Новости

13.04.2017 11:30
Рубрика: Общество
Проект: В регионах

"Запускали двоих, а на капсуле курили трое…"

Туляк Николай Макаров рассказал, как спасал космонавтов
5 апреля 1975 года был произведен запуск космического корабля "Союз-18-1", закончившийся аварийным спуском через несколько минут после старта. Туляк Николай Макаров, в то время гвардии старший лейтенант медицинской службы воздушно-десантных войск, оказался участником и свидетелем тех событий.
 Фото: Сергей Савостьянов/ ТАСС Год назад Алексей Макаров следил за запуском корабля "Союз ТМА-20М", на борту которого были российссияне Алексей Овичнин, Олег Скрипочка и американец Джеффри Уильямс. Фото: Сергей Савостьянов/ ТАСС
Год назад Алексей Макаров следил за запуском корабля "Союз ТМА-20М", на борту которого были российссияне Алексей Овичнин, Олег Скрипочка и американец Джеффри Уильямс. Фото: Сергей Савостьянов/ ТАСС

Первый полет

С Николаем Алексеевичем Макаровым мы познакомились лет десять назад. Тогда он, военный врач медицинской службы ВДВ в отставке, только начинал пробовать себя в качестве писателя. Николай Алексеевич - замечательный собеседник, да и рассказать ему есть о чем.

Сегодня он - автор нескольких книг, член Союза писателей РФ. Его "Записки батальонного врача" переизданы в Туле уже дважды. Но одна история имеет непосредственное отношение к Дню космонавтики. Дело в том, что с апреля 1975 года по декабрь 1980-го он в качестве врача парашютно-десантной группы (ПДГ) участвовал в поисково-спасательных работах по обслуживанию космических полетов. Капсулы с космонавтами приземлялись совсем не там, где планировались. Их надо было искать, предполагалось, что для этого, возможно, придется прыгать с парашютом. А Макаров был не только врачом, но и лейтенантом ВДВ.

- Шесть лет я числился в поисково-спасательной службе ВВС - так официально назывался наш отряд для поиска и спасения космонавтов. Из двадцати одного запуска за это время мне пришлось пропустить только три. Для меня все было ново, незнакомо, жутко интересно, престижно, в конце концов. Стоять, пусть и не у истоков, но почти на переднем крае того, чем мы "были впереди планеты всей".

Но все же самой запомнившейся оказалась его первая "работа" - 5 апреля 1975 года. При запуске космического корабля "Союз-18-1" с космонавтами Василием Лазаревым и Олегом Макаровым отказала третья ступень, и полет закончился через несколько минут после старта. Спускаемый модуль приземлился к юго-западу от Горно-Алтайска, к северу от границы с Китаем, на высоте 1200 метров. Этот шар покатился по крутому склону, зацепившись парашютом за кусты, остановился в 150 метрах от пропасти. Это и спасло космонавтов. Они покинули капсулу. Снаружи было минус семь, пришлось надеть комбинезоны, чтобы не замерзнуть. Лазарев, думая, что попали на территорию Китая, начал жечь документы о военных экспериментах на орбите…

Поисково-спасательная служба ВВС базировалась тогда на военном аэродроме Домбаровский в Оренбургских степях. Группа Макарова - прапорщик и два автоматчика - вылетела на АН-24. Летели встречным параллельным курсом траектории запуска на высоте где-то шести тысяч метров в сторону космодрома Байконур. Лейтенант Макаров переходил от иллюминатора к иллюминатору, заглядывал в кабину к летчикам, лез ко всем с разными вопросами.

- Шутки-прибаутки. Штурман подтрунивает надо мной, над моей любознательностью, - вспоминает Николай Алексеевич. - Экипаж занят привычной, рутинной работой. Очередной раз подойдя к иллюминатору, удивляюсь, что земля резко накренилась влево и мы стали разворачиваться на противоположный курс. Ничего не понимая, думая, что все, работа на этом закончена и мы летим на аэродром взлета, оборачиваюсь к борттехнику с каким-то пустячным вопросом. Он отмахнулся. Затем выругался трехэтажным. В это время из кабины выходит командир и сразу на повышенных тонах, заглушая шум двигателей, объявляет: "Быстро приготовиться к десантированию, - затем со вздохом, уже обычным голосом добавил: - Авария у них. Наверное, придется вам прыгать".

Помогая друг другу экипироваться, парашютно-десантная группа - врач с медицинской сумкой неотложной помощи и ключами от крышки люка спускаемого аппарата, прапорщик с какими-то приборами и пистолетом, два солдата с имуществом и автоматами - не заметила, как самолет снизился до тысячи метров. На земле уже стояла ночь, хотя на высоте и светило солнце. Загорелся красный плафон. Открылся люк. Короткое "С Богом!" - и… люк захлопнулся. Красный плафон фонаря погас.

