20idei_media20
    30.03.2017 21:42
    Рубрика:

    ЕС и Британия расстанутся заклятыми врагами

    Евросоюз пытается использовать развод с Британией как урок для политиков, призывающих к выходу из ЕС
    "Мы не будем принимать дезертиров с распростертыми объятиями" - это ставшее знаменитым заявление главы Еврокомиссии Жана-Клода Юнкера в отношении планов Лондона покинуть Евросоюз прозвучало за несколько месяцев до начала процедуры "брекзита". Но теперь, после того, как премьер Британии Тереза Мэй официально объявила о разводе с "европейской семьей", стало понятно - мирного расставания не случится. А многочисленные заявления политиков по обе стороны Ла-Манша о дружественном характере предстоящего прощания и "особом партнерстве", на которое в первую очередь рассчитывает Лондон, не более чем фигура речи.

    Как заявил глава Евросовета Дональд Туск, нет никаких причин считать начало процедуры "брекзита" счастливым временем ни для Лондона, ни для Брюсселя. Но "горько-горький" день, как назвал запуск "брекзита" председатель Европарламента Антонио Таяни, уже стал историей, и теперь каждая из сторон стремится укрепить свои позиции. В том, что переговоры будут нелегкими и отразятся на судьбах множества людей и стран, мало кто из экспертов сомневается. Ведь королевство уже услышало первое "нет" в свой адрес: канцлер Германии Ангела Меркель твердо дала понять, что прежде чем вести разговор о дальнейшем торговом взаимодействии Брюсселя и Лондона, премьеру Мэй следует завершить переговоры о деталях выхода ее страны из Евросоюза. И от того, насколько приемлемым для континентальной Европы окажется намеченное через два года расставание, зависит, какими в итоге будут условия нового торгового соглашения с Британией.

    Стали мигрантами

    Станут ли живущие в Британии европейцы людьми второго сорта после того, как Лондон покинет Евросоюз? Выступая в парламенте, Тереза Мэй сообщила о том, что намерена обсуждать взаимное признание прав граждан в приоритетном порядке. На Альбионе живут примерно 3,2 миллиона человек, приехавших из разных стран ЕС, примерно миллион британцев обосновались на территории Евросоюза. Сохранят ли они свое право на бессрочное пребывание, работу, имущество, пенсии? По обе стороны Ла-Манша заявляют о готовности искать компромиссы, но пока это опять же благие намерения переговорщиков. В четверг "Евроньюс" рассказал о судьбе семейной пары, работающей на Альбионе. Отец семейства из Нидерландов, мать из Испании, их дети родились в Британии. Но после запуска процедуры "брекзита" миграционные власти королевства посчитали всех членов семьи нелегальными мигрантами. "Я впервые за время пребывания на Альбионе почувствовал себя человеком второго сорта", - говорит в том же телесюжете житель Германии, преподающий в Британии немецкий язык. Его местные власти попросили сдать паспорт для получения временной регистрации. Так что нельзя исключать того, что живущие в королевстве европейцы станут разменной монетой в большом финансово-экономическом торге, который начинает Лондон с Брюсселем.

    Эффект домино

    Парадоксально, но, заявив о стремлении заключить взаимовыгодное соглашение, обе стороны сформировали для переговоров об условиях "брекзита" непримиримо настроенные друг к другу команды. А эксперты обратили внимание, что в выступлениях Терезы Мэй все чаще звучит упрямство и гордость - Британия ничего не просит у Брюсселя и намерена быть открытой для всего мира.

    3,2 миллиона человек, приехавших в Британию из ЕС, стали людьми второго сорта

    Но в Евросоюзе, по мнению Рольфа Ведера из университета Базеля, не намерены церемониться с Лондоном, который отказывается платить за свой выход "отступные". К тому же опыт развода неизбежно станет примером для других стран, желающих покинуть единую Европу. Так что чем хуже будет уходящим восвояси британцам, тем выше окажутся шансы Германии сохранить нынешнюю модель ЕС.

    "Разумеется, когда страна покидает Союз, ни о каком наказании речи быть может, - лицемерно утверждает главный переговорщик от ЕС, бывший министр иностранных дел Франции Мишель Барнье. - Нет никакого штрафа за выход". А как же 60 миллиардов евро, которые требует от британского премьера Брюссель? Эти деньги, объясняют в Евросоюзе, королевство обязано вернуть по своим ранее сделанным долгам и принятым обязательствам. За 40 с лишним лет членства в единой Европе британцы участвовали в многочисленных инфраструктурных проектах, срок реализации которых завершится спустя годы после "брекзита". Словом, раздел совместно нажитого имущества обещает быть трудным, и без разбитых в сердцах чашек вряд ли обойдется. Тем более, горячие головы в Британии, такие, скажем, как министр иностранных дел Борис Джонсон, предлагают вообще "уйти по-английски", не попрощавшись и не оглядываясь, если за два предстоящих года договориться с Брюсселем полюбовно не удастся. Такой сценарий исключать нельзя - британский министр по делам "брекзита" Дэвид Дэвис уже сообщил: "Время, когда Британия отдавала Евросоюзу огромные денежные суммы, заканчивается". Однако премьер Тереза Мэй все же не исключает того, что Лондону придется внести "плату за выход", но отказывается назвать какую именно.

    Поделиться: