Новости

15.11.2016 21:00
Рубрика: Экономика

Посадили на золотую цепь

Контрабандисты исчезли с российского рынка ювелирных украшений
Нелегальный ввоз ювелирных украшений в Россию за последние несколько лет сократился с 20-25 процентов рынка практически до нуля. Причина кроется в том, что заниматься контрабандой стало просто невыгодно: таможенники строго следят за ввозом, а проводить оплату за незаконно реализованный внутри страны товар стало слишком дорого.
 Фото: REUTERS Украшения не предмет первой необходимости. Чаще люди предпочитают смотреть, а не покупать. Фото: REUTERS
Украшения не предмет первой необходимости. Чаще люди предпочитают смотреть, а не покупать. Фото: REUTERS

Однако в целом это не решает других проблем отрасли: ювелирные компании из-за падения спроса со стороны населения продолжают закрывать магазины и сокращать персонал, падает средний чек, "облегчаются" украшения, которые готов купить потребитель. Об этих и других проблемах, с которыми столкнулись отечественные ювелиры за последние два года, "Российской газете" рассказал генеральный директор ассоциации "Гильдия ювелиров России" Эдуард Уткин.

Ювелирная промышленность России с начала года снизила использование золота для изготовления изделий более чем на 15 процентов, серебра - почти на семь процентов. С чем связана такая динамика?

Эдуард Уткин: Причина в падении спроса со стороны населения. В прошлом году спрос на золото упал на 40 процентов. В этом году, если на конец года выйдем на уровень падения в 20 процентов, будет замечательно. Пока потребление низкое, а ювелирные заводы не могут производить продукцию и отправлять ее на склад.

Что чаще всего выбирает из драгоценностей население, которое еще может себе позволить такую покупку?

Эдуард Уткин: Сохранилась тенденция начала этого года: больше внимания обращают на серебряные украшения. Если хотят вставку из драгоценных камней, то берут камни помельче.

За три года средний вес ювелирного изделия, которое по карману потребителю, сократился в полтора раза

При этом средний чек в течение года продолжает снижаться - примерно на 20 процентов и сейчас, по экспертным оценкам, составляет от шести тысяч до восьми тысяч рублей. Это касается покупок изделий из драгоценных металлов - золота и серебра. В предпраздничные периоды - перед Новым годом или 8 Марта - спрос, как правило, растет, но в последние два года только в нижнем ценовом сегменте, а не в верхнем или среднем.

Одна из последних тенденций - продолжается "облегчение" продукции, которую покупают граждане. Если три года назад средний вес изделия составлял примерно 2,6 грамма, то в этом году - уже 1,8-1,9 грамма. Такое "облегчение" чревато потерей качества. У нас жесткая система слежения за процентным содержанием золота в сплаве, из которого изготовлено изделие (и экономить на этом невозможно). Что касается качества изготовления, оно остается на совести производителя.

Как ювелирная промышленность переживает период закредитованности?

Эдуард Уткин: По многим крупным компаниям уровень закредитованности носит критический характер. Они брали кредиты на растущем рынке, когда рост объемов потребления покрывал возрастающие издержки по кредитам. А сейчас на падающем второй год подряд рынке обслуживать займы стало затруднительно, для многих они превратились в тяжелое бремя. Рефинансировать кредиты банки не стремятся и пытаются получить свои деньги, не возобновляя кредитные линии.

Почему банки не хотят рефинансировать кредиты ювелирных компаний?

Эдуард Уткин: В основном, опять же, из-за падения спроса на ювелирные изделия на внутреннем рынке. Банки понимают, что спрос падает, и дальше, возможно, тенденция продолжится. Изделия из драгоценных металлов и камней, в конце концов, не предмет первой необходимости, это не колбаса или хлеб, которые в любом случае купят. А при снижении покупательной способности население, естественно, экономит в первую очередь на тех предметах, от которых легко можно отказаться. Ювелирные изделия можно не покупать несколько лет. Поэтому банки прогнозируют дальнейшее ухудшение ситуации.

