Новости

09.11.2016 19:06
Рубрика: Общество

Осетр на личные нужды

Мир Байкала огромен, удивителен и неповторим, но и в нем обозначаются прорехи
В Красной книге России, вышедшей в свет в 2001 году (она согласно правительственному постановлению, подписанному премьером В. Черномырдиным 19 февраля 1996 года, издается раз в 10 лет), в рыбном разделе числится сибирский осетр (байкальский подвид - байкальский осетр) как быстро сокращающийся в численности.
Байкальская природная территория богата не только рыбой, но и копытной и пушной дичью.  Фото: Министерство природныйх ресурсов и экологии РФ Байкальская природная территория богата не только рыбой, но и копытной и пушной дичью.  Фото: Министерство природныйх ресурсов и экологии РФ
Байкальская природная территория богата не только рыбой, но и копытной и пушной дичью. Фото: Министерство природныйх ресурсов и экологии РФ

Счет - в просчет

Царь-рыба, вид, размер и количество которой приводили в изумление ссыльного протопопа Аввакума, когда он, возвращаясь из ссылки в конце XVII века пересекал Байкал, ныне перешла в разряд невидимок. Более того, нынче никто не может сказать точно, а сохранилось ли осетровое стадо в озере, если да, то в каком количестве. Но вместо живого осетра нам осталась статистика. И та вчерашняя. В Красной книге 2001 года откровенно признается: данных о байкальском осетре мало. Вот в XIX веке ежегодно байкальские рыбаки добывали его по 2,5 - 3 тысячи центнеров в год. Попадали экземпляры и в центнер весом. Редко, правда, но попадались.

В сороковые годы XX века в Байкале их оставалось уже в тысячу раз меньше, а сейчас считают на штуки. В сезон 2015 года удалось выловить в Селенге "на племя" одну-единственную дикую осетриху весом 70 килограммов, но самцов для полученной от нее икры пришлось брать из маточного стада, выращенного в Гусиноозерском осетровом рыбоводном хозяйстве.

В результате подращивания получено и выпущено в Селенгу 1361,25 тысячи штук молоди осетра навеской 1,2 - 3,0 грамма (в 2013 году - 1161,1 тысячи штук). Кроме того, в реке Баргузин выпущено 32,25 тысячи штук, в реке Верхняя Ангара - 16,5 тысячи штук подрощенной молоди осетра. Суммарно это почти полтора миллиона мальков.

Мечты о восстановлении хотя бы в мало-мальском объеме нормального стада байкальского осетра так изложены в очередном госдокладе по Байкалу:

"Наращивание объемов выпуска молоди осетра и достижение проектной мощности Селенгинского экспериментального рыбоводного завода в 2 миллиона штук подрощенной молоди возможно лишь после завершения реконструкции Селенгинского рыбоводного завода, предусмотренной мероприятием N 40... Федеральной целевой программы "Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012 - 2020 годы".

А что вы хотели? Это вам не укрепление берегов и не углубление пограничных речек... Говорите, что осетр может совсем уйти и не вернуться, если... Ну если да кабы... Вернем, куда он денется... Почти век ищем, куда он подался. За это время и страусов развели и акклиматизировали, а с исконно нашим осетром все не разберемся.

Хотя "куда денется" давно известно.

В 2014 году в рамках борьбы с браконьерством иркутские инспекторы рыбоохраны выловили... 43 километра 320 метров брошенных синтетических рыболовных сетей сухим весом почти в две тонны. Барражировали утлые суденышки инспекторов по Иркутскому водохранилищу (от плотины ГЭС до истока Ангары) и участка Малого моря в заливе Мухор Байкала.

Их бурятские коллеги добились эксклюзивных результатов: четыре рыболовецкие бригады "Кабанского рыбозавода", прочесывая залив Провал и акваторию Истоминского сора, подняли на поверхность и утилизировали... шесть тракторных прицепов в основном брошенных браконьерских сетей. На вес не считали.