"Шесть лет я числился в поисково-спасательной службе ВВс, и за это время из 21 запуска мне пришлось пропустить только три"

- Москва запретила прыгать, - пояснил командир. - Космонавты обнаружены. Не хватало еще десантуру угробить. Внизу - ночь, горы, ветер под двадцать метров.

И драма...

На следующий день все, участвовавшие в спасении космонавтов, были сосредоточены на аэродроме Семипалатинска. Всю ночь с космонавтами, совершившими аварийную посадку, поддерживалась устойчивая связь. На КП военных летчиков напряженно думали, как их спасти.

В итоге было принято решение: космонавтов поднять лебедкой, зависнув одному вертолету над ними. Кроме того, десантировать группу спасателей с другого вертолета.

Вертолеты поднялись в воздух. Все начальство разместилось на "вышке". АН-12 кружил на восьми тысячах метров. АН-24 находился на стоянке, и группа Макарова осталась не у дел. Так что за всем дальнейшим ходом операции по спасению космонавтов он мог следить из разговоров по рации.

- Вижу объект! Лежит на крутом склоне горы. Купол зацепился за деревья. На спускаемом аппарате сидят: один, два… три исследователя (так в открытом эфире называли космонавтов) и курят, - докладывает командир эскадрильи МИ-8, первой подлетевшей к месту предстоящей работы.

Вначале все внимание и на КП, и в Москве на последнее слово: "Курят? Откуда у космонавтов сигареты на космическом корабле?"

Затем разом до всех дошло: "Трое!?" Откуда? Кто? Запускали-то двоих! Может, китайский шпион? Граница-то рядом. Может, сбежавший зэк? Кто там еще может третьим быть?

Одну группу спасателей десантировали лебедкой в пятистах метрах от объекта. Но через несколько минут она каким-то образом оказалась в полутора километрах ниже той злополучной скалы. Выяснилось: снимать космонавтов, как раньше планировалось, лебедкой, зависнув над объектом, опасно - склон слишком крутой. Все вертолеты - а их было пять или шесть - летают вокруг скалы, на которой по-прежнему сидят три исследователя. На КП в Семипалатинске, в Москве - паника, и никто не принимает решения: как же все-таки эвакуировать людей, ожидающих помощи.

Утерли нос

Вдруг в эфир врывается чужой голос: "Посторонись! Не мешай работать!" Командир головного экипажа докладывает:

- Неизвестный вертолет МИ-8, нарушая наши ряды, "буром" подлетел к объекту. Завис! Снимает!!! Первый космонавт поднят! Второй поднят… третий поднят.

В это время из Москвы прилетает самолет с генеральским усилением.

- Леонов - был, Шаталов - был, - вспоминает Макаров, наблюдавший за всей этой "кухней". - Махнув рукой на доклад командующего ВВС округа, вся группа усиления поднялась на "вышку". Откуда, обматерив, как только умеют материться летчики и космонавты, оконфузившихся горе-спасателей, минут через десять улетела так же внезапно, как и появилась.

Впрочем, ситуация вскоре прояснилась. Ответ на все вопросы пришел из КГБ. По данным "конторы", третьим "космонавтом" оказался лесник, прилетевший на вертолете лесничества МИ-4. Лесники рано по утру летели куда-то по своим делам. Завидев огонь на склоне (помните, космонавт Лазарев жег документы), высадили одного проверить ситуацию на предмет пожароопасности. А не сообщили об этом никому по двум причинам: полет был, видимо, неофициальный, да и рация на вертолете второй месяц барахлила.

"Буром" снявший космонавтов вертолет МИ-8 оказался из войск ракет стратегического назначения, летевший то ли на "точку", то ли с "точки", то ли еще по каким-то своим делам. Видя нерешительность вэвээсников, пилоты решили "утереть им нос". Что и проделали виртуозно и мастерски, имея всего второй класс.

В этой суматохе все забыли про десантировавшуюся группу. А она тем временем пропала в неизвестном направлении. Как после выяснилось, снесло лавиной. Об этом, конечно, в Москву докладывать не стали, обнаружили и спасли в этот же день, к вечеру…

Досье "РГ"

Макаров Николай Алексеевич родился в Мичуринске Тамбовской области. В 1972 году окончил Военно-медицинский институт в Томске. С 1972 по 1993 год проходил службу в 106-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Был в Афганистане, принимал участие в событиях на Кавказе.