Новости

05.12.2016 18:20
Рубрика: "Родина"

Отравленное детство

Елена Глинская (1508-1538), мать царя Ивана Грозного
Текст: Ольга Плотникова (доктор исторических наук)
Фрагмент миниатюра Лицевого летописного свода XVI в.: "В 7046 году в апреле в 3 день, в среду пятой недели святого Поста, во второй час дня, скончалась благоверного великого князя Василия Ивановича благоверная великая княгиня Елена, дочь князя Василия Львовича Глинского; а положена была в церкви Вознесения Господа нашего Исуса Христа, возле великой княгини Софии великого князя Ивана Васильевича". Фото: commons.wikimedia.org Елена Глинская (С. Никитин, реконструкция, 1999 год).
Елена Глинская (С. Никитин, реконструкция, 1999 год).

Слёзы сына

Елена Глинская умерла 4 апреля 1538 года. Смерть наступила в результате отравления, что доказывают и результаты патологоанатомической экспертизы останков великих княгинь из некрополя кремлевского Воскресенского монастыря; в костях Елены было обнаружено высокое содержание мышьяка и ртути. Показательно и то, что похороны, вопреки христианскому обряду, состоялись не на третий, а на второй день после кончины. Вероятно, поспешность была вызвана состоянием тела усопшей, - при отравлении ядом, в состав которого входит ртуть, тело начинает очень быстро распухать и чернеть.

На похоронах Елены скорбели и отчаянно плакали только двое - её возлюбленный Иван Овчина и ее оставшийся сиротой малолетний сын.

Будущий царь Иван Грозный

Судьба матери великого человека - не всегда судьба воспитательницы. Правление Елены Глинской предваряло эпоху царствования ее сына. И она, пока могла, сберегала для него государство и власть, защищая от грядущей смуты. Увы, великая княгиня ушла из жизни, когда сыну было всего семь лет.

Возможно, это и сыграло роковую роль в судьбе и характере государя. Как знать, останься Глинская жива, мы бы не читали леденящие истории про свирепые казни и пронзенных копьями пленников. И сами бы не ломали копья вокруг возведенного недавно памятника Грозному царю...


Клавдий Лебедев. Василий III, великий князь Московский, вводит во дворец невесту свою, Елену Глинскую. 1526 год.

Долгожданный первенец

Елена Глинская происходила из литовско-русского рода с сербскими и татарскими корнями. Мать - Анна Стефановна, дочь сербского воеводы Стефана Якшича. Отец - князь Василий Львович Глинский. В 1508 году в ответ на предательство князя Михаила Львовича, который во время русско-литовской войны перешёл на сторону Москвы, Глинские были высланы и с разрешения Василия III поселились в России; им были пожалованы города Ярославец и Боровск.

Елена в 18 вышла замуж за 48летнего Василия III. Это был уже второй брак великого князя. И совершенно ненужный в глазах родовитого московского боярства: Елена считалась "безродной", к тому же её дядя Михаил Глинский сидел в тюрьме за измену. Но это не остановило Василия, женившегося "лепоты ради ея лица и благообразия возраста, наипаче же целомудрия ради". Елена и впрямь была хороша - большие глаза, тонкий прямой нос, красивый изгиб тонких губ, высокий лоб. Высока, рыжеволоса... Несмотря на молодость, она была хорошо образованна и воспитанна, в совершенстве знала немецкий и польский языки, говорила и писала по латыни. Да к тому же была весела нравом. Всем этим Елена ярко выделялась на фоне жен московских бояр, за что и была нелюбима последними.

Василий тоже был влюблен и счастлив. Чтобы понравиться невесте, он даже сбрил бороду и сменил традиционные царские одежды на модный в Европе польский кунтуш. Наряд довершали красные сапоги с загнутыми носками. Стоит подчеркнуть: для начала XVI века такой поступок считался аморальным и безрассудным...

А вот первенца супругам пришлось ждать долго. Елене никак не удавалось забеременеть, два года царь посещал русские монастыри, раздавая милостыню и молясь о чадорождении. Долгожданный сын появился на свет 25 августа 1530 года. В час рождения наследника престола, по словам летописцев, была сильнейшая гроза, природа неистовствовала...

Через десять дней младенца крестили в Троице-Сергиевом монастыре. Мальчик был наречён именем Иоанн, в честь Иоанна Крестителя.


Клавдий Лебедев. Царица Елена Глинская с детьми. XIX в.

Бесстрашная вдова

Василий оказался трогательно заботливым отцом. До нас дошло пять его писем к Елене. С большим беспокойством он интересуется о состоянии здоровья первенца и дорогой супруги, советует ей, как поступить в случае болезни Ивана, просит обязательно сообщать о малейших недомоганиях...

А вот кремлевская элита так и не полюбила "худородную", умную и заносчивую Елену. Сразу после рождения сыновей (Юрий родился в ноябре 1531 года, к несчастью, глухонемым и слабоумным) бояре стали распускать слухи о том, что их отец - князь Иван Овчина-Телепнев-Оболенский. В прошлом воевода, в 1531 году он получил чин окольничего, а в 1533м был пожалован высшим званием конюшего великого князя, став фактически главой Боярской Думы.

В декабре того же года умер Василий III.

Елена осталась вдовой с малолетними детьми на руках. По завещанию царя к Ивану был назначен опекунский совет из состава Боярской Думы. Есть основания полагать, что ни Елена, ни Иван Овчина в него не вошли. Прекрасно понимая, что регенты будут действовать в своих корыстных интересах, а вовсе не в интересах сына, властолюбивая Елена приняла решение бороться за власть.

