Новости

13.03.2017 13:00
Рубрика: "Родина"

Кружка графа А.С. Строганова

Ее подарили человеку, восхищавшему Екатерину Великую, историографа Карамзина и художников Императорской академии
Текст: Виктор Файбисович (кандидат культурологии, ведущий рубрики "Реликвии Родины")
Эрмитаж и журнал "Родина" продолжают совместный проект, в рамках которого мы знакомим читателей с малоизвестными раритетами из запасников главного российского музея.
Кружка с крышкой Россия, Санкт-Петербург, 1808 г. (?). Серебро; чеканка, резьба, гравировка, позолота 27,1 х 17 х 17 см. Клейма: 84-я проба, городское клеймо Санкт-Петербурга, А. Я. - пробирного мастера А.И. Яшинова. Инв. N ЭРО-4872 а, б. Пост. в 1941 г. из Историко-бытового отдела Русского Музея. Ранее - в собрании Зимнего дворца. Фото: А. Теребенин/Государственный Эрмитаж Кружка с крышкой Россия, Санкт-Петербург, 1808 г. (?). Серебро; чеканка, резьба, гравировка, позолота 27,1 х 17 х 17 см. Клейма: 84-я проба, городское клеймо Санкт-Петербурга, А. Я. - пробирного мастера А.И. Яшинова. Инв. N ЭРО-4872 а, б. Пост. в 1941 г. из Историко-бытового отдела Русского Музея. Ранее - в собрании Зимнего дворца. Фото: А. Теребенин/Государственный Эрмитаж
Кружка с крышкой Россия, Санкт-Петербург, 1808 г. (?). Серебро; чеканка, резьба, гравировка, позолота 27,1 х 17 х 17 см. Клейма: 84-я проба, городское клеймо Санкт-Петербурга, А. Я. - пробирного мастера А.И. Яшинова. Инв. N ЭРО-4872 а, б. Пост. в 1941 г. из Историко-бытового отдела Русского Музея. Ранее - в собрании Зимнего дворца. Фото: А. Теребенин/Государственный Эрмитаж

Кружка с крышкой, декорированная рельефным растительным орнаментом и тремя накладными оттисками с памятных медалей, поднесенных графу А.С. Строганову Императорской академией художеств в 1807 году и дворянством Санкт-Петербургской губернии в 1808 году.


Лукулл и Меценат при дворе Екатерины Великой

Этот великолепный декоративный сосуд, исполненный в виде кружки с крышкой, принадлежал одному из самых крупных русских магнатов екатерининского, павловского и александровского правлений - графу Александру Сергеевичу Строганову (1733-1811). Представляя графа вместе со Львом Александровичем Нарышкиным шведскому королю Густаву III, Екатерина Великая заметила: "Эти два человека делают все возможное, чтобы разориться, и не могут".

Об усилиях, предпринимаемых Львом Нарышкиным в стремлении разориться, можно судить по знаменитому маскараду, устроенному им в честь императрицы в 1772 году: Нарышкин издержал на него 300 тысяч рублей. Роскошные балы, маскарады и пикники были его страстью, и в памяти потомков он остался великим расточителем. Строганов также совершал колоссальные траты, но они снискали графу Александру Сергеевичу громкую славу любителя и покровителя искусств, щедрого мецената и благотворителя. Нарышкин и Строганов были одинаково близки к трону; в Эрмитаже Екатрины II оба блистали искрометным остроумием, но держали себя по-разному. Если Нарышкин добровольно принял на себя роль шута при императрице, считавшей его "прирожденным арлекином", то Строганов всегда сохранял при дворе безупречное достоинство и благородную независимость.

Нравственные качества Строганова были в полной мере оценены дворянством Санкт-Петербургской губернии, избравшей графа Александра Сергеевича своим предводителем. В 1808 г. дворяне Петербургской губернии преподнесли графу медаль с надписью: "ДВОРЯНС<КОЕ> СОСЛОВIЕ ЗА 18 ЛT<НIЕ> ТРУДЫ ВЪ ПОЛЬЗУ ЕГО ПОНЕСЕННЫЕ".

Заметим, что 18 лет - дата отнюдь не круглая. Что же побудило петербургских дворян поднести медаль своему предводителю?

Этот год был знаменателен для графа Александра Сергеевича двумя значительными вехами. В третий день 1808 г. Александру Строганову исполнилось 75 лет. В том же году он отметил и другой юбилей - пятидесятилетие своей службы, начавшейся в 1758 г., когда императрица Елизавета Петровна пожаловала его в камер-юнкеры. Вероятно, к этим памятным датам было приурочено и изготовление мемориального сосуда в виде монументальной кружки.