Нырнул... и не вынырнул

Слух прошел, что готов к выпуску следующий том Красной книги России, и мы познакомимся с очередными книжными успехами и заботами о братьях наших меньших. Но только не с успехами по спасению осетра, белуги, севрюги, другой деликатесной закуски. Видимо, все осетровые сразу преобразовались в черную икру и затаились в ресторанах и магазинах VIP-класса. Ибо все они краснокнижные обитатели и их вылов и иное истребление запрещено нашими законами. Но либо законы эти с прорехами, либо они избирательного действия, как многое в российском законодательстве. Да и многие законодатели имеют человеческую слабость и к рыбалке, и к охоте.

Ученые на всякий случай расширяют криоконсервацию геномов редких и редчайших видов рыб, идущих к исчезновению. Может, через время люди одумаются, поумнеют, перестанут быть жадными, прожорливыми. И вернут к жизни замороженных предков из эпохи динозавров. А пока "осваиваются" очередные миллионы на реконструкцию байкальских рыборазводных заводов.

Вот какой вывод по этому поводу делают составители государственного доклада 2015 года.

Байкальский осетр, наиболее ценный эндемичный представитель ихтиофауны озера, "заплыл" в Красную книгу

"Байкальский осетр наиболее ценный эндемичный представитель ихтиофауны озера. Численность осетра во второй половине XIX века была довольно значительной, что обеспечивало стабильные уловы на уровне 200 - 300 тонн. Нерациональный промысел в начале XX века, базировавшийся на вылове производителей во время нерестовой миграции и повсеместном истреблении молоди, привел к резкому сокращению его численности и, соответственно, уловов. Суммарный вылов осетра по двум основным районам его промысла Баргузинскому и Верхнеудинскому (Селенгинскому) в 1924 году составил всего 3,87 тонны. Введенный с 1930 по 1935 годы запрет на промысел байкальского осетра не дал ожидаемых результатов, в 1945 году запрет был возобновлен и действует по настоящее время (надо бы выразиться "числится действующим". - Прим. ред.).

В 1985 - 1988 гг. его численность на Селенгинском мелководье оценивалась в 10 - 18 тысяч экземпляров, а в Баргузинском заливе в 3 - 4 тысячи штук. В связи с крайне низкой численностью и малым количеством производителей байкальский осетр был занесен в Красную книгу России (1988 год), Красную книгу Международного союза охраны природы МСОП (1966 г.) и отнесен к редким исчезающим видам.

Несмотря на многолетний запрет промысла и проводимые мероприятия по искусственному воспроизводству, не наблюдается заметного увеличения запасов осетра. Основная причина - браконьерский вылов как производителей, так и разновозрастной молоди. Выпускаемая с рыбоводного завода и скатывающаяся по реке Селенге молодь осетра в больших количествах в раннем возрасте (1 - 3 года) попадает в браконьерские орудия лова. По экспертным оценкам, вылов молоди осетра в браконьерских омулевых сетях на Селенгинском мелководье озера Байкал в июне - августе 2010 года мог составить более 20 тысяч голов на акватории 150 квадратных километров.

В 2007 году эти выловы составляли "возможный" вылов 332 тысячи штук, в 2009 году - 111 тысяч... В таких условиях рыбоводные предприятия работают на браконьеров. При этом уголовные дела или хотя бы административные по факту незаконной добычи осетра не возбуждались ни разу.

Вот и сказке конец, а кто слушал, тот осетра не кушал.

Статистика петляет, как заяц

И еще одна загадка: почему на байкальской природной территории такая странная статистика по рыбным, охотничьим и уголовным делам? Возьмем для сравнения два года - 2011-й и 2014-й. Охотничьи угодья за это пятилетие не менялись. Промысловая дичь оставалась в той же номенклатуре.

2011 год. Численность хищных зверей основных видов на территории БПТ изменилась незначительно, сообщает "Государственный доклад по Байкалу". Добыча хищных зверей увеличилась на 11 процентов: рыси на 51 процент, волка на 13; добыча медведя снизилась на 15 процентов. Все вроде тип-топ.

