Новости

29.03.2017 17:51
Рубрика: "Родина"

Настольный памятник в честь генерал-лейтенанта графа Н.М. Каменского

Текст: Виктор Файбисович (кандидат культурологии, ведущий рубрики)
Его заказали однополчане полководца, произведенного в офицеры на третьем году жизни и на двадцать третьем - в генералы
Эрмитаж и журнал "Родина" продолжают совместный проект, в рамках которого мы знакомим читателей с малоизвестными раритетами из запасников главного российского музея.
И.В. Григорьев. Портрет Н.М. Каменского. Иллюстрация в издании великого князя Николая Михайловича "Русские портреты XVIII и XIX столетий". Фото: Государственный Эрмитаж И.В. Григорьев. Портрет Н.М. Каменского. Иллюстрация в издании великого князя Николая Михайловича "Русские портреты XVIII и XIX столетий". Фото: Государственный Эрмитаж
И.В. Григорьев. Портрет Н.М. Каменского. Иллюстрация в издании великого князя Николая Михайловича "Русские портреты XVIII и XIX столетий". Фото: Государственный Эрмитаж

В начале 1810 г. петербургскому ювелиру Павлу Теннеру поступил заказ от офицеров - участников войны со Швецией в 1808 и 1809 годах: они пожелали в складчину соорудить памятник генералу Каменскому - своему любимому командиру.


Ювелир и инвентор

Пауль-Магнус Теннер, прибалтийский немец, родился в Дерпте и переехал из Лифляндии в столицу империи в 1803 году; уже через пять лет он числился придворным серебряных дел мастером. Как установила Л.К. Кузнецова, автор исторического исследования о петербургских ювелирах, на пути к этому почетному званию Павел Теннер был не слишком разборчив в средствах: он не брезговал ставить свои клейма на чужих произведениях. Неоспоримо, однако, что он был первоклассным мастером; по освящении Казанского собора (15 [27].09.1811) всеобщее восхищение вызвала риза чудотворной иконы Казанской Богоматери, исполненная Теннером из золота и драгоценных камней.

"Не знаешь, чему больше удивляться, - признавался современник, - высокой ли стоимости драгоценных камней или необычайно тонкому и благородному вкусу художника, который их оправил, - г-на Теннера, немца, которого высоко ценит весь Петербург и даже заграница за его таланты и прекрасный художественный вкус".

"Прекрасным вкусом" отличается и памятник генералу Каменскому, вышедший из стен мастерской Теннера. Однако своими художественными достоинствами он обязан не только и не столько безупречному исполнению, сколько превосходному замыслу. Сочинителем аллегорической композиции в честь Каменского - инвентором, как тогда говорили, - выступил Франц Иванович Гаттенбергер, в недавнем прошлом (1803-1806) директор Императорского фарфорового завода.

Жан Франсуа Ксавье Гаттенбергер, профессор технологии в Женевском университете, талантливый художник и скульптор, переселился в Россию в 1780 г. Некоторое время он служил на фарфоровой мануфактуре Ф. Гарднера под Москвой. Таланты и познания Гаттенбергера были замечены и в Петербурге; их по достоинству оценили при дворе. В 1803 г. Гаттенбергер принял предложение возглавить Императорский фарфоровый завод. Период его управления ИФЗ был недолгим, но чрезвычайно плодотворным. Под непосредственным влиянием Гаттенбергера русский фарфор обогатился ампирными мотивами и формами, в сплаве которых с национальной темой возник впоследствии феномен Александровского классицизма.

Яркими чертами ампира наделен и памятник генералу Каменскому: он представляет собою триумфальный столп, увенчанный бюстом полководца и утвержденный на пьедестале с аллегорическими фигурами и трофеями.

П.Теннер, И.-В.Людвиг по проекту Ф.И.Гаттенбергера. Колонна с бюстом генерал-лейтенанта графа Николая Михайловича Каменского. 1810. Серебро; литье, чеканка, гравировка, позолота. 87 х 30 х 30 Из Зимнего дворца. Инв. N ЭРО-7056. / Государственный Эрмитаж


Признание Суворова

Жизнь графа Николая Каменского действительно представляет собою череду триумфов. Младший сын генерал-поручика, впоследствии генерал-фельдмаршала графа М.Ф. Каменского Николай Каменский был произведен в офицеры именным повелением Екатерины Великой на третьем году жизни. На двадцать третьем году он получил боевое крещение, а с ним и первый генеральский чин в Швейцарском походе Суворова. Каменский-младший был храбр, решителен и харизматичен: подчиненные его обожали. Суворов, несмотря на свои натянутые отношения с Каменским-старшим, свидетельствовал в письме к нему: "Юный сын ваш - старый генерал".