Много ли ювелирных компаний ушло с рынка?

Эдуард Уткин: Сильной волны банкротств мы пока не наблюдаем. Она только началась. Претензии, связанные с невыполнениями обязательств, коснулись крупных игроков. От компаний среднего и малого бизнеса эта проблема еще не ушла. Если в 2017 году спрос не начнет расти, то перспективы будут неутешительными. А, к сожалению, по экспертным прогнозам, он расти не будет - либо стабилизируется на сегодняшнем уровне, либо еще немного упадет.

Почти все компании на отечественном рынке - частные. В производстве занято около тысячи предприятий и юридических лиц, еще около двух тысяч индивидуальных предпринимателей. В торговой сети - от 15 тысяч до 20 тысяч. Оценить, какой процент за последние два кризисных года покинули рынок, сложно, но, по экспертным оценкам, это буквально единицы - 1-3 процента компаний.

Но есть другая негативная тенденция - это снижение объемов производства и числа торговых точек, что наблюдается абсолютно у всех. Если у какой-то компании, занимающейся розничными продажами, было пять-шесть магазинов, то они закрыли несколько торговых точек и у них остались один-два магазина. Производители активно сокращают рабочие места.

С экспортом ювелирных изделий тоже есть проблемы?

Эдуард Уткин: По экспорту есть две глобальные проблемы. Первая - на внешних рынках Россию с распростертыми объятиями никто не ждет. Туда нужно прорываться, так как за рубежом все ниши заняты. Чтобы это сделать, нужно иметь набор важных аргументов для игроков на этих рынках.

Вторая проблема - несовершенство нашей нормативной базы, регулирующей экспортные операции. Дело в том, что процедура оформления продукции как на экспорт, так и для временного вывоза ювелирных изделий на выставки очень сложная, отнимает много времени и денег. Мы сейчас пытаемся убедить государственные органы, что нужно максимально упростить процесс оформления экспорта и вывоза продукции на выставки, сделать их дешевле для компаний малого и среднего бизнеса. Потому что для многих из них экспорт сегодня чреват финансовыми потерями.

В то же время продукция российского производства конкурентоспособна на внешних рынках как по качеству, так и по дизайну, цене. Но что получается? Компании нужно вывезти продукцию из России в другую страну, найти там покупателя, потом ее ввезти обратно в Россию, и ту часть, на которую удалось найти покупателя за рубежом, опять-таки вывезти из страны. Никому из покупателей это не интересно: они хотят забрать товар сразу на выставке - здесь и сейчас.

Сколько времени и денег отнимает оформление документов на вывоз ювелирных изделий на зарубежную выставку и частичную продажу?

Эдуард Уткин: Все зависит от профессионализма и опыта компаний, которые этим занимаются. В целом не менее двух недель занимает период оформления, иногда доходит до полутора месяцев. Средний чек оформления этого контракта, то есть административные издержки, - 1,4 тысячи долларов за оформляемую партию. На западных рынках не принято ждать поставки заказанной продукции в течение месяца. Надо четко выполнять контракт. Поэтому мы и проигрываем игрокам на западном рынке.

Какие экспортные рынки для российских компаний в приоритете?

Эдуард Уткин: Соединенные Штаты, Китай, Индия, Объединенные Арабские Эмираты. Там высокий спрос на золото. В Европе больше обращают внимание на серебро.

А откуда Россия импортирует драгоценности?

Эдуард Уткин: Импорт ювелирных изделий всегда делился на две части - официальный и неофициальный ввоз в страну. Контрабанда с внутреннего рынка практически ушла, так как это стало экономически невыгодно и рискованно из-за активной работы правоохранительных органов. Для такой продукции нужно еще и нелегально произвести оплату, что тоже очень дорого. Поэтому нелегальный ввоз, который мы оценивали раньше в 20-25 процентов рынка, вообще исчез.