А если посмотреть и посчитать внимательнее?

Изюбрь один из наиболее распространенных видов копытных. Охотопользователи получили разрешение на отстрел 481 головы изюбря в сезон 2010 - 2011 гг. Добыли 202 зверя. То есть более чем в два с половиной раза получается недобор. Почему? Иркутская область не купается в запредельных заработках и пенсиях, а мясо изюбря ценится высоко. Его всеми силами пытаются заполучить и ходоки по ту сторону границы. И люди не хотят поправить свое материальное благополучие путем разрешенной добычи экзотического дефицитного мяса? Что-то тут тоже не так.

Еще разительнее статистика по кабану: 177 лицензий выдано на отстрел этого зверя. Официальная добыча зафиксирована в размере 41 головы (?!). 126 лицензий пошли на растопку костра в лесу?

Отгадку подсказывает объяснение по лисице. В сезон охоты официально зафиксирована добыча 173 шкурок. Но... "фактический размер добычи значительно выше, так как основная часть добытых шкурок лисиц остаются у охотников для личных нужд". Скорее всего "личные нужды" - это параллельный канал торговли весьма дефицитным товаром, а то и самой охотой. На сезон устанавливалась квота на добычу медведей - 135 голов. Зарегистрированное официально количество добытых косолапых - 28 особей.

Такое положение не только на иркутских охотугодьях. Сходная картина и в Бурятии, и в Забайкальском крае. Все отчеты как одной рукой составлены. Два только раза отстрел превышал лимитированное количество в отчете Забайкальского края по изюбрю на 44 процента: лицензий выдано 205, добыто 295 голов. И по соболю на 25 процентов: заготовлено 2918 соболиных шкурок, а лицензий выдано 2330.

2014 год. Картина в принципе осталась такой же. Разве что в Забайкальском крае, где численность медведей увеличилась по сравнению с предыдущим сезоном на 18,6 процента, не было добыто ни одного зверя по 39 выданным лицензиям. Остается загадкой факт: везде недобор по отстрелу, а численность зверей сокращается. Например, медведя на 17 процентов, рыси на 10 процентов, лося на 8,8 процента...

Взялся чисто арифметически прикинуть, какова реальная ресурсная база для охотничьего промысла в Прибайкалье, может ли она быть подспорьем для семейного бюджета сибиряков. И тут у меня получился счет в пользу Байкала.

На БПТ проживает примерно 700 тысяч мужского населения старше 18 лет. Допустим, что половина из них ходит на охоту: нужда заставляет. Какие у них шансы заработать?

По данным ЗМУ (зимнего маршрутного учета) в 2014 году зарегистрировано: изюбря - 44 492 головы, кабарги - 42 288, косули - 84 790, лося - 20 069, кабана - 16 050, оленя - 5925 голов. И ни по одному виду дичи лимит на добычу не выбран. Даже по зайцу-беляку: 300 особей (?!) по Иркутской области. В официальной статистике усомнился не я, а составители доклада. Это в 3 - 4 раза меньше, чем на самом деле, признаются они.

Байкальская природная территория богата не только копытной дичью. Пушные виды - белка, соболь, зайцы, колонок, выдра, горностай, лисица, норка, ондатра, медведь, рысь, росомаха, волк, боровая дичь и другие приносят и доход, и славу местному населению. Байкал не жадничает: да ради бога. Соболь по территориям и в суммарном выражении выглядит так: Иркутская область - 16 400 особей, Бурятия - 24 343, Забайкалье - 8970. Всего примерно 49,7 тысячи с лишним голов; белка соответственно 73 714 + 115 753 + 42 237 + 230 704 особей. Словом, богат я, казны не считаю. Это поэт сказал про наш Байкал. А люди бедуют.

Сегодня никто не может сказать точно, сохранилось ли осетровое стадо в озере, если да, то в каком количестве. Фото: Министерство природныйх ресурсов и экологии РФ

Как аукнется...

