Новости

02.12.2016 12:57
Рубрика: Культура

Non/fictio№18: 10 книг об истории, психологии и вечных ценностях

На открывшейся 1 декабря Международной ярмарке интеллектуальной литературы non/fictio№18 представлено множество интересных изданий, затрагивающих темы истории, психологии, высоких технологий и вечных ценностей. Некоторые из этих книг - в сегодняшнем обзоре.
Издательство "Эксмо"

Любовь Казарновская. Любовь меняет все

Прославленная оперная певица подробно описывает свои детские годы и родных, истории Скорняковых-Шахматовых-Казарновских, учебу в Гнесинском училище и консерватории, замечательных педагогов, уделяя внимание и тому, как возникла и сформировалась культура академического пения. Затем - дебют на сцене театра Станиславского, Кировский оперный театр.

В книге есть и рассказ о настоящей любви. "Мы только пережили этот период, который до сих пор называем "сумасшедшие восемь дней нашей жизни" - первая неделя марта 1989 года, - в течение этих дней были перелеты, выступления, яркие прослушивания - в том числе у Караяна, обсуждение контрактов там и тут. Плюс к тому - Роберт сделал мне предложение, и мы решили пожениться. И мне, и ему было ясно, что наша встреча - та самая". И - выступления на сценах ведущих оперных театров и концертных залов всего мира.

Казаровская раскрывает тайны вокала, рассказывает о своих любимых проектах: гала-концерте в Большом, "От Шаляпина до наших дней", Первом Венском бале в Москве, Академии "Голос и скрипка", международной вокальной Академии в Перудже. Одна из глав посвящена проходящему в селе Вятском неподалеку от Ярославля фестивалю "Провинция - душа России", организованному певицей и её мужем Робертом Росциком. Любовь Казарновская также делится секретами своего брака. И отвечает на собственный вопрос - "Есть ли будущее у оперы?", размышляя, как соединить новые технологии с традициями жанра.

Издательство "Кучково поле"

Иван Наживин. Записки о революции

Изданные впервые в 1921 году в Вене впечатления очевидца - одного из известных писателей, единомышленника Л.Н. Толстого, - показывают изнутри, что творилось в первые послереволюционные месяцы в провинции. Наживин первые полтора года революции провел в родной деревне во Владимирской губернии и наблюдал, как происходили переосмысление крестьянами происходящего, как рушилась прежняя иерархия ценностей.

В тексте описано, как менялся быт одного из небольших  городов после вихрей революции, как новые власти стали бороться с теми, кого считали буржуазией, производя уплотнение и вводя новые налоги, в том числе и на собак. Если  за обычную собаку брали 25 рублей, то за комнатных болонок требовали по 100 рублей, поскольку их держат только буржуи.

В газетах сообщается о расстрелах офицеров, разносится весть о гибели царя и царской семьи: "передавали ужасающие подробности этого бессмысленного убийства, говорили, что его застрелили с больным сыном на руках, а потом всю семью сожгли… И вспомнился мне яркий майский день, и огромные ревущие от восторга толпы народа на празднично разукрашенных улицах Москвы, и молодой царь на белом коне, и пестро-золотая свита его, и золотые кареты, и блестящие войска, а я тогда молодой, перед которым была вся жизнь впереди, сижу у окна с красавицей Маней… да, жизнь прожить - не поле перейти".

В книге рассказывается и о Московском совещании 1917 года, Кремле, занятом большевиками, петлюровской Раде, деникинском Особом совещании, событиях в белогвардейском тылу, и об отношениях с немцами в то непростое время.

Издательство "Новое литературное обозрение"

ХХ век: Письма войны. Под редакцией С. Ушакина и А. Голубева

Уникальное издание, в котором феномен отечественной военной корреспонденции рассматривается на реальных примерах и на всем протяжении своего существования - от русских добровольцев на англо-бурской войне, когда работа почты, наконец, сделала возможной устойчивую переписку, до военных действий на Северном Кавказе в конце ХХ века, когда произошло вытеснение писем мобильной связью.

