Новости

13.04.2017 17:00
Рубрика: Общество
Проект: В регионах

"Нам не по пути!"

Воронежцы узнали, зачем в Центральной России жгли людей
Палачи и праведники с оккупированных территорий России предстали перед гостями выставки "Холокост: уничтожение, освобождение, спасение", открытой в Воронеже в музее-диораме. В прошлом году ее демонстрировали в Госдуме и нескольких городах страны.
 Фото: Евгений Биятов/ РИА Новости  Фото: Евгений Биятов/ РИА Новости
Фото: Евгений Биятов/ РИА Новости

Уникальные фотографии, документы и рисунки отобрали в 15 архивах, музеях и личных коллекциях РФ, Великобритании, Израиля, Франции и Украины. На снимках - места зверств в Брянской, Калужской, Тверской и Смоленской области, в Ростове и на Кавказе. На пожелтевших листках - свидетельства очевидцев. Евреев казнили как эсэсовцы, так и земляки. Но потомки тех, кто выжил, предпочитают помнить поименно не предателей, а спасителей. Организаторы выставки - сотрудники научно-просветительского центра "Холокост" - призвали воронежцев рассказать о людях, которые укрывали евреев в годы Второй мировой.

- Массовое уничтожение советских евреев началось, по сути, 22 июня 1941 года. До августа убивали мужчин, затем - всех подряд. Оккупанты разбрасывали листовки с текстами вроде "Ты гибнешь, а жиды дела делают" или "Нам с жидом не по пути!". Вербовали пособников среди местного населения, вдохновляли на погромы. В 25 регионах РСФСР было убито около 200 тысяч евреев. То, что советская власть смотрела на это сквозь пальцы, - миф. Как только Красная армия освобождала территорию, там сразу начинали действовать органы госбезопасности и военные юристы. Они опрашивали очевидцев, фиксировали факты казней и погромов, - рассказал заведующий архивным отделом центра "Холокост" Леонид Тёрушкин.

В СССР символом трагедии евреев стал киевский Бабий Яр, где за два сентябрьских дня 1941 года расстреляли около 34 тысяч человек. Установить имена всех не удалось до сих пор. Позднее масштабные казни совершались и в других городах. Например, в Ростове-на Дону расстреляли все еврейское население - около 15 тысяч человек. Их могила в Змиёвской балке - самое крупное захоронение жертв Холокоста в России.

Для Брянской области "бабьим яром" стал противотанковый ров близ консервного завода в Почепе. 75 лет назад нацисты расстреляли там 1846 мирных жителей - в основном евреев. Зимой их держали в наспех устроенных лагерях за "колючкой", почти не кормили и заставляли работать. "Расово неполноценных" били и унижали с особой жестокостью.

Более полутора тысяч евреев морили голодом в старых домах и свинарниках Велижского гетто (Смоленская область). Молодежь небольшими группами увозили "на работу" - безвозвратно. 28 января 1942 года, во время боев за город, немцы всего на один день назначили начальником полиции Ивана Кириенкова. Тот приказал поджечь сарай с евреями. Обезумевшие от ужаса люди выпрыгивали из окон - под пули. Заживо сгорело свыше 500 человек. В 1960-м Кириенков на суде признал: "У нас у всех руки по плечи в крови". Вместе с еще одним полицаем его приговорили к расстрелу.

В тверском Торопце евреи, которые не успели эвакуироваться на Урал, подвергались издевательствам и грабежам. Пример русским подавали эсэсовцы, которых руководство еще и упрекнуло в излишне мягком обращении с мирным населением. Всего здесь убили 75 человек: взрослых расстреляли, детям "вскрыли сосуды".

Больше повезло узникам другого гетто - в Калуге, среди которых был и будущий кинорежиссер Юрий Герман. Их, к слову, заставляли носить не шести-, а пятиконечную желтую звезду - как знак "иудо-большевизма". Из 154 человек погибло лишь семеро. Остальных освободили в 1941-м, прямо перед Новым годом. Считается, что это первое в Европе спасение группы жертв Холокоста.

Поодиночке же советских евреев укрывали от смерти и ранее. И - многих. Хотя за это полагалась смертная казнь. В наши дни израильтяне присваивают таким спасителям звание "праведник народов мира", в том числе посмертно. Его уже имеет 200 с лишним жителей России (а в деревне Любавичи Смоленской области растет Аллея праведников).

Инна Дудина (Образцова) укрыла с отцом в Курске соседскую девочку. Мария Теребилова (Ступак) из Брянской области два года помогала прятаться на чердаке и в подвале мужчине, у которого немцы расстреляли жену и ребенка. Ольга Лисачук из Воронежа, будучи в Аушвице, маскировала соломой маленькую еврейку, которой "светила" газовая камера.

"Праведником народов мира" является также уроженец Воронежа Иван Бунин и его жена Вера Муромцева. В 1942-м они спрятали на своей французской вилле пианиста Александра Либермана и его супругу Стефани, которым грозила отправка в Аушвиц.

