Новости

30.11.2016 15:17
Рубрика: Культура

За что Горький извинялся перед Янкой Купалой?

Гость "СОЮЗа" - директор Института мировой литературы РАН Вадим Полонский
В Институте мировой литературы (ИМЛИ) РАН соберутся ученые-филологи и будут дискутировать о том, каков вклад Максима Горького в развитие и становление белорусской литературы. Это будет захватывающий разговор. В свое время Алексей Максимович после знакомства с юными Янкой Купалой и Якубом Коласом с восторгом отнесся к их творчеству. В одном из писем он признался: "Это очень интересные ребята! Так просто пишут, так ласково, грустно, искренне. Нашим бы немножко сих качеств. О, господи! Вот бы хорошо-то было!"
Вадим Полонский: Богатства архива Горького полностью еще не раскрыты. Фото: Роман Щербенков Вадим Полонский: Богатства архива Горького полностью еще не раскрыты. Фото: Роман Щербенков
Вадим Полонский: Богатства архива Горького полностью еще не раскрыты. Фото: Роман Щербенков

Накануне "круглого стола" обозреватель "СОЮЗа" взял интервью у директора ИМЛИ РАН, доктора филологических наук Вадима Полонского.

Вадим Владимирович, кому принадлежит идея проведения форума?

Вадим Полонский: Идея попытаться по-новому взглянуть на литературное сотрудничество России и Беларуси возникла года два назад на уровне Союза писателей двух стран. Несколько инициатив мы реализовали. А в мае нынешнего года в белорусском Посольстве в Москве состоялся "круглый стол" по этой проблематике. А мысль собраться у нас родилась в ходе недавнего конкурса на лучший урок литературы белорусских и российских учителей "#СилаСлова", в котором в качестве экспертов приняли участие и сотрудники ИМЛИ РАН. При подведении итогов и награждении финалистов в присутствии Государственного секретаря Союзного государства Григория Алексеевича Рапоты прозвучала мысль, что связи русской и белорусской литературы в ХХ веке во многом сопряжены с инициативами и личностью Горького. Кстати, его имя носит и наш институт…

Думаю, что не только это связывает ваш институт с Горьким?

Вадим Полонский: У нас хранится уникальный архив Горького, богатства которого полностью еще не раскрыты. И нам показалось естественным напомнить учителям - конкурсантам Союзного государства, что огромный потенциал архива связан с горьковской программой исследования взаимообогащения национальных литератур народов мира. Финалистов мы пригласили посетить Музей-квартиру Алексея Максимовича, где 26 октября 1932 года на драматическом переломе нашей общей истории собрались литераторы - "инженеры человеческих душ", чтобы в присутствии Сталина обсудить создание единого Союза писателей.

И вот, спустя 84 года, прозвучала мысль, что пришла пора "вспомнить все", в том числе и то лучшее, что было в российско-белорусских литературных связях, что сегодня поможет опереться на добрую "силу слова".

Более подходящую для этого площадку, чем ваш Институт, трудно придумать. Но почему именно сейчас возникла эта тема?

Вадим Полонский: Она возникла спонтанно, но имелись и предпосылки. Одна из них - приближающиеся юбилеи: 85-летие нашего Института и 150-летие со дня рождения Горького. К празднованию помимо нас готовятся очень многие, прежде всего регионы, связанные с именем писателя. Особый смысл празднованию придала гуманитарная составляющая деятельности Постоянного Комитета Союзного государства, постоянно нам напоминающая об историческом родстве России и Беларуси, о тесном переплетении судеб и культур наших народов и несомненном успехе этого взаимодействия.

Известно, что Горький не знал белорусского языка и перевел на русский лишь одно произведение Янки Купалы - стихотворение "А кто там идет?" Некоторые филологи считают перевод небезупречным. Да и сам Горький позже извинялся перед молодым белорусским поэтом за свой перевод. И все же, как вы оцениваете вклад автора "Песни о буревестнике" в развитие и становление белорусской литературы?

Вадим Полонский: Думаю, ключевой этап тут связан с историко-культурным контекстом начала ХХ века, включая события 1905 года. Обстоятельства стимулировали свободную мысль и дали толчок к развитию национальной белорусской культуры. Время подарило нашим народам выдающихся писателей: Максима Богдановича, Якуба Коласа, Янку Купалу, Змитрока Бядулю, Франциска Богушевича... Их творчество открыло не только Горькому сокровища белорусского фольклора, самобытные сюжеты из жизни белорусов, но и, например, Льву и Алексею Толстым... В свою очередь, творчество Пушкина и Гоголя, Некрасова и Салтыкова-Щедрина, а позднее - Владимира Короленко, Глеба Успенского, Леонида Андреева и того же Горького послужило творческим стимулом в становлении литераторов-белорусов. Влияние революционной романтики Горького ощущается в стихах Купалы "Душой я вольны чалавек" и "I песня, i сокол, i я", а горьковские сказки помогли белорусам переосмыслить и литературно переработать собственный фольклор, что отчетливо ощущается в сказках и поэмах Коласа. Буйные пейзажи русского классика мы узнаем в образах Волги, созданных Максимом Богдановичем.

Все эти люди не только читали друг друга, но и тесно общались.

