Новости

13.12.2016 20:03
Рубрика: Общество

Чужой в доску

Мемориальная табличка в память о Колчаке перессорила жителей алтайского села
Появилась мраморная мемориальная табличка в память об адмирале Колчаке и Гражданской войне в алтайском райцентре Шипуново. Ее установил на стене местной гостиницы рядом с огромным якорем, рындой, картинами кораблей и морских сражений собственник этого заведения Владимир Локтионов. "Не пожалел ли я о том, что сделал? Нет! - ответил "РГ" Владимир. - Я знал, что будет неоднозначная реакция".
Владимир Локтионов: Сто лет почти прошло, а мы никак не помиримся. Фото: vesti.ru Владимир Локтионов: Сто лет почти прошло, а мы никак не помиримся. Фото: vesti.ru
Владимир Локтионов: Сто лет почти прошло, а мы никак не помиримся. Фото: vesti.ru

И как в воду глядел: в селе к этой акции отнеслись действительно по-разному. Одни, в том числе местный священник, согласились с логикой Локтионова, другие говорят, что это "неоднозначная история, в которой сердце спорит с разумом", а третьи, в особенности пенсионеры, обрушились на предпринимателя с критикой. Припомнили, что в окрестностях села действовал отряд атамана Анненкова, входивший в армию верховного правителя России. Летом 1918 года по приказу атамана расстреляли семерых крестьян со станции Шипуново. Позже анненковцы сожгли находившееся неподалеку село.

Недовольные заявили даже, что доска "позорит" весь район. А один из жителей вовсе пригрозил поджечь гостиницу. Критики Локтионова к тому же не заметили (или не захотели заметить), что под портретом Колчака располагается изображение красноармейца и белогвардейца, скрестивших винтовки, и подпись: "Один - белый, а другой - красный. Два брата-близнеца".

"Я хотел напомнить односельчанам, что Александр Васильевич Колчак был еще и выдающимся полярным исследователем, участвовал в Русско-японской войне, сражался с немцами в Первую мировую, сберег Балтийский флот своими знаменитыми минными заграждениями. Сто лет почти прошло после Гражданской войны, а мы никак не помиримся, русские не могут русским памятник поставить! До сих пор считаем, что красные - хорошие, а белые - плохие. Немцы уже с нами помирились, японцы памятник русским поставили, а мы все выясняем: кто за красных, кто за белых?" - рассуждает Локтионов.

Портрет адмирала расколол село на две части. Гостиницу даже пообещали поджечь

Эта акция бурно обсуждается в социальных сетях. В комментариях хватает эмоций, непримиримости, стремления поделить всех на своих и врагов. Как будто на дворе 1917 год.

"Победившая сторона ставила памятники жертвам белого террора. А жертвам террора красного памятников по определению быть не могло, так же как никто не вел их учета. Не понимаю, правда, для чего доску Колчаку устанавливать в алтайском селе? Доска в Питере на доме, где жил Колчак, - это понятно. Памятник в Иркутске, где он был убит, - тоже. Но зачем в Шипуново-то? Чтобы лишний раз людей меж собой перессорить? Если уж хотелось увековечить память участников Белого движения, вспомнили бы про шипуновцев, которые воевали в Белой армии. Думаю, несколько десятков человек наберется, некоторые были награждены Георгиевскими крестами",- пишет Андрей Краснощеков, историк по образованию, сотрудник одного из барнаульских издательских домов.

Доктор исторических наук, профессор из Алтайского госуниверситета Валерий Скубневский, комментируя нашумевшую историю, в свою очередь заметил:

- Обычно мемориальные доски устанавливают там, где была та или иная историческая личность. Верховный правитель в Шипуново не заезжал. А сибиряки не забыли о казнях, которые устраивали колчаковцы. К тому же Локтионов выбрал не очень удачное время - недовольных в нашем обществе сейчас хватает, им только дай повод.

Может, нам пора научиться историю принимать спокойно, без обвинений, а такой, какой она есть? Фото: vesti.ru

Однако Владимир в поисках исторической справедливости не собирается ограничиваться мемориальной доской:

- Недавно я дал в местную газету объявление, адресованное тем, кому небезразлична судьба родственников и близких, пострадавших во времена не столь далекие. В шипуновском архиве хранится девять томов с делами репрессированных. Только в нашем селе насчитывается 270 расстрелянных и около 700 сосланных на Север. С другой стороны, к нам доставляли немало ссыльных из разных уголков страны. Я родился 60 лет назад в деревне на 150 дворов, расположенной в семи километрах от райцентра. Прекрасно помню, что в ней жили ссыльные многих национальностей.

Локтионов намерен создать инициативную группу, которая подаст предложение депутатам Шипуновского района об отводе земельного участка в районе местного железнодорожного вокзала. Там он мечтает установить памятник. Есть несколько вариантов. Один из них представляет собой вагон, в котором перевозили репрессированных. На нем разместится большой макет карты СССР. На ней стрелками будут показаны пути-дороги ссыльных, судьбы которых связаны с Шипуновским районом. Владимир Локтионов надеется, что в работе над памятником поможет земляк, известный алтайский художник Анатолий Щетинин, автор барнаульского мемориала "Прощание", открытого шесть лет назад в память о жертвах политических репрессий.