Новости

23.11.2016 22:26
Рубрика: В мире

Подушка как подружка

Японцы не мыслят себя без природы. Но природу свою подчиняют прогрессу
Есть в Японии поговорка: "Глуп тот, кто ест суп из рыбы Фугу. Глуп и тот, кто его не ест". Об этой маленькой ядовитой деликатесной рыбешке ходят легенды далеко за пределами Японии. Недавно, наш председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко во время визита в Страну восходящего солнца отведала деликатес. Но лишь после того, как попробовала охрана. В это время я был неподалеку, в провинции Мияги. Фугу подали в кляре. Охраны рядом не было. Но, не съев ее, не узнаешь настоящей Японии. Так гласит еще одна пословица.

Сейчас в Японии благословенная пора: время краснения клена. Эта тема не сходит с первых газетных полос. Сотни тысяч японцев срываются из мегаполисов и едут на природу, чтобы полюбоваться приходом осени. Я бы не сказал, что они наблюдают буйство красок, как у нас в Подмосковье или на Кавказе.

Сдержанные тона, тихий звон буддистских колокольчиков и самосозерцание - вот истинный японский кайф, ради которого едут тысячу километров.

Здесь можно встретить крохотных японочек, одетых в кукольные кимоно. Пятилетние красавицы, цокая деревянными гэтами смущаются при виде фотоаппарата. Мама всю ночь завивала волосы, а выходное шелковое кимоно, между прочим, стоит не меньше трех тысяч долларов. Но традиции превыше всего!

Меня пригласила в путешествие префектура провинции Мияги. Наш Нижний Новгород и город-миллионник Сендай города-побратимы. Пять лет назад, когда страшный цунами слизал с лица земли города и поселки, я примчался в Сендай. Я видел человеческое горе. И видел, с каким мужеством японский народ перенес и Фукусиму, и цунами. Может, поэтому выбор пал на меня. Сейчас на повестке развитие связей с Россией. Японцы хотят видеть российских туристов. Сейчас их 3 тысячи в год. Ближайшая цель - 30 тысяч. Ради этого уже в следующем году будет упрощен порядок получения японских виз.

От Токио до Сендая 500 километров. Я сел в поезд "Синкансэн" ("Новая магистраль" с японского, хотя многие называют его "быстрая пуля" - Ю.С.) и добрался всего за 1,5 часа с тремя остановками. Стакан с саке, который мне преподнесла улыбчивая стюардесса, даже не шелохнулся на выдвижном столике. В креслах встроен массажер и кондиционер. Здесь я испытал свой первый японский технологический шок.

Теперь о сакэ. Грубо говоря, это рисовая брага. Перед проходной завода, где производят этот национальный напиток, висит метровый шар из свежесрезанных веточек кедра. Как только он из зеленого превращается в желтый, пора снимать брагу и разливать по бутылкам. Старый мастер повел нас по цехам. А потом провел дегустацию. Шар уже пожелтел. В крохотные наперстки он с большой важностью накапал продукт. Что сказать?  У каждого свои питейные традиции. Мой сосед Саша, например, потом пил только сакэ. Причем подогретый. Бр-р-р!

Высокие достижения в экономике невозможны в отрыве от природы. Это знает каждый японец с младенчества. Есть в горах лисья ферма. Там в открытом пространстве бродит около 400 лис. Ты заходишь через специальную дверь и гуляешь по парку, а под ногами путаются лисицы. Можно даже на хвост наступить невзначай! Особый шарм: за 4 доллара тебе дают в руки лису и ты гладишь ее 10 минут. Очередь на этот аттракцион невиданной близости с дикой природой выстраивается на часы. А торопыгам предлагают погладить морских свинок. Всего-то 2 доллара и никакой очереди.

На выходные японцы садятся в свои кубические малолитражки (клянусь, за неделю я увидел лишь один "Ленд-Круизер" - Ю. С.) и катят в провинциальные гостиницы, где есть традиционная баня. Что это такое? Прошли те времена, когда в деревянной бадье с горячей водой сначала мылся отец семейства, потом все домочадцы по ранжиру. Заходишь в номер с видом на горы или залив. Постель на татами. Кругом раздвижные двери из рисовой бумаги. Тебя ждет х/б халатик с короткими рукавами - юката. Раздеваешься догола и надеваешь этот симпатичный наряд. Теперь ты свой. И в ресторан, и на ресепшн, и в баню только в нем. А баня это большой бассейн с температурой термальной воды ровно 42 градуса. Попарился я там часок да и чуть не сомлел. Проруби не хватает!

