Новости

12.04.2017 17:05
Рубрика: "Родина"

Шанс для Родионовых

Текст: Игорь Коц (шеф-редактор журнала "Родина")
"Вот улыбающийся глава семьи на фоне белого чистенького домика (четыре спальни и две ванные) и аккуратной фермы (100 акров и 250 свиноматок). Вот смеющаяся хозяйка за рулем своего "мерседеса" (а поодаль - старший сын на своем "судзуки", а за кадром муж на своем автофургоне). Вот хохочущие детишки на стриженой лужайке, а вот - у водопада, а вот - играют в гольф. Городок Джилонг, сорок минут по шоссе от Мельбурна. Лощеные фотокарточки словно обрывки цветных снов из сказочной жизни..."
Четверть века назад мало кто верил в шанс Родионовых, сменивших уютный чистенький Джилонг на Хмыловку. Четверть века назад мало кто верил в шанс Родионовых, сменивших уютный чистенький Джилонг на Хмыловку.
Четверть века назад мало кто верил в шанс Родионовых, сменивших уютный чистенький Джилонг на Хмыловку.

29 июня 1989 года Родионовы приехали из Австралии в Приморье. А 4 января 1990 года газета "Рабочая трибуна" напечатала мой репортаж "Шанс для Родионовых", первый в советской прессе - об их удивительном житье-бытье в захолустной Хмыловке.

Не раз и не два после этого газета возвращалась к Родионову. Не забуду летний день 1992 года, когда вместе с известным приморским журналистом Игорем Илюшиным мы привезли в Хмыловку российский флаг от президента Бориса Ельцина и вручили Василию. Он бережно принял триколор на вытянутые руки - и заплакал...

Хотя и в первые годы, и в последующие ему впору было рыдать от бесконечных мытарств.

"Как объяснить Василию поведение человека, мимоходом пообещавшего "достать" ванну и бросовый контейнер для гаража - и не сдержавшего слово? Как объяснить ему мгновенную суровость директора совхоза, которому я обмолвился о надеждах Василия на 100 гектаров земли? Родионов, конечно, мужик крепкий, но он и без того дымит одну сигарету от одной; а я точно знаю, что перед отъездом из Австралии он бросил курить...

- Мне многие говорят: ты не в Австралии, то, что ты хочешь сделать, невозможно здесь, - и руки у него такие же спокойные и добрые, как глаза. - А я знаю, что возможно.

Как хочется безоглядно вместе с ним поверить в это!

- Василий, ну а если прижмет так, что невмоготу, что не продохнуть, как тогда? Обратно в Джилонг?

Медленный поворот головы влево. И вправо.

Но если в такое время к нам возвращаются такие семьи - значит, у нас и вправду есть шанс?"

Перечитываю свои строчки четвертьвековой давности. Читаю репортаж Бориса Мисюка из сегодняшней Хмыловки. С радостью и гордостью вижу: Василий Родионов использовал свой шанс. И задаю себе все тот же вопрос: а мы?