В предисловии глубоко анализируется сама роль писем в человеческих отношениях. "Письмо - это дискурсивный ключ к историческим событиям или современным явлениям, которые трудно увидеть иначе". Проводится сравнение реальных писем с тем, вокруг которого построен знаменитый рассказ Эдгара По "Похищенное письмо". И хотя письма из сборника не относятся к похищенным, но часто об их авторах и адресатах известно столь же мало, как и в упомянутом рассказе.

Но кроме этих литературных аллюзий отмеченная совершенно реальная и очень важная роль фронтовых писем, особенно относящихся к периоду Великой Отечественной войны, когда каждый месяц в действующую армию приходило до 70 миллионов писем из тыла. Из освобожденных районов тоже шли письма: "Дорогой папа, на утро 12 марта нас освободила наша доблестная Красная Армия от проклятых, вшивых и кровожадных немцев… Из домашних животных у нас нет ничего, кроме кошки. Все проклятый зверь уничтожил. Взял у нас 3 овцы, уничтожил курей".

Переписка оставалась единственным средство сохранения семейных связей в годы войны, поэтому неудивительно, что "фронтовые треугольники" стали одним из важнейших символов тех лет. В сборник включены письма из частных коллекций, архивных и музейных фондов. Подавляющее большинство их публикуется впервые, причем без купюр и сокращений.

Издательство "Фантом Пресс"

Ричард Форд. День независимости

Впервые на русском языке издан роман, отмеченный Пулитцеровской премией и премией Фолкнера, признаваемый одним из важнейших произведений современной американской литературы.

Начав с мастерски выписанной до мельчайших деталей панорамы обычного дня в маленьком городе, автор постепенно впускает в эту почти идиллическую картину первые отзвуки тревоги, переходящей в давящую угрозу. "Ты усматриваешь в этом большую проблему, которая жуть как тревожит тебя, ты принимаешь меры, и особенно меры предосторожности, настраиваешься на правильный лад; ты говоришь себе, что должен изменить всю методу твоих действий. Но не изменяешь. Не можешь. Слишком поздно уже, а почему - непонятно. А может быть, все еще и хуже: может быть, запримеченное тобой издали - это вовсе не то, что пугает тебя, а его последствия. И то, чьего пришествия ты так боялся, давно уже поселилось тут, рядышком с тобой".

Главный герой Фрэнк Баскомб занимается продажей недвижимости и видит множество человеческих драм и трагедий, иногда откровенных, но чаще скрытых за оптимистичными улыбками. Для того, чтобы в жизни проявилось что-то настоящее, надо совершить решительный шаг или хотя бы шажок - будь то серьезный разговор с попавшим в неприятности подрастающим сыном от первого брака или мысли о том, что в собственных личных делах назрели важные перемены. Жизнь перегружена, говорит одна из героинь романа, но в ней чего-то не хватает.

И вот раскручивается карусель повседневности, все стремительнее и стремительнее, люди сменяют друг друга, произносятся какие-то правильные - или наоборот, невпопад, - слова, а Баскомб то идет, то мчится на машине через эту круговерть, тщетно пытаясь уловить нечто важное, названия или имени чего он никак не может вспомнить. Может быть, это собственное "я", давно скрытое множеством слоев житейской шелухи? Или любовь, неразрывно связанная с надеждой…

Издательство "Садра"

Кази Ахмад Куми. Трактат о каллиграфах и художниках

Кипарис в саду познания, ключ от врат счастья… Так восточные мудрецы в старину именовали тростниковое перо - калам, с помощью которого создавались уникальные рукописные книги. Благодаря изысканному начертанию букв и красочным миниатюрам каждая из них становилась настоящим произведением искусства. Этот трактат - классический средневековый труд, в котором органично соединяется обилие фактической информации о лучших мастерах персидской каллиграфии и высокий стиль изложения, обилием красочных метафор и изяществом слога заставляющий вспомнить о поэтических антологиях того времени.

Современные исследователи отмечают, что трактат Кази Ахмада отличается особой точностью и надёжностью сообщаемых в нём сведений. Автор рассказывает о классических почерках, их происхождении, тех каллиграфах, которых особо отличились в искусстве каждого из стилей письма и, конечно, об их главном инструменте: "Очиняй язычок калама длинным и оставляй толстым. Обрезай калам под углом так, что когда нажмёшь им на бумаге, он издаст звук, подобный звону ал-Машрики. Рассказывают, что этот ал-Машрики был человеком, который изготовлял клинки предельной добротности и качества. Так что всякий, кто испытывал его клинок, обо что ни ударял, рассекал надвое; если же клинку придавали движение, то он начинал вибрировать и ввиду его крайней тонкости все слышали, как он издаёт звук".