Легальный ввоз сократился примерно в три раза и сейчас составляет около трех процентов всего внутреннего рынка, остальные поставки обеспечивают российские производители. Легально украшения к нам везут из Турции, Италии, стран Юго-Восточной Азии (Таиланд, Китай, Индия).

прогноз
Слиток золота - это изделие из драгметаллов. Серьги и кольца - это уже ювелирные изделия. ошибочно многие относят ювелирку к категории изделий из драгметаллов, свободный оборот которых ограничен на рынке. Фото: REUTERS

Интернет-торговля украшениями займет треть рынка

Минэкономразвития разработало законопроект, который уточняет правила продажи ювелирных украшений через Интернет. Ведомство пытается устранить правовую коллизию: некоторые считают, что дистанционная продажа ювелирных изделий находится под запретом, но минэкономразвития уточнило, что такого положения в законе нет. Почему возникают разночтения?

Эдуард Уткин: В этом вопросе российское законодательство очень запутанное. В 1992 году вышел указ президента, установивший перечень продукции, которая имеет ограниченный оборот. Туда записали "изделия из драгоценных металлов". И позднее, уже только в 1998 году, вышел закон о драгоценных металлах и драгоценных камнях, который регулировал отношения в области оборота ювелирных изделий, и там не установлено никаких ограничений для оборота ювелирных изделий.

В этом законе впервые появилось понятие, что такое ювелирные изделия. Часто при правоохранительной практике мы сталкивались с тем, что идет неправильное толкование понятия "изделие из драгоценных металлов и драгоценных камней". Слиток золота - это изделие из драгоценных металлов. Серьги и кольца - это уже ювелирные изделия. Ошибочно многие относят "ювелирку" к категории изделий из драгметаллов, свободный оборот которых ограничен на рынке. А к ним надо относить только продукцию технического назначения. Например, в оборонной промышленности часто используются контакты из золота.

Законы, которые регулируют оборот ювелирных изделий и лицензирование отдельных видов, не устанавливали ограничения. Каждый раз, когда возникали проблемы с дистанционной продажей, в основном с судами, когда по иску прокуратуры пытались блокировать сайты, рекламирующие "ювелирку", очень много времени у компаний уходило, чтобы доказать свою правоту, но в итоге надо считать, что ювелирные изделия не подлежат ограничению в обороте. Мы долго ждали, когда минэкономразвития разработает законопроект, чтобы не было больше недоразумений.

Сейчас кто-нибудь может запретить мне торговать старыми ювелирными изделиями через Интернет или частному магазину рекламировать свою продукцию?

Эдуард Уткин: Нет. Вы можете продавать ювелирные изделия, а магазины - торговать своими через Интернет, но, конечно, выполняя нормы закона. В подтверждение этому есть несколько решений судебных органов.

При этом разносная торговля ювелирными изделиями запрещена. Нельзя, например, ходить с лотком по электричке и предлагать такой товар.

Какой процент драгоценностей сегодня продают через Интернет?

Эдуард Уткин: В прошлом году в мире рост продаж ювелирных изделий составил около трех процентов, через Интернет - 16 процентов. В России схожая динамика, хотя в абсолютном выражении это микроскопические проценты, но они каждый год растут в два-три раза. Поэтому за интернет-торговлей будущее.

Во-первых, сегодня сложное время, у потребителя мало денег, поэтому он пытается купить продукт подешевле, а сделать это можно через производителя. Во-вторых, магазин, например, где-нибудь под Барнаулом не в состоянии обеспечить полный ассортимент для своего потребителя в силу ограниченности в оборотных средствах. А в Интернете вы получаете доступ ко всей продукции, производящейся в России. То есть Интернет предлагает широкий выбор и возможность купить товары дешевле.

Если поправки, разработанные минэкономразвития, примут, то в ближайшие несколько лет онлайн-торговля ювелирными изделиями займет около 30 процентов от общего объема продаж в России.

Инфографика: "РГ" / Леонид Кулешов / Александра Воздвиженская
Экономика Товары и цены Обязательная сертификация товаров
Добавьте RG.RU 
в избранные источники