В природе все взаимосвязано, это один большой живой комплекс, в котором, как говорится, без волка не будет и у буренки молока. Как и в человеческой деятельности. Схалтурил в одном - отзовется аварией в другом.

В моем байкальском досье сохранилось историческое произведение, которое в начале 60-х годов прошлого века ходило "по рукам" среди ученых Академии наук СССР, МГУ им. Ломоносова и других, кто был "завязан" на проблему Байкала - строить или не строить на его берегах, как и на Селенге, целлюлозно-бумажно-картонные монстры. Ученые в тот хрущевский период мешками собирали аргументы, чтобы убедить власти: нельзя так бесцеремонно вмешиваться в жизнь Байкала, природа не потерпит вероломства.

Бездарно хозяйничать в прибайкальской тайге значит получить заиление рек, эрозию почв и оползни

Научный сотрудник Института географии АН СССР кандидат географических наук Ф.Я. Шипунов опубликовал свой труд "К вопросу о научно обоснованных пределах использования лесных ресурсов в бассейне Байкала". Автор несколько лет поработал над анализом-прогнозом, что станет с тайгой, а потом и с Байкалом, когда начнут работать названные лесопоглощающие монстры.

На территории бассейна озера Байкал оголенные от тайги пространства, особенно берега рек, станут обрушаться, паводковые воды беспрепятственно скатываться в реки, переполняя их, круша все на своем пути - и берега, и дома прибрежных городов и сел... Ученый предупреждал...

Посмотрите на нынешний бюджет Росводресурсов: львиная доля ассигнований на БПТ уходит на борьбу с паводками, укреплением берегов рек, водохранилищ, на реконструкцию и поддержание в рабочем режиме гидротехнических сооружений: миллиарды и миллионы рублей ежегодно.

Ученых не услышали

Анализ Ф.Я. Шипунова дал поразительные результаты: в бассейне Байкала утверждены к вырубке 60 процентов всех лесов. В расчетных документах объемы лесозаготовок сравнивались с возможностями Пермской области и Карельской АССР. Что было неверно и антинаучно.

Автор рассматривает лесистость территорий как естественный водорегулирующий и водоохранный инструмент, спасающий эту территорию от затоплений и непрогнозируемых паводков. Попросту интенсивный лесоповал на БПТ сначала превратит ее в лавинно-паводковую зону, а затем иссушит склоны, которые станут пожароопасными!

К сожалению, предупреждения ученых (Шипунов использовал в своем анализе работы многих лесников и гидрологов) не были услышаны. Но даже и они не могли предвидеть худший вариант: пожары, возникавшие с регулярностью раз в 5 - 7 лет, ныне стали ежегодными. Особенно они свирепствуют в последние годы, уничтожая тайгу на миллионах гектаров. "...Существующая система, размеры и распределение защитных лесов в бассейне Байкала являются малоэффективными. Сохранение полос леса шириной 100 метров вдоль границ с безлесными пространствами ручьев и рек, вокруг мест образования снежников и наледей, а также полос леса шириной не менее 50 метров вдоль бровок, обрывов, россыпей, как это предлагается утвержденными "Правилами рубок главного пользования в лесах Забайкалья", представляет по существу мероприятие, крайне недостаточное для поддержания водорегулирующей способности территории и сохранения защитных функций леса. Эти незначительные полоски леса практически не могут оказывать заметного влияния на развитие опасных процессов... Сток рек формируется во всем водосборном бассейне, разрушительные процессы развиваются по пространству всего бассейна, а не на отдельных его полосах..."

В заключение Ф.Я. Шипунов предупреждает: продолжать бездарно хозяйничать в Прибайкальской тайге значит получить в ближайшей перспективе заиление рек и водохранилищ, эрозию почв, сокрушительные лавины, оползни и т.д. На борьбу с ними уйдут десятки миллионов рублей...

Ошибся Федор Яковлевич: миллиарды и миллиарды рублей мы, как капусту в засол, вбухиваем ныне в борьбу с "обрушением берегов, заилением рек и угрозами затопления" на Байкальской природной территории...

