Новости

11.12.2016 04:46
Рубрика: В мире

Президента Бразилии обвинили в коррупции

Текст: Алексей Чуриков (Бразилиа)
Руководство некогда ведущей бразильской корпорации Odebrecht пошло на беспрецедентную по своим масштабам сделку со следствием. В рамках антикоррупционной операции "Lava-Jato" сотрудники обещают "сдать" правоохранительным органам более 200 ныне действующих бразильских политиков, занимающих, в том числе и высшие государственные должности. Мишел Темер, занявший президентское кресло после импичмента Дилмы Руссефф, оказался одним из первых, против кого дали показания. Только в ходе первичного заслушивания бывшего главы департамента институциональных связей корпорации Клаудиу Фильу имя президента цитируется 43 раза.

Согласно заявлениям Фильу, Мишел Темер в 2014 году, когда в стране проходили президентские выборы, лично просил представителя корпорации о "пожертвовании", естественно, в обход действующих законодательных норм. При этом он отмечает, вспоминая поведение различных политиков, что Темер в те годы, будучи уже вице-президентом страны, действовал более аккуратно, не напрямую. Из показаний следует, что незаконные договоренности между представителями корпорации и Темером произошли на территории резиденции вице-президента, дворце Жабуру, в ходе ужина, на котором также присутствовали глава Odebrecht Марселу Одебрехт и Элизеу Падилья, нынешний глава гражданской администрации, а тогда - федеральный депутат.

"Когда мы прибыли в Жабуру, нас встретил Падилья, поскольку Темер еще не приехал. Мы ждали его в одной из комнат дворца, думаю, что это была библиотека. Когда же вице-президент прибыл, мы переместились на веранду, где удобно разместились в кожаных креслах. Естественно, место было выбрано неспроста, оно подчеркивало важность того, что партия Темера занимает второй пост в стране. Тогда Марселу Одебрехт и принял решение о сумме в 10 миллионов реалов (около 4,5 млн долларов по курсу 2014 года - прим. "РГ")", - отмечает Фильу.

В качестве подтверждения своих слов Фильу передал следствию копии электронных писем, в которых его начальник сообщает, что после той встречи все-таки принял решение выплатить "М.Т.", инициалы якобы принадлежат Мишелу Темеру, эти 10 миллионов. "После того плача, что я услышал, мне ничего не оставалось делать, кроме как помогать", - пишет Одебрехт. Затем была согласована схема передачи денег наличными. Часть средств, 4 миллиона реалов, должен был получить Элизеу Падилья, причем в качестве "адреса доставки" был указан офис адвоката Жозе Юнеса, ближайшего друга Темера, нынешнего советника при администрации президента. Остальные шесть миллионов якобы были переданы Паулу Скаффу, баллотировавшемуся в тот момент на пост губернатора Сан-Паулу.

Пресс-служба главы Бразилии достаточно быстро отреагировала на эти обвинения, разместив короткое заявление на сайте администрации. "Президент Мишел Темер категорически отвергает ложные обвинения господина Клаудиу Фильу. Все пожертвования, которые корпорация Odebrecht делала в пользу партии PMDB в период выборов, осуществлялись банковскими переводами и были соответствующим образом задекларированы перед избирательной комиссией страны. Каких-либо "черных касс" или передачи денег наличными по просьбе президента не было", говорится в заявлении. С аналогичных позиций выступили и другие лица, упомянутые Фильу.

Откровения Филью уже произвели небывалый эффект в местных СМИ и социальных сетях, и это при том, что была опубликована только лишь часть из рассказанного им следователям. И он только первый в списке - свое согласие "излить правду" высказали 77 человек, занимавших не последние должности в корпорации Odebrecht. В то же время, на фоне общей эйфории от обличения коррупционеров, ряд юридических и политических экспертов высказывают осторожность и определенные опасения. Отмечается, что, во-первых, сама процедура сделки со следствием несет в себе достаточное количество спорных моментов. А во-вторых, неизвестно, к чему может привести столь широкое и преждевременное тиражирование в СМИ подобных громких и скандальных обвинений, ведь серьезные политические и социальные последствия могут наступить уже сейчас, вне зависимости от того, будут ли впоследствии эти факты доказаны в суде.