Она обладала сильным характером, к тому же была бесстрашна и самоуверенна. Не прошло и трех недель после смерти венценосного супруга, как вдова открыто приблизила к себе возлюбленного. Именно это решение и привело ее к гибели. Она стала ненавистна не только боярству, но и простому народу, и никакие добродетели, реформы и успешная внешняя политика не могли смягчить нарастающей ненависти к "худородной".

У Глинской, увы, не было времени остановиться и заглянуть во мрак русской души. Ей надо было защищать престол своего горячо любимого сына, и она билась за него как львица, до последнего вздоха.

В Успенском соборе Москвы митрополит Даниил по настоянию Глинской "поставил" малолетнего Ивана Васильевича великим князем. Так закончилось, едва успев начаться, детство Ивана.


Дядя Михаил Глинский (слева) пеняет Елене на то, что у вдовы не должно быть фаворита (Иван Овчина в центре).

"Родительница, окруженная пламенем..."

Теперь вся его жизнь была подчинена церемониалу и в ней не осталось места детским забавам. Мальчик давал аудиенции послам, присутствовал на торжествах, уже через несколько дней после смерти отца принимал официальные грамоты от крымских гонцов и сам в знак особого расположения подавал им чаши с медом. Елена, не имевшая право посещать заседания Боярской Думы, каждый раз старалась отправить туда сына: быстрее повзрослеет, быстрее начнет вникать в суть государственных дел.

Мальчик невольно оказался игрушкой в руках корыстолюбивых бояр-опекунов, наиболее влиятельными среди которых были Василий и Иван Шуйские. Ненависть к ним Иван пронёс через всю свою жизнь.

Через много лет в послании князю Курбскому Иван напишет: "Когда по Божьему суду отец наш, великий государь Василий... тленное сие мимолетное земное царствие оставил... родительница наша, благочестивая царица Елена в таковом бедном вдовстве осталась, как бы окруженная пламенем пребывая, то от иноплеменных языков... то от вас, изменников... Но никто ничего не сумел: Бог заступился, и Пречистая Богородица, и родителей наших молитвами и благословением". Среди сумрачных воспоминаний Ивана о детстве и отрочестве мать была едва ли не единственным светом...


Долг государыни

Закрепив за сыном право на власть, Елена перешла к следующему решительному шагу. Менее чем за год в тюрьме оказались Михаил Глинский и еще несколько видных князей, включая старшего брата Василия III - Юрия. Следом та же участь постигла и младшего брата Василия III Андрея Ивановича Старицкого: его схватили и уморили в тюрьме, его удел ликвидировали. Расправившись с оппозицией и потенциальными претендентами на престол, Елена объявила себя единственной регентшей и соправительницей при малолетнем Иване.

Молодая женщина, не достигшая ещё и тридцатилетнего возраста, рьяно взялась за реформирование денежной системы. Она начала с ликвидации права удельных князей на чеканку, ввела единую для всего государства монетную систему. Тогда же появилась и самая мелкая, ставшая самой популярной, денежная единица - "копейка". Георгий Победоносец на обратной ее стороне был изображён не с мечом, как на других монетах, а с копьем - отсюда название "копейка". Серебряный рубль стал равняться 100 копейкам. По указу Глинской фальшивомонетчикам и обрезчикам монет лили в рот олово и отрубали руки.

Взялась Елена и за реорганизацию местного самоуправления: все хозяйственные дела из ведения наместников были переданы губным старостам и "излюбленным головам", находившимся в подчинении у Боярской думы. В том же 1535 году было завершено строительство каменного Китай-города, а уже в следующем началось строительство и укрепление города по границе государства, заложены новые города - Темников и Буйгород.

А еще нужно было решать внешние проблемы: в феврале 1534 года литовский князь и польский король Сигизмунд начал войну с Россией...

Тем не менее, смерть энергичной царицы не вызвала сочувствия в обществе. В летописях не говорится о плаче всенародном, которым обычно сопровождались похороны русских государей...


Месть сына

Уже на шестой день после смерти Елены в тюрьму попал ее возлюбленный Иван Овчина, которого там и умертвили. Была сослана в Каргопольский монастырь его сестра, воспитательница мальчика Аграфена Челяднина. Обоих схватили и увели на глазах у плачущего, кричащего Ивана. В Постниковском летописце обнаруживается сообщение об освобождении опального боярина Юрия Дмитровского, бояр, дворян и детей боярских Андрея Старицкого. Из заключения освобождены и возвращены ко двору князья Андрей Михайлович Шуйский и Иван Федорович Бельский...

Им в первую очередь была выгодна смерть Елены и Ивана Овчины. Сам Иван Грозный, впрочем, считал первым заговорщиком против матери и расхитителем царской казны М.В. Тучкова (боярина, сторонника партии Бельских).

Место опекуна после смерти Елены занял князь Василий Васильевич Шуйский, женившийся на двоюродной сестре Ивана IV Анастасии Петровне и, таким образом, породнившийся с царской семьей. Шуйские праздновали победу. И не обращали внимание на то, как взрослел обездоленный монарх. Между тем, час расплаты был уже не за горами...

Мальчик, брошенный опекунами на произвол судьбы, взрослевший в атмосфере интриг и жестокости, скоро отомстит за смерть матери и свои обиды всему миру.