Новости

06.03.2017 15:20
Рубрика: Культура

Театр Антона Чехова представил новый спектакль "Спасатель"

Театр Антона Чехова, спектакль "Спасатель", 25 апреля

"Джонас и Барри" - малоизвестная в России пьеса канадского драматурга Норма Фостера. За нее впервые в нашей стране взялся худрук Театра Антона Чехова Леонид Трушкин. Трушкин - первооткрыватель Фостера у нас: с большим успехом в его театре идет еще одно произведение канадца "Забор". Драматург написал почти 50 пьес, которые ставятся в США, Канаде, Великобритании и Австралии с завидной регулярностью. Цифра впечатляет: за год - почти сто постановок. Историю про дантиста Барри и актера Джонни разыграли втроем Геннадий Хазанов, Федор Добронравов и Дарья Макарова.

Жанр спектакля - "смертельная комедия", зрителю будет и грустно, и смешно. Герои попали в дом престарелых - смешного мало. Хотя обстановочка неплоха: теннис, бассейн, недурно кормят, даже есть детская площадка, чтобы на ней можно было поиграть с внуками. Несмотря на мнимый комфорт, декорации в спектакле подчеркнуто больнично-белого цвета: и спасательная вышка, и детская горка. Снова все переплетается: и надежда, и отчаяние. Все как в жизни.

Вот только есть ли эта жизнь после пенсии? Как вернуть прошлое? И как снова поверить в себя? Для Барри (Хазанов) ответ однозначный: "В старости жизни нет". Он превратился в один большой страх: боится сквозняков, бассейна, тенниса, женщин, смерти. А когда-то жизнь била ключом: тринадцать лет назад он даже решился на измену, оставив дочь и жену. Своего грехопадения Барри простить себе не может, поэтому часами сидит, укутавшись в плед, глядя на вялотекущую реку, раскинувшуюся перед домом престарелых, куда его определила дочь Рози (Макарова). Не потому, что мешал, а потому что у папы - плохая наследственность и слабое сердце. Она сама устроилась работать туда администратором, чтобы быть все время рядом с отцом и подтыкать тот самый пресловутый плед, который в спектакле стал символом застоя. Из-за того, что она целыми днями пропадает на работе, от нее ушел муж, и волей-неволей Рози, хоть и не признается себе в этом, но винит во всем отца. Правда, ушел муж к другой, а значит сам виноват. "Я потратила на него целых семь лет. Зачем?" - спрашивает себя Рози. "Не потратила, а благодари судьбу, что эти семь лет были в твоей жизни", - отвечает ей неожиданно появившийся в доме престарелых неунывающий ни при каких обстоятельствах актер на пенсии Джонни (Добронравов). Каждый новый день он встречает улыбкой, одет с иголочки в противовес Барри. "Что это на тебе, пижама? - посмеивается Джонни. - Одет как пугало". "Пугало одевается так, как ему удобно", - невозмутимо парирует Барри.

Джонни расшевелит болото, будет заводить одну интрижку за другой. Легкомыслие? Нет. Джонни осталось жить недолго: врачи поставили страшный диагноз. За внешней веселостью скрывается большая трагедия. Хотя Джонни привык так жить - каждый день полный жизни, без нытья и упреков самому себе и окружающим. Он прекрасно понимает, что жизнь - это не шутка, зато пока ты жив, все еще поправимо. Он - тот самый спасатель, без которого Барри потонул бы в своем самоедстве.

Норма Фостера часто сравнивают с Антоном Чеховым. Такие же глубоководные пьесы со множеством пластов и течений. И каждый пласт открывается один за другим. Родители и дети - как не переступить грань и как одним не превращать других в стариков из-за слишком повышенного внимания. Наши поступки и сожаления: как их воспринимать - как неудачи или как способ чему-то поучиться и с накопленным опытом двигаться дальше. Оправдан ли оптимизм и надо ли жить, а не ждать настоящую жизнь. "Неважно, сколько дней в твоей жизни. Важно, сколько жизни в твоих днях…" - девиз спектакля. Ведь по Фостеру, счастье возможно, а бояться не надо: не то что сквозняков, но и самой жизни.