда тема проекта, независимо кино это или театр, касается отношений человека с Богом. Меня это привлекает, потому что задаюсь такими вопросами - почему я здесь, для чего, какова моя цель? Поэтому за проекты с обозначенной темой пытаюсь ухватиться и через историю героя разобраться в том, что важно для меня.

В "Мастере и Маргарите" вы кого играете?

Иван Янковский: Опять Ивана. Бездомного. Человека, который пришел к вере. Был безбожником, пишущим антирелигиозные поэмки, и хотел вроде бы только дурной славы - она его устраивала поначалу. А потом все вылилось в то, что он остался единственным героем из всего романа, который начал действительно заниматься Понтием Пилатом. Его жизнь обрела смысл после встречи с Воландом, он поменял ее. Это очень тесно связано с героем "Источника", который тоже изменил жизнь, когда увидел, на что именно способна природа...

Но это связано и с героем "Ночных стражей" тоже.

Иван Янковский: Как ни странно, вот так меня ведут звезды. Эти темы перетекают из одного фильма в другой.

Правильно ли я понимаю, что вы всё ещё ищете себя, и роли помогают в поиске?

Иван Янковский: Да, я считаю, что в этом и есть смысл. Поэтому не принимаю участие во всём, что предлагают. Стараюсь выбирать именно то, что мне как человеку поможет развиться и натолкнет на какие-то верные и правильные поступки по отношению ко всему вокруг.

То есть, образно говоря, вы на коньках в телевизионных ледовых шоу не катаетесь?

Иван Янковский: Я не катаюсь на коньках и, думаю, что там меня не будет в ближайшее время.

В "Даме Пик" Павла Лунгина ваш Герман также мистическая фигура. У меня было ощущение, что он становится тем Германом, которого задумал режиссер, в тот момент, когда на оперной сцене  исполняет арию: "Что наша жизнь? Игра!". Этот эпизод - квинтэссенция роли.

Иван Янковский: Да, это уже пик сумасшествия Германа, непонимания того, кто он, кем хотел стать, что петь, что нужно - слава, деньги, успех? Действительно, это - наивысший момент, в котором уже все перемешалось. Жизнь, театр, любовь, кино. Четыре слоя, а то и больше.

А легко играть сумасшествие?

Иван Янковский: Легко ли быть сумасшедшим? Я не знаю. Но дело в том, что напрямую сумасшествие актер не играет никогда. А играет озадаченность, озабоченность обстоятельствами - настолько, что  они вовлекают в сумасшествие, доводят до грани. В центре актерской игры - образ мысли человека. Проблема в том, что понятия о мире, об основополагающих вещах у человека с обществом не совпадают. Не складываются. Сумасшедшим и больным всегда кажется, что они - нормальные. А вокруг все начинают думать, что нет.

Как вы считаете, в Германе есть любовь или им движут расчеты и эгоизм?

Иван Янковский: Сила любви в нем, естественно, где-то внутри спрятана. Но в большей степени он - человек расчета. Однако, у Пушкина - это одно, у Чайковского - другое, у Лунгина - третье. Есть такие люди, которые понимают, что им нужно, и они к этому стремятся, шагая по головам. Настолько они хотят быть в центре всего, и, чтобы луч славы падал именно на них, что им все равно - любовь, ценность, честность. От Германа в фильме "Дама Пик" все это уходит в сторону. Он озарен идеей   "поиметь весь мир", как я для себя это охарактеризовал. И происходит это через оперу, театр,  деньги, близких, игру...

Кстати, люди с таким складом, как правило, не способны на такой поступок, как взять и перерезать себе горло.

Иван Янковский: У него "поехала голова" в тот момент, когда он от страха уже ничего не понимал. Он вроде и пел уже гениально. Самое парадоксальное и смешное - и в жизни так: если бы он никуда не "вляпался", не влез в долги, не проигрался, не изменил, он бы так не пел.

Но фильм о том, что героиня Ксении Рапопорт - это дьявольский режиссер, который готов любыми способами воздействия на все качества в людях, заставить извлечь тот самый нужный звук для своего спектакля.

Иван Янковский: Да, это творчество. Оно - от высокого, но порой и от лукавого. Так же, как всегда человеком владеют и свет, и тьма. Именно героиня Ксении была способна вывести этого мальчика через одержимость на проявление таких качеств, которые он, может быть, сам в себе не мог найти. Стеснялся, боялся, был нерешительным, но по мере постановки произведения менялся, проявлялся и через кошмар пришел к тому, к чему хотел. И она добилась от него этого!

Она и свою племянницу доводит до определенной черты. Лиза играет момент отравления славой, когда поет, и все бросаются к ее ногам.

Иван Янковский: Да. Но она все равно кристально чиста, и понимает, где свет, а где - тьма. Поэтому лейтмотив ее роли в "Даме Пик" - то, что чистота не позволяет ей сойтись во взглядах с собственной тетей. Между ними происходит отторжение, отталкивание. А у Германа - нет, он готов пойти дальше и дальше.

У вас прозвучала фраза: "самое смешное...". Насколько комедия  - ваш жанр? Я сейчас имею в виду фильм "Тряпичный Союз", в котором увидела вас впервые. Комедия положений. Ваша "четверка" получила на "Кинотавре" приз "За лучшую мужскую роль". Поддерживаете ли вы отношения?

Иван Янковский: Да, с тех пор мы все - близкие друзья. Режиссеру Михаилу Местецкому удалось собрать замечательную компанию. По поводу комедии - боюсь, что это - не мой жанр. Постепенно в профессии пробуешь себя в разных жанрах, хочется поиграть и в "экшен", и в триллере. Но талантливую комедию тяжело найти. В советское время было смешно от того, что комедии были теплыми, ироничными, похожими на жизнь. Такого пока у нас, к сожалению, нет. Все всегда зависит от конкретного материала, но пока я с современной комедией на "вы".

Иван, вас сравнивают с дедушкой, с Олегом Янковским. Чему он вас научил, что действительно  хотелось бы перенять?

Иван Янковский: Молчать.

Это хорошая точка - конец интервью.

Иван Янковский: Можно и продолжить, но это для меня - самое ценное. Конечно, сейчас такое время, если бы Олег Иванович был рядом, то было бы намного больше тем для обсуждения и поводов для разговоров - о жизни ли, профессии. Те моменты, которые были, я их улавливал, но все-таки не в сознательном возрасте. Но главное, что помню, - то сокровенное молчание, что между нами возникало, и в котором было заложено многое.

Культура Кино и ТВ Наше кино Кино и ТВ с Сусанной Альпериной РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники