Новости

05.04.2017 09:33
Рубрика: В мире

Выходите из "тени"

ГСБЭП защитит бизнесменов и инвесторов
Замирбек Осмонов: С сокрытием налогов и незаконным предпринимательством мы будем бороться жестко. Фото: Евгения Евреинова Замирбек Осмонов: С сокрытием налогов и незаконным предпринимательством мы будем бороться жестко. Фото: Евгения Евреинова
Замирбек Осмонов: С сокрытием налогов и незаконным предпринимательством мы будем бороться жестко. Фото: Евгения Евреинова
В результате реформы правоохранительных органов за обеспечение экономической безопасности в республике теперь отвечает одна структура - Государственная служба по борьбе с экономическими преступлениями (ГСБЭП). О ее работе "РГ" рассказал глава ведомства Замирбек Осмонов.

Получила ли ГСБЭП новые полномочия в связи со своим, так сказать, новым статусом? Если да, то какие?

Замирбек Осмонов: Реорганизация службы началась в конце 2016-го. Первые месяцы мы занимались утверждением новой структуры, разработкой положений. Меня назначили на эту должность в январе 2017 года, так что пока рано подводить итоги. Думаю, что по результатам первого полугодия будет ясно, нужны ли нам дополнительные полномочия или хватит тех, что есть.

На службу теперь возложены, во-первых, защита экономической безопасности страны, а, во-вторых, борьба с коррупцией и преступлениями в сфере экономики. Соответственно эти функции изъяты у министерства внутренних дел и Государственного комитета национальной безопасности. Также мы расследуем должностные правонарушения и дела, касающиеся контрабанды.

Но я бы не хотел, чтобы ГСБЭП считали карательным органом. Мы планируем больше внимания уделять защите предпринимателей. Для этого я встречаюсь с представителями бизнес-ассоциаций страны. Мы обмениваемся мнениями и предложениями.

Что конкретно изменилось в работе ГСБЭП после реформы?

Замирбек Осмонов: Прежде всего, нашим сотрудникам категорически запрещено проводить проверки хозсубъектов по анонимным сообщениям и тем более приостанавливать их производственную деятельность. Кроме того, нельзя использовать ресурсы сил специального назначения службы в отношении предпринимателей - только в случаях, когда есть реальная угроза жизни и здоровью сотрудников. Например, в Киргизстане законом запрещены казино. Игорный бизнес ушел, скажем так, в подполье. Служба безопасности у него очень сильная, порой вооруженная, может оказать серьезное сопротивление. Конечно, в таких случаях применение сил спецназа будет не просто обоснованно, но и необходимо.

Кроме того, мы решили кардинальным образом изменить критерии оценки работы сотрудников ГСБЭП. Если раньше на первом месте была погоня за цифрами, то есть за ростом показателей оперативно-служебной деятельности по сравнению с предыдущими годами, то сейчас мы переходим на качественную составляющую. Упор будем делать на профилактику. И, наконец, постараемся построить работу таким образом, чтобы исключить случаи неправомерных действий сотрудников по отношению к субъектам бизнеса и гражданам. В целом же люди должны знать, что мы открыты для общества.

Вам не кажется, что сосредоточение стольких функций в одной правоохранительной структуре может рано или поздно обернуться против нее как раз в плане коррупции?

Замирбек Осмонов: Я так не думаю. Как раз наоборот, это было правильное решение. Суть проводимых реформ правоохранительных органов заключается в создании условий для развития бизнеса. Чтобы предприниматели не прятались "в тени", а работали открыто, приносили прибыль себе и уплачивали налоги государству. Что касается опасений по поводу коррупции, то тут надо помнить, что хотя у прокуратуры и забрали следственные функции, но зато усилили надзорные. Я по этому поводу встречался с генеральным прокурором КР Индирой Джолдубаевой. Она предупредила, что каждое принятое процессуальное решение, будь то возбуждение уголовного дела или, наоборот, отказ, приостановление расследования и тому подобное, Генпрокуратура будет соответствующим образом оценивать. Поэтому степень ответственности наших следователей, оперативных работников, да и всего личного состава ГСБЭП повышается в разы.

Не могли бы вы привести примеры наиболее резонансных уголовных дел, которые расследовала ГСБЭП?

Замирбек Осмонов: В 2017 году наши сотрудники уже выявили 267 фактов правонарушений на общую сумму 325 миллионов сомов. Из них возмещено 303 миллиона. Недавно мы провели встречу с руководством налоговой службы и договорились выработать совместный план сотрудничества по вопросам налогового администрирования и борьбы с недобросовестными налогоплательщиками.

Из резонансных дел могу привести пример, когда наши сотрудники пресекли контрабанду крупной партии бензина. Кроме этого был выявлен факт завоза в один из колбасных цехов недоброкачественного мяса. В прошлом году расследовалось дело о ремонте больницы. Средства на эти цели были выделены из бюджета, причем предполагались не только реставрационные работы, но и строительство нового корпуса. Работы должны были завершиться еще в 2015-м году. Сейчас 2017-й, но толком ничего не сделано, старая больница переполнена. Пациенты лежат в коридорах. Буквально на днях сотрудники ГСБЭП при проведении оперативно-розыскных мероприятий выявили крупное подпольное производство поддельных акцизных марок, по предварительным оценкам, ущерб составил 40-60 миллионов сомов. Выявлены факты лжепредпринимательства, трое фигурантов-организаторов серых схем уже за решеткой. Пред-упреждаю: с сокрытием налогов и незаконным предпринимательством мы будем бороться жестко.

Как вы полагаете, нужно ли изменить подход к решению вопроса по налоговым недоимкам?

Замирбек Осмонов: Тут важна одна особенность. Взыскание налоговой задолженности - это не возмещение ущерба. Это, говоря профессиональным языком, "признанная задолженность". То есть у предпринимателя нет возможности ее погасить либо руководитель компании умер или выехал за пределы республики в неизвестном направлении, и в итоге долги перед бюджетом остались непогашенными.

Что же касается возмещения ущерба, то, если из-за умышленных действий предпринимателя либо госслужащего требуемая по закону сумма не поступила в бюджет, мы принимаем радикальные меры. За 2016 год ГСБЭП через региональные отделения казначейства возместила 1,5 миллиарда сомов. Вместе с другими правоохранительными органами - 3, 5 миллиарда.

Есть вероятность, что в республике создадут налоговые суды. Нужны ли они?

Замирбек Осмонов: Думаю, это хорошая инициатива. Сейчас вынесение решений по нашим уголовным делам затягивается на годы. Налоговые суды вполне смогут рассматривать такие материалы оперативнее, поскольку будут заниматься только одним направлением.

Ключевой вопрос

Не секрет, что в республике есть так называемые неприкасаемые фирмы, которые принадлежат высокопоставленным чиновникам. Не боитесь, что со стороны их владельцев на вас или ваших подчиненных будет оказываться давление?

Замирбек Осмонов: Меня на эту должность назначило руководство страны, и отвечать я буду перед ним. А что касается неприкасаемых компаний... Пусть работают по закону, и никаких претензий ним не будет.

В мире экс-СССР Киргизия