А кроме того в книге повествуется о выдающихся художниках-миниатюристах, позолотчиках и мастерах, создававших переплеты.

Издательство "Вече"

Жан-Франсуа Бассине. Франция Людовика XIV. Великое время великих людей

Вошедший в историю под именем "короля-солнце" правитель затеял три войны, что привело к новому соперничеству за власть в Европе. После смерти кардинала Мазарини Людовик решил не назначать первого министра и взял судьбу страны в свои руки. Одним из первых решений короля был приказ об аресте суперинтендант финансов Николя Фуке.

В книге подробно разбирается, как менялась не только система управления Францией (великолепный Версаль становится золотой клеткой для послушных придворных), но и облик всей страны. По инициативе частных лиц возникают промышленные предприятия, которые пользуются привилегиями и пособиями короля, но государственные инспектора следят за качеством выпускаемой продукции.

Один из разделов книги посвящен интеллектуальной жизни, в том числе - колледжам, салонам, поэзии и прозе, театру. "Залы для представлений пока еще редки даже в столице. Театральные группы дают представления на импровизированных сценах ярмарок, постоялых дворов или площадок для игры в мяч. Они требуют от авторов пьес, свободных от оков классики и высоких страстей. Публика любит пасторали и трагикомедии, но и наибольшим успехом у нее пользуется фарс. Корнель и молодой Расин пробуют себя в жанре бурлеска, первый с пьесой "Лжец" (1644), второй с пьесой "Сутяги" (1668), но главным своим успехом жанр комедии обязан искусству Жан-Батиста Поклена, известного под именем Мольер, который и вытесняет шутовство итальянского театра".

Одна из последних официальных церемоний Людовика XIV состоялась 19 февраля 1715 года - французский король и стоящие рядом с троном юный герцог Анжуйский, ставший затем Людовиком XV, приняли персидских послов. 1 сентября 1715 года, после смерти владыки, находившегося на престоле 72 года, наступает период Регентства.

Издательство "Центрполиграф"

Жорж Ру. Великие цивилизации Междуречья. Древняя Месопотамия: царства Шумер, Аккад, Вавилония и Ассирия. 2700-100 гг. до н.э.

На протяжении 150 лет в долине Тигра и Евфрата было проведено множество археологических экспедиций, во время которых были найдены одни из самых древнейших в истории человечества памятников. Одновременно с этим продолжалось изучение и двух основных языков Месопотамии - шумерского и аккадского, были переведены и опубликованы тысячи текстов на них.

Ру в книге, используя большое количество источников, соотносит исторические факты с предшествовавшими им событиями,  географическими и экономическими условиями. Проследив путь от деревни к городу, автор переходит к эре героев  и раннединастическому периоду, далее следует шумерское возрождение и известный многим по упоминаниям в популярной литературе Хаммурапи.

Затем наступает время возвышения Ассирии и последующего величия легендарного Вавилона, и возникновения персидской державы Ахеменидов. "В начале 520 г. до н.э. Дарий, наконец, избавившись от всех своих врагов, был признан правителем большей части Ближнего Востока и тотчас же приступил к проведению ряда важных реформ, направленных на сосредоточение власти в его руках и упрочение связей между различными частями обширной державы.

В частности, была проведена реформа административного аппарата, теперь устроенного во многом по ассирийскому образцу. Количество сатрапов увеличилось, а их власть была ограничена появлением военных наместников, сборщиков податей и царских инспекторов. Царские гонцы быстро передвигались по превосходным дорогам от Эгеиды до Персидского залива". Был составлен свод законов, похожий на законы Хаммурапи, который распространялся на всех подданных. Тогда же появилась стандартизированная денежная система, в основу которой был положен золотой стандарт.

