Новости

12.01.2017 00:04
Рубрика: Культура

Время встречи изменить нельзя

В 21 час 10 минут по московскому времени
Виктор Татарский: "Встреча с песней" - это то, что мне поручено на Земле". Фото: Из архива Дмитрия Шеварова Виктор Татарский: "Встреча с песней" - это то, что мне поручено на Земле". Фото: Из архива Дмитрия Шеварова
Виктор Татарский: "Встреча с песней" - это то, что мне поручено на Земле". Фото: Из архива Дмитрия Шеварова

Виктору Татарскому

Сегодня старая пластинка

Мне в юность выпишет билет,

И детства старая картинка

Проявится сквозь призму лет.

"Иных уж нет, а те - далече"...

Но в сумраке осенних дней

Мне назначает "Встреча..." встречу

С далекой юностью моей.

Сквозь времена, сквозь расстоянья

Все тот же голос вновь звучит,

Минувших дней очарованье

В уставшем сердце воскресив.

И нет мне музыки чудесней

Гармони одинокой той.

Звучит в эфире "Встреча с песней".

На сердце - радость и покой.

Так дай Вам Бог всё так же светло

Нам чистой радостью сиять

И Вашим голосом приветным

Сердца и души исцелять.

Марина Захарчук, январь 2017 года.

Только недавно я вдруг понял, что "Календарь поэзии" возник во многом благодаря Виктору Татарскому и его "Встрече с песней". Эта радиопередача, которую я впервые услышал еще в раннем детстве, дала мне первое представление о поэзии. Оно возникло из музыки, из строчек писем и голоса ведущего, из вздохов дедушки, который вместе со мной слушал "Встречу".

Однажды, выслушав мои рассуждения об удивительном долголетии "Встречи с песней", Виктор Витальевич сказал: "Тут все просто. "Встреча..." - это то, что мне поручено на Земле".

Все просто. Но какую ответственность перед Богом и людьми, какое самоотречение надо иметь, чтобы исполнять порученное не год и не два, а всю жизнь.

Сегодня, поздравляя с 50-летием "Встречи..." Виктора Витальевича, мы публикуем стихи и письмо матушки Марины, жены сельского священника. В 1967 году она была среди первых слушателей передачи.

Здравствуйте, Дмитрий!

Недавно я перечитала Ваш очерк о Татарском, о "Встрече с песней". Очень многое в жизни связано с этой передачей - пожалуй, самой исповедальной на радио.

У нас в доме в Курске всегда звучала музыка. Моя мама Ксения Николаевна Антонова мечтала стать театральным и музыкальным критиком, но этому помешала война. Мама окончила школу радистов и в апреле 1942 года ушла на фронт, в артиллерию.

В День Победы бабушка разрешала мне доставать из шкатулки мамины письма с фронта. Иногда почти половина письма оказывалась вымаранной черной тушью - так работала военная цензура, убирая из солдатских посланий то, что, по ее мнению, не следовало знать оставшимся в тылу. Но ни разу перо цензора не коснулось тех букв, что неизменно стояли в конце письма: Х.Т.Б. Вероятно, их принимали за инициалы авторов письма. А в обратном письме матери на фронт к дочери летели те же буквы: Х.Т.Б. Лишь они двое понимали, что буквы эти означают: "Храни тебя Бог".

Красноармейская книжка радиста Ксении Антоновой. 1942 год. Фото: Из архива Дмитрия Шеварова

Мама никогда не писала стихов. Но любила поэзию самозабвенно и знала наизусть многие сотни стихотворений. Однажды, сидя в наушниках на ночном дежурстве и слушая пересыпанные бранью переговоры наших летчиков (немцы в ту ночь не летали), она вдруг включила микрофон, и в ночном эфире раздалось: "Я вас любил: любовь еще, быть может..." Эфир затих. Через 10 минут в радиорубку влетел дежурный офицер. "Ефрейтор Антонова! Это вы?" - "Я". - "Десять суток ареста!"

Еще по дороге на фронт, в поезде, мама заболела тифом, таким тяжелым, что врачи не надеялись на выздоровление. С той поры она перестала спать ночью. На всю жизнь для нее перевернулись сутки, и она спала только днем, да и то лишь с большими дозами снотворного. Инвалидом войны ее потом так и не признали.

Маму демобилизовали 20 августа 1945 года; она ждала ребенка. Его отец, офицер Андрей Туркс, тоже должен был приехать к ней в Курск. Но вместо этого отправился в сталинские лагеря. За что? За то, что латыш, за то, что не погиб.

У мамы была медаль "За победу над Германией", которую она почти никогда не надевала, потому что на ней изображен профиль Сталина.

Пишу обо всем этом потому, что без рассказа о маме трудно понять, чем была для нее и остается для меня "Встреча с песней", родившаяся в 1967 году из писем фронтовиков.

Лет в десять и я написала письмо Виктору Татарскому. Помню, что писала про маму. И вот в один прекрасный день в почтовом ящике - письмо из "Встречи", в нем - просьба послушать передачу такого-то числа.

В 1980 году я вышла замуж за семинариста. Перед самым дипломом меня выгнали с факультета журналистики Ленинградского университета. Вскоре моего мужа, уже священника, послали служить в село Новенькое. Говорили, что надо временно подменить местного батюшку. И вот уже 36 лет мы с отцом Лукой "временно" живем деревенской жизнью, все в том же домике, который тогда купили. Здесь родились пять наших детей.

В 1990-е годы "Встречу с песней" я чуть не потеряла - по всему селу срезали проводное радио. Радиоприемник, правда, был переносной у батюшки в гараже. Дети, хозяйство, все бросить и уйти в гараж сложно очень было, но иногда на "Встречу" брала сына Бориса (он сейчас в армии), одевала зимой тепло, и там мы сидели с ним на низеньких скамеечках и слушали.

Звучит "Встреча". Звучит время. Звучит жизнь.

Марина Иванова-Захарчук, с. Новенькое, Белгородская область.

Узелок на память

Впервые "Встреча с песней" прозвучала на волнах Всесоюзного радио 50 лет назад - 31 января 1967 года. Полвека в эфире без перерывов с одним автором и одним ведущим! - ничего подобного "Встрече с песней" нет в истории мирового радио. Авторская программа Виктора Татарского давно уже стала явлением отечественной культуры, национальным достоянием.

В ближайшую субботу, 14 января, "Встречу с песней" можно услышать на волнах "Радио России" в 21 час 10 минут по московскому времени.

Культура Литература Календарь поэзии
Добавьте RG.RU 
в избранные источники