Специально для выставки воронежский общинный центр "Бейт Мишпаха - Дом семьи" обобщил сведения о расстрелах местных евреев. Многим известна казнь 452 горожан в Песчаном логу (среди них были люди разных национальностей) и больных из военного госпиталя на улице 20-летия Октября (вместе с ними погибла врач Ревекка Мухина). Меньше знают о том, что некоторые еврейские семьи были расстреляны прямо у себя дома. О такой гибели супругов Иоффе повествуют письма соседей - их копии есть на одном из стендов.

Тесно связана с Воронежем и трагедия венгерских евреев. До 1944 года они воевали на стороне Германии в составе трудовых батальонов и массово гибли. На мемориальном военном кладбище в Рудкино у этих евреев есть свой уголок.

Выставка в музее-диораме будет доступна до 30 апреля по адресу: Воронеж, Ленинский проспект, 94. Вход свободный. Режим работы: вт - чт с 10 до 18 часов, пт с 10 до 16.45, сб - вс с 10 до 16. Телефон: (473) 254-70-04, 254-76-64. Сайт: diorama-vrn.ru.

Прямая речь

Леонид Терушкин, заведующий архивным отделом НПЦ "Холокост":

- В массовом сознании Холокост связан прежде всего с газовыми камерами и крематориями. Мало кто задумывается над тем, что из почти шести миллионов погибших евреев Европы половина была просто расстреляна, избита до смерти, закопана заживо на оккупированных территориях. Для этого не было смысла строить концлагеря. В выставке мы делаем акцент на спасении евреев, в котором участвовали люди разных национальностей. Это подвиги и бойцов Красной Армии, освобождавших гетто, и мирных жителей, которые укрывали жертв в подвалах и на чердаках. Центр "Холокост" работает над проектом "Страницы судеб" - что-то вроде "Бессмертного полка", но о тех, кто освобождал узников нацизма. Хотим узнать, кто и как из них погиб, кто выжил, как складывалась их жизнь после войны. Понятно, что в основном эти люди уже умерли. Но остались родственники, остались материалы в семейных архивах. В тех городах, где проходила эта выставка, всегда находились люди, которые спешили поделиться с нами такой памятью.

Леви Стифель, представитель Главного раввината России в Воронеже:

- Мой дедушка выжил в концлагере. Перед смертью он написал своим детям и внукам о том, как даже там умудрялся соблюдать еврейские традиции. Они с братьями по вере делали мацу и отмечали Пейсах. Хотя если бы это заметили охранники - всем неминуемо грозила смерть. Моменты, связанные с религиозной практикой в столь страшных условиях, он считал самыми светлыми в своей жизни.

Елена Беленькая, учитель истории (Москва):

- Тем, кто хочет получить представление о Холокосте, но не готов погружаться в специальную литературу, я бы посоветовала почитать небольшие мемуарные книги. Они есть в Интернете. Например, повесть "Если бы не друзья мои…", которую написал Михаил Лев. Он был одним из подольских курсантов, закрывших собой Москву в 1941-м, попал в плен. Немцы объявили: "Евреи и комиссары, три шага вперед!" - и он шагнул, еще не зная, что это означало неминуемую смерть. Их переводили из лагеря в лагерь, и два друга Михаила, не бывшие евреями, погибли, спасая его. А он выжил. Есть хорошие воспоминания тех, кто в войну был ребенком: "Мальчик из гетто" Романа Левина (он уцелел в Бресте, где истребили практически все еврейское население) и "Судьба и жизнь мальчика из расстрелянного гетто" Семена Додика. Книга Примо Леви "Человек ли это?" - об Освенциме. Классикой считается "Дневник Анны Франк", хотя там нет описаний ни концлагеря, ни казней. Его не раз экранизировали.

Потрясающая вещь - письмо матери Штрума из романа Василия Гроссмана "Жизнь и судьба" (автор использовал реальное послание своей матери. - "РГ"). Оно в комментариях не нуждается… Стоит прочесть книгу Сергея Смирнова "Брестская крепость", поэму Евгения Евтушенко "Бабий Яр". Из разряда "объяснялок" для детей и подростков - книжка Аннет Вивьерка "Как я объяснила моей дочери, что такое Освенцим". Есть даже комиксы о Холокосте - скажем, графический роман "Маус" Арта Шпигельмана.

Среди художественных фильмов я назвала бы прежде всего "Дамского портного" (1990) со Смоктуновским, "Помни имя свое" (1974) - в Швеции он входит в школьную программу. Неплохая советская картина "Непокоренные" (1945) об Аушвице - правда, для современной молодежи она чересчур медленная. Из западных стоит посмотреть "Список Шиндлера" (1994), "Пианист" (2001), "Мальчик в полосатой пижаме" (2008) - либо прочесть книги, по которым они сняты. Из документальных лент очень хороши "Дети из бездны" Павла Чухрая (2000). Можно рекомендовать "Список Киселева. Спасенные из ада" (2008) - про спасение евреев в Белоруссии.

Общество История В регионах