Его предостережения были конкретны. "Водорегулирующая способность территории (а все Прибайкалье - гористая местность. - Прим. ред.) на вырубках северных склонов в какой-то мере восстанавливается для сосняков через 5 - 8 лет, для лиственничников через 10 - 12 лет. На вырубках южных нередко вообще не восстанавливается. Или для восстановления требуется более длительный период...

Нарушение лесного покрова сплошными вырубками резко ухудшит структуру и режим стока. Обезлесение водосборов малых горных рек в Бурятской АССР увеличивает при интенсивном снеготаянии весенний речной сток в 2 - 3 раза по сравнению с облесенными бассейнами и в 2 - 5 раз уменьшает летний сток. Весенний абсолютный максимум стока на безлесных бассейнах превышает абсолютный минимум в 65 раз, летний в 33,5 раза. Высыхание ручьев и ключей в местах вырубок леса наблюдается повсеместно...

Предельная норма осадков для возникновения мгновенного повышения расхода воды (местное наводнение) на обезлесенном бассейне составляет 3 - 5 мм, а в облесенном 11 мм и более. В течение суток в июле и августе здесь может выпасть осадков, например, в Баргузине 18 мм, в Улан-Удэ 24 мм, а суточный максимум может быть соответственно 76 мм и 92 миллиметра. При отсутствии лесного покрова и таких осадках на рассматриваемой территории неминуемы катастрофические наводнения. В целом водная эрозия, наводнения и недостаток воды в летний период наряду с ветровой эрозией в этих условиях могут принять характер стихийного бедствия".

Мы нынче расплачиваемся миллиардными суммами и бедами людей за игнорирование предупреждений ученых.

Создается впечатление, что наши чиновники забывают: Байкал в денежном выражении больше, чем золотой, алмазный и валютный фонд страны, больше, чем все счета олигархов. Это я вам говорю как экономист, который не забыл еще четыре правила арифметики. Ими нажитое может однажды исчезнуть так же, как и появилось. Пока даже не все ученые знают и могут ответить, насколько мы зависим от озера и в какой степени оно гарантирует будущее России и россиян.

Мы все жмемся, когда речь заходит о финансировании научных исследований, будто эту колоссальной важности работу, нацеленную в будущее, сделает для России дядя. И задаром.

Но неисчерпаемая собственность Байкала - это наша национальная казна, не наворованная на залоговых аукционах и дикой приватизации, не отнятая у кого-то, а природой данная безо всяких ограничений, как эликсир жизни, реальный резерв выживания наших потомков. При одном жизненно важном условии: не навреди!

Ну разве же можно нашим держателям национальной казны так походя, легкомысленно и скаредно к Байкалу относиться?

Комментарий

Николай Гудков, руководитель пресс-службы Минприроды России:

- В связи с резким сокращением биомассы омуля в озере Байкал и его подорожанием резко выросло число попыток незаконного лова, в том числе и в акватории Забайкальского национального парка и Баргузинского заповедника.

За последние два года сотрудники оперативных групп ФГБУ "Заповедное Подлеморье" задержали сотни браконьеров. "Заповедное Подлеморье" управляет Забайкальским национальным парком и Баргузинским государственным природным биосферным заповедником - наиболее ценными участками озера Байкал.

Уже возбуждено 29 уголовных дел. Только выявленный ущерб от незаконной добычи составил более 6 миллионов рублей. Участились случаи нападения на государственных инспекторов, угроз жизни, порчи имущества и преследования.

При этом региональные правоохранительные органы слабо реагируют и расследуют такие факты. Минприроды России уже обратилось в МВД и Генпрокуратуру с просьбой принять необходимые меры реагирования, установить виновных, а также обеспечить содействие правоохранительных органов региона в соблюдении природоохранного законодательства и режима особой охраны заповедных территорий региона.

Общество Экология Правительство Минприроды Экология Байкала