Новости

28.03.2017 15:00
Рубрика: Экономика

Решения требуют тонкой настройки

Ситуацию, которая сложилась в отечественном здравоохранении, надо оценивать честно
Дискуссии вокруг тем лекарственного обеспечения в последнее время вновь обострились в связи с различными инициативами министерств и ведомств. Об этом "РГ" побеседовала с руководителями Комитета Государственной Думы по охране здоровья, который во многом формирует позицию законодательной власти по проблемам здравоохранения. На вопросы газеты ответили председатель комитета Дмитрий Морозов и председатель подкомитета по вопросам обращения лекарственных средств, развитию фармацевтической и медицинской промышленности Александр Петров.
Препараты для внутривенного введения в большинстве случаев невозможно заменить таблетками. Фото: Виктор Васенин/ РГ Препараты для внутривенного введения в большинстве случаев невозможно заменить таблетками. Фото: Виктор Васенин/ РГ
Препараты для внутривенного введения в большинстве случаев невозможно заменить таблетками. Фото: Виктор Васенин/ РГ

Дмитрий Анатольевич, пациентские организации встревожены тем, что в последний пересмотр Перечня ЖНВЛП вновь не попали многие новые и высокоэффективные препараты. Вы разделяете их мнение?

Дмитрий Морозов: Пациентские организации ставят вопрос совершенно разумно: перечень должен быть прозрачным, толковым и понятным. И особенно позиции, касающиеся лечения орфанных и других заболеваний, требующих дорогостоящего лечения, а также для оказания высокотехнологической помощи. Многие проблемы, к сожалению, не решаются быстро, потому что федеральный бюджет утверждается на три года, часть полномочий по обеспечению лекарствами передана на уровень регионов, но все эти проблемы мы видим. Комитет пошел по пути создания специального подкомитета по вопросам обращения лекарств и развитию фармедпрома. Он будет формировать наши предложения по решению проблем.

Минздрав подготовил проект приказа, по которому из описания препарата для госзакупок исключаются дозировки, формы препарата, методы введения и т.п., останутся лишь международные непатентованные наименования (МНН). Детские врачи говорят, что в результате им нечем будет лечить детей, потому что закупаются обычно самые дешевые - таблетки для взрослых. Какова позиция комитета?

Дмитрий Морозов: Конечно, мы обратили внимание министерства на эти риски, и специалисты обещали внести в проект приказа коррективы. Также будут особые распоряжения относительно детских дозировок. Со слов министерства, этот вопрос будет решен осенью.

Александр Петров: Но давайте проведем границу между тем, что важно и что не важно. На практике мы часто сталкиваемся с тем, что в медико-техническом задании на закупку указывается, например, даже цвет упаковки, ампулы или таблетки. Это хитрые ходы, которые нередко используются при недобросовестных сделках, но подобное недопустимо. Приказ направлен, прежде всего, на борьбу с коррупцией. Безусловно, при закупках надо учитывать, для каких целей используются препараты. Если лекарство назначено пациенту в виде инъекции, а не таблетки, безусловно, надо закупать в этой форме. Я уверен, что финальная версия приказа будет учитывать все клинические особенности. Мы обязательно этот вопрос будем обсуждать на подкомитете, и я хочу успокоить читателей, что мы придем к взвешенному решению.

Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов должен быть прозрачным, толковым и понятным

Вторая тема, которая сейчас бурно обсуждается, - это вопрос взаимозаменяемости препаратов. Процедура ее установления четко прописана в Законе "Об обращении лекарственных средств". Тем не менее ФАС публикует письма, которыми устанавливает взаимозаменяемость конкретных препаратов. Законно ли это?

Александр Петров: Мы сделали тактическую ошибку, приняв сначала закон, а лишь примерно через год - подзаконные акты, в которых и начались эти игры. Например, ФАС использует термин "аналогичный лекарственный препарат". Но такого термина в законе нет. Я призываю специалистов, которые готовят документы для руководителей службы, подписывающих такие письма, очень аккуратно относиться к закону. Уверен, что в этом вопросе они превышают свои полномочия. Нам нужно смотреть не только на препараты химического синтеза. Еще сложнее ситуация с биосимилярами - у нас их стали производить, и немало. Конечно, у всех есть желание произвести российские лекарства, обеспечить импортозамещение и т.п. Но нельзя ребенка выплескивать вместе с водичкой. Иностранные производители лекарств нам не враги, а союзники, и мы с уважением должны относиться к ним. Однако нужен строгий контроль и за ними. На производственных площадках зарубежных производителей даже в Европе мы порой находим гораздо больше нарушений правил GMP, чем на наших предприятиях. Российская инспекция GMP - одна из самых строгих, это признают и за рубежом. Я уверен, что и ФАС тоже хочет, чтобы высококачественные препараты быстрее производились в России. Но здесь не надо лошадей гнать.