Вадим Полонский: Конечно, и это главное! В июне 1910 года Горький отдыхает на Капри и принимает группу учителей из России. От них узнает имена Коласа и Купалы. Тут же загорается желанием познакомиться и вскоре получает по почте сборники стихов "Жалейка" Купалы и "Песни жальбы" Коласа. Начинает выписывать "Нашу Нiву" и книги, вышедшие на белорусском языке. А после знакомства Горький очень быстро становится своего рода моральной опорой для молодых белорусов, выступает, как опытный и любящий своих подопечных "наставник-импресарио". И главное - он пытается всякими способами обратить на них внимание, как русских, так и украинских писателей. Именно в это время Алексей Максимович переводит названное вами стихотворение Купалы. И дело не в том, насколько перевод удачен. А в том, для чего он был сделан. Цель Горького, как он сам пишет в статье "О писателях-самоучках", привлечь внимание "скептиков" к "молодой литературе белорусов", к их первозданной лирической чистоте. Он подчеркивает "глубокий смысл этой песни, - которая, может быть, на время станет народным гимном белорусов". Она и стала, как известно.

Хотел бы услышать вашу оценку современного литературного взаимодействия Беларуси и России?

Вадим Полонский: Это одна из постоянных тем исследовательской программы нашего Отдела литератур народов России и СНГ - в своем роде единственного научного подразделения в стране. Практически в каждом коллективном труде, выпускаемом ими, публикуются материалы, посвященные белорусским сюжетам. На днях Ученый совет ИМЛИ РАН утвердил к печати очередной выпуск научной серии "Классика в диалоге культур", в котором помещены две крупные работы: "Алесь Адамович - диалог со временем" и "Последняя публикация Валентина Распутина в Белоруссии". Наши сотрудники живо откликаются на белорусские литературные новинки, выступая не только в роли академических исследователей, но и в качестве критиков. Живое внимание у нас вызвал, например, недавно выпущенный в Минске первый том "Беларусь - Россия" из серии "Созвучие сердец". В наших коллективных монографиях и серийных изданиях систематически публикуются статьи о самых заметных писателях Беларуси. Регулярно мы участвуем в научных конференциях, ежегодно проводимых в БГУ, в пединституте им. М. Танка. И, само собой, мы всегда рады видеть белорусских коллег на научных мероприятиях, организуемых нашим Институтом.

Как вам работается с Постоянным Комитетом Союзного государства?

Вадим Полонский: Замечательно! Ярким событием, определяющим наше взаимодействие, стало второе издание удивительного литературного памятника, созданного Симеоном Полоцким - поэмы "Орел Российский". Книга была подготовлена главным научным сотрудником нашего Института Лидией Сазоновой, в ней факсимильно воспроизводится рукопись автора - ценнейший художественный объект. Предисловие к изданию написал Григорий Алексеевич Рапота.

Какие вам видятся проблемы?

Вадим Полонский: Нам есть что вспомнить и что изучать. Так, в Отделе рукописей хранятся произведения репрессированных белорусских и русских литераторов - это комплексы материалов, которые ждут вдумчивых и кропотливых исследователей. Думаю, они помогут в стереоскопии реконструировать нашу общую историю литературы. Одна из важнейших проблем - отсутствие регулярных публикаций переводов с белорусского в массовых периодических изданиях России. Очень печально, что закрылось ежемесячное приложение к "Литературной газете" - "Лад". Его редактор белорусский прозаик Алесь Кожедуб регулярно знакомил русского читателя с произведениями белорусских коллег. Правда, наметились и обратные процессы. Как бы компенсируя потерю "Лада" в журнале "Литературная учеба" (кстати, проект Максима Горького!), возобновились публикации переводов с белорусского. Так, в декабрьском номере должные выйти произведения Геннадия Буравкина.

Возможно ли использование успешного опыта культурного взаимодействия России с иными странами? Известно, например, что японцев переводят на русский язык чаще и охотнее, чем белорусов... Какова здесь, на ваш взгляд, коммерческая составляющая?

Вадим Полонский: Опыт с разными странами - разный. Скажу лишь, что коммерческий спрос на те или иные литературные явления во многом может расти благодаря целенаправленной просветительской и популяризаторской деятельности, желательно - при поддержке органов государственной власти и влиятельных общественных организаций. Хорошо бы нам использовать культуртрегерский опыт того же Горького. Имеет смысл представлять литературное наследие как часть широкого, богатого и привлекательного культурного поля. Мы должны изучить наши архивы, углубиться в микропроцессы культурного взаимодействия и предложить нашим министерствам культуры, Постоянному Комитету долгосрочную программу совместных действий. В ближайшее время нам бы хотелось провести с руководством Института литературоведения им. Янки Купалы, который недавно был воссоздан в системе НАН Беларуси, переговоры о перспективах системного сотрудничества. Возможно, на регулярной договорной основе. Убеждены, что здесь могут открыться большие возможности. А для нашего Института это - в числе приоритетных исследовательских направлений.

Цитата

Якуб Колас, классик белорусской литературы:

- Были девятисотые годы... Горький шел гигантскими шагами, собирая многотысячные аудитории молодежи, освобождая умы от нудной плесени декадентства. Прозвучало новое слово, и к глашатаю его обратились взоры тех, кто искал путь в новую жизнь. Я навсегда сохранил в сердце глубокую признательность к Максиму Горькому за чуткость к первым шагам в литературе, которые делали мы с Янкой Купалой.