Небоскребы остались позади. Предо мной сельская Япония. Туристов здесь не бывает. Один поселок перерастает в другой. Двухэтажные домишки. Супермаркет. Обязательно бензоколонка и рядом площадка подержанных машин. Цены смешные - 2,5 - 3 тысячи долларов за малолитражный "кубик". Но, надо отдавать себе отчет. При покупке машины ты должен предоставить документ об аренде или владении парковочного места. Иначе сделка не состоится. Кругом возделанные поля. Каждый клочок на вес золота! Остановились на ферме. По обе стороны сельской дороги сады. Слева яблоки, напоминающие по размеру хорошую свеклу. Справа груши размером с дыню "Колхозница". А на вкус! Это что-то невообразимое. Фермер зарабатывает тем, что привлекает туристов на сбор урожая. В течении часа можно есть прямо с веток сколько угодно, но при этом собирать плоды. Практика показала, что больше одного яблока никто никогда и не съел. Купил жене одну грушу за 3 доллара. Еле в чемодан вместилась. В Москве лопали всей семьей.

Японцы очень открытые люди. Прямо как мы. Правда, в душу залезть им не получится. Был хэллоуин, который японцы почитают чуть ли не как государственный праздник. И две сильнейшие религии - синтоизм и буддизм - совсем не против. По улицам с хохотом слонялась молодежь, одетая в вампиров, упырей и вурдалаков. Девочки предпочитали одеваться в медсестер в ультра-мини, но обязательно с окровавленными конечностями или перебинтованными лицами. Нам тоже захотелось праздника. Спросили одного бедолагу, который уже было садился на свой велосипед после сверхурочных в офисе, чтобы ехать домой:

-Где тут веселенькое местечко? Хороший бар, например?

Он слез с велосипеда и повел нас за пять кварталов. Потом поклонился, а когда узнал, что мы из России, заулыбался и поклонился вновь. Ну мы тоже раскланялись. Потом я встречал повсюду улыбки и радушие, стоило проговорить "Росья".

…После Фукусимы прошло пять лет. Я был на стадионе, где стояли лагерем наши МЧСовцы. Там хранят память о помощи России в трудную минуту. Целый фотостенд. Вокруг самой станции мертвая 20-ти километровая зона. А дальше жизнь. Ходят поезда, работают заводы. Рыба на рынках ежедневно проверяется на радиацию. В газетах печатаются отчеты. Угрозы нет. Говорят лишь медведи да олени еще носят какое-то количество радионуклидов. Подножный корм тому виной. Я взял из дома портативный дозиметр. Так он показал естественный фон чуть ниже московского.

А еще я увидел российских гусей. Они стаями кружили над полем.

-Это из Сибири, - говорил на ломанном английском местный фермер.

-О! Это деликатес! Скоро ли пиф-паф? - во мне проснулся охотник.

У японца округлились глаза: "Какая охота??? Это же красиво!!!".

Два мира. Два кумира.

Но знаете, что больше всего поражает русского в Японии? Нет, не чудеса электроники, с которыми мы знакомимся каждый день на рынке и из рекламы. И не то, что они все время кланяются, но делают по своему. Меня потрясли их… сортиры! В каждом захудалом местечке, на каждой бензоколонке, даже там, где человек появится раз в месяц, сидушка унитаза подогревается. Ну а про другие функции вы наслышаны и без меня. Играет музыка. Идет обработка самой чувствительной части спецсредствами. Причем, по половому признаку. Даже спускать воду не надо. Все делают фотоэлементы. Цивилизованность определяется сортирами. Это кто-то из древних сказал.

…И напоследок о рыбке Фугу. Под барабанную дробь (в душе - Ю.С.) я испробовал кусочек. Потом еще и еще. Вкус как у минтая. Наверное, я недооценил опасность, которая ядреней любой специи. Но, не попробовав фугу, не познаешь Японии. Так гласит пословица…

В мире Восточная Азия Япония РГ-Фото