100 миллиардов рублей льготники тратят не на лекарства

Большой резонанс вызвало предложение минпромторга по введению трех ступеней преференций для производителей - в зависимости от глубины локализации производства. Но есть препараты, например, орфанные, которые производить в России просто невыгодно. Из-за этого они могут не попасть в закупки. Какова ваша позиция?

Александр Петров: Мы начали обсуждать этот вопрос, когда принималось постановление правительства "третий лишний", по которому ограничивалось участие зарубежных компаний в госзакупках. Его приняли, и практика показывает, что позитивный эффект есть, но он небольшой. Перед тем, кто предложил трехступенчатую систему преференций, можно снять шляпу. Потому что она более справедлива, чем "третий лишний". Но к группе орфанных препаратов, конечно, должно быть особое отношение. Некоторые из них начали выпускать в нашей стране, и их число будет увеличиваться. Производя хотя бы самые простые орфанные лекарства из зарубежной субстанции под контролем иностранных специалистов, мы получим экономический эффект, пусть и небольшой. Но кроме экономической есть еще и политическая целесообразность. Приведу в пример производство российского инсулина. Лет 15 назад нас убеждали, что не стоит этого делать, поскольку есть хорошие зарубежные производители. Но мы начали его производить с точки зрения политической целесообразности, которая сегодня уже превратилась в экономическую. Я думаю, и по орфанным препаратам будет то же самое, поэтому наша задача - расширять их производство. Я считаю введение трехступенчатых преференций хорошим решением. Но и тут нужны тонкие настройки. Надо посмотреть, как это будет работать.

По-прежнему обсуждается тема создания единого регулятора рынка лекарств. Сегодня его регулированием занимаются четыре разных ведомства. Какова тут позиция депутатского корпуса?

Александр Петров: Тема не потеряла свою значимость. Но я думаю, что сейчас она несвоевременна, решение надо отложить лет на 10. Все-таки у нас сложился некий баланс, появились центры компетенции, и ломка этой системы будет болезненной. Тем более, что сейчас формируется единый рынок ЕАЭС - это сложная дополнительная работа. Мы должны прийти к консенсусу по правилам производства лекарств, их обращения и т.п. Но с точки зрения перспектив для занятия российской фарминдустрией достойного места на мировом рынке у нас вариантов нет. Пока не будет единого регулятора, мы туда будем пробиваться с трудом.

Иностранные производители лекарств нам не враги, а союзники, и мы должны с уважением относиться к ним

Оценки сегодняшней ситуации в здравоохранении диаметрально противоположны. С точки зрения чиновников, она улучшается: смертность уменьшается, рождаемость растет, средняя продолжительность жизни увеличивается. Но сами граждане, согласно опросам, системой здравоохранения недовольны. Какая позиция вам ближе?

Александр Петров: Если мысленно вернуться лет на десять назад, понимаешь, насколько мы продвинулись вперед. Но требования населения, наших избирателей к системе растут. И требования государства тоже. Много общаясь с людьми, бывая в регионах, я вижу ухудшение общего состояния в здравоохранении, особенно в первичной медицинской помощи. В поликлиниках очереди, не хватает врачей-специалистов. Мы слышим: растут зарплаты медиков, а поговоришь с врачами - ничуть не растут. Мы должны быть честными со своими гражданами, признавать, что есть у нас огромные проблемы. Мне кажется, скоро подойдет время, когда мы должны будем вложить серьезные деньги в здравоохранение, чтобы изменить негативную тенденцию. Прежде всего в подготовку специалистов, включая младший медицинский персонал. Необходимо выйти на единые стандарты лечения не на словах, а на деле. Наконец, мы должны сделать еще один болезненный шаг. Сегодня на монетизацию федеральных льготников вместо выдачи лекарств тратится ежегодно 140 миллиардов рублей. Эти деньги предназначены для лечения, но используются нецелевым образом. По нашим оценкам, лекарства закупают примерно миллиардов на 40 из них. А 100 миллиардов тратится льготниками на другие цели. Мы должны переходить к лекарственному страхованию, а не просто перечислять льготникам деньги. Конечно, это будет болезненное решение, поскольку мы затронем интересы пенсионеров. И все же вопрос эффективности использования этих средств очень серьезный. Но решать его придется.