Оттиск с оборотной стороны медали, преподнесенной графу А.С.Строганову Императорской академией художеств в 1807 году. / А. Теребенин/ Государственный Эрмитаж

Три стороны двух медалей

Строгановская кружка украшена тремя оттисками с двух медалей, отчеканенных в честь графа Александра Сергеевича. Первая из них, выбитая в 1807 г., была преподнесена ему, как гласила надпись, занимавшая все поле реверса, "в память полученной пользы под его начальством" от "признательной Академии художеств". На лицевой стороне медали был помещен портрет А.С. Строганова, мастерски исполненный Иваном Шиловым по восковой модели Карла Леберехта: граф изображен в профиль, в мантии ордена св. Андрея Первозванного, с орденским знаком на цепи. Вторая медаль, упомянутая выше, была отчеканена в следующем, 1808 г. на средства дворянства Санкт-Петербургской губернии; для ее лицевой стороны был использован штемпель, вырезанный Иваном Шиловым для медали, преподнесенной графу Академией художеств. Таким образом, три оттиска со всей полнотой представляют обе стороны двух медалей.

В собрании Государственного Эрмитажа хранится и виртуозно вылепленный Карлом Леберехтом в воске барельефный портрет графа А.С. Строганова, послуживший моделью для изображения на аверсах медалей 1807 и 1808 гг. Рама, в которую заключен этот барельеф, украшена в верхней части люнетом, снабженным бронзовой табличкой с латинской надписью: Comiti / Alexandro Strogonov / Amantissimo Artium / Patri / 1803 (Граф Александр Строганов, страстный любитель отечественного искусства - лат.). Действительно, годы президентства графа Александра Сергеевича в Императорской академии художеств (1800-1811) были ознаменованы расцветом национального искусства, а в условно-классицистическую тематику академических программ с ее культом античности были введены сюжеты из отечественной истории.

22 октября 1802 г. в устав Академии художеств по предложению ее президента был включен дополнительный пункт, по которому предписывалось задавать воспитанникам темы из русской истории и отличать специальными премиями лучшие произведения на эти сюжеты. "Мысль задавать художникам предметы из отечественной истории достойна вашего патриотизма", - откликнулся на это решение Н.М. Карамзин в обращенном к графу Строганову письме "О случаях и характерах в российской истории, которые могут быть предметом художеств" (1802).


Оттиск с оборотной стороны медали, преподнесенной графу А.С.Строганову Санкт-Петербургским дворянством в 1808 году. / А. Теребенин/ Государственный Эрмитаж

Витязь и президент

Вероятно, появление фигуры русского витязя на медали, поднесенной графу Строганову петербургскими дворянами, связано с сильным национальным чувством, которое так высоко оценил в нем Карамзин. Возможно, эта фигура служит также напоминанием о крупной сумме, пожертвованной Александром Сергеевичем на борьбу с Наполеоном перед кампанией 1806 года. Несомненно, однако, что фигура средневекового русского воина появилась на медали в честь графа Строганова в связи со стремлением президента привить воспитанникам Академии художеств любовь к достоверной передаче исторических реалий. С этой целью он начал собирать в Академии памятники отечественной старины и, в частности, древнее оружие.

В марте 1807 года граф Александр Сергеевич, получив известие, что митрополит Новгородский Амвросий намерен обогатить его коллекцию древностей "вооружением храбрых праотцев наших", с восторгом писал к митрополиту: "Я не могу довольно выразить благодарность мою за сей неоцененный дар, который с давнего времени был предметом моих желаний... Небезызвестно вам, что художники наши в представлении деяний предков наших ни в чем не находят столь великих затруднений, как в одеяниях и вооружениях тогдашних времен. Сколь же великую услугу Ваше высокопреосвященство оказываете свободным художествам, доставляя им подлинный образец, коим они ныне руководствоваться могут. Я уверен, что художники наши, имея в виду, кому они одолжены сим неоцененным для них приобретением, потщатся изъявить свою благодарность тем, что употребят оное в представлении тех деяний предков наших, коими они приобретали бессмертие за отечество и за ту православную веру, которая Вашего высокопреосвященства неусыпными попечениями и ныне процветает"1.

По-видимому, изображая на медали, посвященной графу Александру Строганову, воина в кольчуге и юшмане, Иван Шилов руководствовался подлинными образцами, только что присланными в академию Амвросием. В этом случае можно не сомневаться, что президент по достоинству оценил медаль, поднесенную ему петербургским дворянством...

К.А.Леберехт. Портрет графа А.С.Строганова. 1803 год. Воск. ГЭ. / В. Теребенин, А. Теребенин/ Государственный Эрмитаж

 


1. РГИА, Ф. 789, Оп. 1, Ч. 1, Ед. хр. 1980, Л. 1- 1 об.