Издательство "Манн, Иванов и Фербер"

Рэй Курцвейл, Терри Гроссман. Transcend. Девять шагов на пути к вечной жизни

Мы регулярно слышим о сенсационных научных открытиях, в том числе, и в области медицины, но как они соотносятся с повседневной жизнью обычных людей? Это исследование охватывает многие важнейшие аспекты основной темы - как в современных условиях максимально долго сохранять здоровье и возможность вести активную жизнь.

Причем на протяжении всей книги авторы неоднократно подчеркивают, что никто кроме самого человека не способен в полной мере способствовать решению этой задачи, поскольку важнее всего становится "простой выбор, который мы совершаем каждый день: что мы едим, как реагируем на стресс, насколько мы активны …".

В издании подробно рассказывается о современных технологиях, которые способны дать человечеству поистине удивительные возможности уже в ближайшем будущем: "Сегодня вы можете заменить часть своих эритроцитов нанороботами, которые называются респироцитами и выполняют те же функции. Эти красные кровяные роботельца были созданы пионером наномедицины Робертом Фрайтасом более 20 лет назад… Подобно большинству биологических систем нашего времени, эритроциты выполняют свою работу по переносу кислорода очень неэффективно, а респироциты делают это в тысячи раз лучше. Сегодня, заменив часть своей крови такими нанороботами, вы сможете преодолеть олимпийскую короткую дистанцию за 15 минут, не сделав ни единого вдоха". Правда, отмечают авторы, это, скорее всего, будет приравнено к применению допинга.

Издательство "Грифон"

Карина Сарсенова. Грядущий след

В книге анализируются эволюционные циклы человечества - рождение, расцвет и закат различных цивилизаций, последующее возрождение прежних достижений и их сочетание с принципиально новыми достижениями. При этом исследователь уделяет внимание типам сознания, иллюзиям и знаниям, роли творчества.

"Живопись, литература, скульптура, видеоискусство, музыка, театр, дизайн, танцы и многое другое… От цивилизации к цивилизации меняются не только формы творчества, но и его глубина. Творчество - это прямое отражение души человека и созидаемый им объект". По мере развития человека он постигает истинную природу творчества, которое выходит за рамки привычных "здесь и сейчас". При этом часто со временем происходит так, что произведения искусства образуют отдельную реальность.

Но как в искусстве, так и в жизни весьма важным является сохранение баланса старого и нового, который тесно связан с процессом совершенствования коллективного бессознательного, в свою очередь оказывающего сильное влияние на каждую отдельную личность, далеко не всегда способную этот эффект распознать. Коллективное бессознательное трансформируется неспешно, однако именно поэтому изменения в нем так важны - ведь от них зависит, куда пойдет развитие целой цивилизации, в тупик или к процветанию.

Издательство "Альпина Паблишер"

Бор Стенвик. Все мы врем: Как ложь, жульничество и самообман делают нас людьми

Норвежский исследователь анализирует парадоксы обмана, раскрывает тайны камуфляжа, часто применявшегося как немцами, так и союзниками в ходе Второй мировой войны. При этом использовался даже тройной обман - разместив фальшивые танки, и дождавшись, пока противник узнает, что они фальшивые, англичане меняли их ночами на настоящие.

Стенвик приводит множество примеров блефа и хитрости, обмана и самообмана в окружающей жизни, от рекламы до кино . В современном кинематографе настоящий герой должен быть способен не только на честный поединок с врагом, но и быть способным на хитрость - замаскировавшись или устроив коварному злодею ловушку.

Одной самых важных для людей является понятие настоящего, аутентичного, подлинного, антиподом которого является поддельный, фальшивый. "Представителей древних обществ земледельческого типа подлинность окружающих предметов нимало не заботила просто-напросто потому, что все вокруг было в той или иной степени подлинным. Подлинность, аутентичность вошли в моду, когда мы научились массово изготавливать копии, а наши впечатления стали предсказуемыми. Однако все предполагаемые нам аутентичные предметы являются, как правило, специально разработанными продуктами и, следовательно, не аутентичны".

Стенвик подчеркивает, что еще недавно главной характеристикой вещи было ее качество, а не возраст, а интерес к древностям и антиквариату появился лишь в конце XIX века - время начала массового производства товаров.

Культура Литература Ярмарка Non/fiction Гид-парк Книжные новинки с Ольгой Шатохиной
Добавьте RG.RU 
в избранные источники