С честью и славой сражался граф Николай Каменский в кампаниях 1805 и 1807 годов; популярность его была необыкновенной: все видели в нем восходящую звезду и с восторгом пересказывали полный пламенного негодования ответ, данный Николаем Каменским французскому генералу Огюстену Бельяру, потребовавшему от него капитуляции Кенигсберга: "Вы видите на мне русский мундир и смеете требовать сдачи!"

В шведской кампании 1808 г. генерал Каменский-младший сыграл одну из заглавных ролей. Условия перемирия, заключенного в Олькиоки 7 ноября, позволили ему с полным правом сказать своим соратникам при отъезде в Петербург для поправления здоровья: "Мы завоевали Финляндию - сохраните ее!"

Кампанию 1809 г. граф Каменский провел в качестве командира Улеоборгского корпуса, расположенного в окрестностях шведского города Умео; генерал прибыл к войскам 23 июня, когда во Фридрихсгаме уже шли переговоры о мире. Однако военные действия не прекращались, и шведы, надеясь заключить мир на выгодных для себя условиях, предприняли отчаянную попытку разбить корпус Каменского. Победы, одержанные графом 7 и 8 августа при Севаре и Ратане, сорвали этот план.

Успехи Каменского-младшего в Швеции снискали ему репутацию талантливейшего из русских генералов; 4 февраля 1810 г. государь назначил его главнокомандующим молдавской армией вместо князя Петра Багратиона, полагая, что граф Николай Каменский добьется победного конца в затяжной войне с Турцией скорее, чем он...


Карл Густав Гилберг. Сражение при Ратане 20 августа 1809 года. Акварель.

Триумф и катастрофа

Главным сюжетом памятника генералу Каменскому служат, бесспорно, его победы в войне со Швецией: на пьедестале помещены барельефные изображения битв при Севаре, Куортане, Оровайсе и Ратане, а у подножия памятника помещена аллегорическая композиция, представляющая двуглавого орла, торжествующего над шведским львом. Однако среди трофеев, сложенных у пьедестала колонны, мы неожиданно находим турецкое знамя с навершием в виде полумесяца. Возможно, оно выражает уверенность сподвижников графа Каменского в том, что победы ожидают их командира и в Молдавии...

Действительно, вскоре генерал Каменский взял Силистрию, Разград и Базарджик; государь пожаловал главнокомандующему орден св. Владимира I класса. Однако за этим триумфом последовала катастрофа. Штурм Рущука, предпринятый графом Каменским, был отбит, и наши войска понесли тяжелейшие потери: 363 офицера и более 8000 рядовых остались лежать на стенах и во рвах турецкой крепости. В оценке причин этой неудачи военные историки единодушны: она стала следствием самоуверенности главнокомандующего. Непрерывная череда успехов и блестящий карьерный взлет, обеспеченные в значительной степени несравненными качествами русского солдата, вскружили голову молодому военачальнику. Граф Каменский стал нетерпим к чужому мнению, а крайняя вспыльчивость толкала его на совершенно непозволительные поступки...

Впрочем, блестящая победа, одержанная генералом Каменским 26 августа 1810 г. при Батине, - победа, имевшая для нас весьма выгодные последствия, - загладила тяжелое впечатление от рущукской трагедии. Император удостоил победителя высшей награды - ордена Андрея Первозванного. Но этот триумф стал для графа Николая Каменского последним.

В феврале 1811 года у него началась тяжкая и изнурительная лихорадка. 12 марта полководец передал командование графу Александру Ланжерону и отправился в Одессу. Еще в дороге у него помутился рассудок; он потерял слух...

Генерал от инфантерии граф Николай Михайлович Каменский-младший скончался в Одессе 4 мая 1811 г. на 35-м году жизни. Он похоронен в родовом имении Сабурово в Орловской губернии, рядом с отцом.

Через пять лет после смерти графа, 11 июля 1816 г., шедевр Ф.И. Гаттенбергера, П. Теннера, И.-В. Людвига поступил в Императорский Эрмитаж.