Новости

Доля зарплат в доходах россиян уменьшается
Передряги в экономике изменили структуру доходов россиян. В них стало меньше зарплат и больше социальных выплат. Одновременно в середине прошлого года, впервые за все время рецессии, был зафиксирован рост разрыва между богатыми и бедными.
Зарплатный рубль сдает позиции в структуре доходов россиян в пользу социальных выплат. Фото: Александр Корольков Зарплатный рубль сдает позиции в структуре доходов россиян в пользу социальных выплат. Фото: Александр Корольков
Зарплатный рубль сдает позиции в структуре доходов россиян в пользу социальных выплат. Фото: Александр Корольков

Что будет дальше? "Российская газета" спросила экспертов.

Доля зарплат в доходах граждан уменьшилась с 65,6 до 64,8 процента. Доля социальных выплат выросла с 18,3 до 19,1 процента. Этот показатель находится на историческом максимуме, отмечается в бюллетене "Доходы населения в период выхода экономики из рецессии" Аналитического центра при правительстве.

Вместе с тем в последнее время сократился разброс в зарплатах между отраслями. Отрыв лидирующей финансовой сферы, где сейчас самые высокие заработки (в среднем, 78,3 тысячи рублей) от замыкающего список сельского хозяйства с самыми низкими зарплатами (21,4 тысячи рублей) сократился с 4,9 до 3,7 раза. В основном это было связано с более чем двукратным ростом зарплат в АПК при их сдержанной динамике в финансовом секторе.

84 процента в доходах жителей России занимают зарплаты и социальные выплаты

Благодаря сокращению неравенства в зарплатах и увеличению доли социальных выплат в доходах рост доли бедного населения (с доходами ниже прожиточного минимума) в 2016 году прекратился, отмечают авторы бюллетеня. Одновременно улучшилось положение состоятельных граждан, которые традиционно держат часть денег во вкладах и акциях и меньше зависят от зарплаты. Больше прибыли они стали получать на фоне роста фондового рынка, а до этого успели воспользоваться выгодными процентами по вкладам. В результате, доля "капиталистических доходов" в общей структуре заработков россиян, выросла до 6,3 процента, хотя несколькими годами раньше не превышала 5 процентов.

"Структура доходов населения меняется под действием либо конкретных многолетних тенденций (например, с начала 2000-х годов идет снижение доли доходов от предпринимательской деятельности), либо серьезных кризисных явлений, - объясняет эксперт Аналитического центра при правительстве Александр Голяшев.

Эффект текущего кризиса мы уже увидели. Сейчас экономика перешла к некоторому оживлению. Поэтому в 2017 году в структуре доходов не стоит ожидать заметных изменений, считает Голяшев. "Возможны отдельные колебания на уровне квартальных данных, но в целом, все, скорее всего, останется на уровне 2016 года", - полагает эксперт.

Если прирост зарплаты будет, то очень небольшой, отмечает в свою очередь проректор РАНХиГС Александр Сафонов. "По оценке аналитиков ВЭБ, январский рост ВВП в годовом выражении составил 0,8 процента, но гораздо меньше, если исключить сезонный фактор.

То есть фактически экономика болтается где-то около нулевой отметки, - говорит собеседник "РГ". - В этой ситуации большинство компаний, скорее всего, не будут наращивать зарплату своих работников. Рост возможен только в бюджетном секторе, но он будет идти параллельно с оптимизацией численности работников в этой сфере".

Положительный эффект, по словам Александра Сафонова, сыграет объявленное повышение минимального размера оплаты труда. Оно немного подтянет нижнюю планку доходов населения.

"Но финансовая "подушка безопасности", которую многие граждане успели создать в хорошие годы, уже исчерпана. Поэтому государству придется поддерживать высокую планку социальных выплат", - констатирует Сафонов.

Разрывы в доходах бедных и богатых россиян сокращаются. Но жизненные трудности еще не закончены. Фото: Photoxpress

С появлением сложностей в экономике сокращение разрыва между самыми богатыми и самыми бедными, начавшееся в России в 2013 году, ускорилось. Но в первом полугодии 2016 года пресловутый коэффициент Джини, которым измеряют величину и динамику социального расслоения, впервые за время рецессии показал положительную динамику. Увеличение неравенства зафиксировал и так называемый коэффициент фондов, показывающий соотношение доходов 10 процентов наиболее обеспеченных и 10 процентов наименее обеспеченных граждан.

Он достиг отметки в 14,3 (данные 9 месяцев 2016 года). То есть оказался на 0,1 выше, чем за аналогичный период 2015 года. Это значит, что доходы самых богатых людей страны больше чем в 14 раз превышали заработок самых бедных.

По итогам года роста показателей неравенства не произошло. Но некоторые эксперты считают, что предпосылки для нового витка социального расслоения в России сохраняются.

Александр Сафонов напоминает, что помимо социального у этой проблемы есть и экономический аспект. "Если большая часть населения имеет все меньше и меньше денег, возникает вопрос, кто будет массово потреблять товары, которые производит капитал. Иными словами, неравенство становится реальным препятствием для высоких темпов экономического роста, к которым мы стремимся", - говорит проректор РАНХиГС .

Заметное расслоение между богатыми и бедными сформировалось в России еще 1990-х годах после распада Советского Союза. С тех пор распределение доходов населения практически не менялось, отмечается в бюллетене Аналитического центра при правительстве. Даже значительный экономический подъем 2000-2008 годов не привел к смягчению ситуации, хотя номинальные среднедушевые доходы за это время существенно выросли.

Чтобы сократить неравенство, стоит в первую очередь ввести дифференцированную шкалу подоходного налога - использовать практику, которая уже применяется везде в мире, считает Сафонов. "С тех, кто получает зарплату ниже прожиточного минимума или на уровне, вообще не брать налог. А к тем, кто получает, скажем, больше миллиона в год, применять повышенную, - конкретизирует он. - Это нужно сделать. В противном случае государство будет продолжать тянуть эту лямку, позволяя одним становиться богаче, а других "подсаживая" на социальную помощь, что неэффективно".

У Сергея Смирнова, директора Института социальной политики и социально-экономических программ НИУ "Высшая школа экономики" другое мнение: рост коэффициента Джини в прошлом году на самом деле был благоприятным знаком.

"В период экономического кризиса разрыв между богатыми и бедными сокращается. Мы наблюдали это на примере нашей страны в кризис 1998, 2008 годов и сейчас, - напоминает он. - Рост же коэффициента Джини в данной конкретной ситуации - свидетельство обратной тенденции, то есть оживления экономики. Разве это плохо?".

Если говорить глобально, то у государства, по мнению Смирнова, достаточно мало возможностей для сокращения индекса Джини. "Можно ограничить зарплаты топ-менеджеров и устанавливать минимальные размеры оплаты труда для остальных работников. Однако нужно учитывать, что это повлияет только на один сегмент доходов, - уточняет эксперт. - В то же время состоятельные люди используют для получения доходов другие финансовые инструменты - те же банковские депозиты, акции и облигации, сдачу недвижимости в аренду, нельзя же запретить им это делать".

Что действительно может и должно делать государство, так это бороться с бедностью, уверен Смирнов. "Важно поднимать экономику, которая во многом способна исправить ситуацию с доходами, и, конечно, социально защищать тех, кто не может работать и получать достойный доход в силу тех или иных причин", - резюмирует эксперт.