Поговори со мной, картошка

Рецензия 20.04.2017, 18:28 | Текст: Алексей Литовченко
 Фото: kinopoisk.ru
Фото: kinopoisk.ru

В фильме "Наваждение" есть ровно одна сцена, способная вызвать приятные эмоции. В ней актрисы Розарио Доусон и Кэтрин Хайгл жестоко портят руками и подручными предметами, а также прикладыванием о твердые поверхности лица друг другу. Благодаря своему удачному расположению в самом конце означенного киноопуса эта сцена несколько сглаживает впечатление от того, что ей предшествует, - полуторачасовой бабьей склоки.

Открывает фильм флэшфорвард: средних лет тетенька цвета какао (Доусон) сидит на допросе в полицейском участке. Из ее беседы с копом становится понятно следующее: когда-то ее бил какой-то мужик, она от него сбежала, а теперь он лежит мертвый у нее дома, но она тут не при делах, ее подставили. Далее действие переносится в прошлое, где та же тетенька - Джулия ее зовут - переезжает жить к новому жениху и его дочке от неудачного предыдущего брака с эффектной блондинкой по имени Тесса (Хайгл), заряда ненависти во взгляде которой хватит, чтобы умертвить некрупное животное. Кролика, там, хомячка, кошку - при должном старании. И все в ее поведении громогласно вопит о том, что именно этим она в свободное время занимается. Ко всему прочему Тесса, мягко говоря, не в восторге по поводу сложившейся ситуации и страстно желает вернуть все как было.

Если вы принадлежите к той группе одаренных людей, которые могут отличить сапог от воздушного шарика, то догадаться, кто же подставил Джулию, вам не составит труда примерно через пять минут после начала фильма. Но его создатели полагают своей целевой аудиторией первичноротых волосатиков, в крайнем случае - кольчатых червей, потому упрямо чешут напрямик к очевидной уже на стадии экспозиции развязке с таким серьезным лицом, как будто так и надо. К тому же - и это самое страшное - похоже, всерьез считают, что делают триллер.

Ось сюжета - главный мужской персонаж, вокруг которого, шипя и скалясь, кружатся две героини. Не будет преувеличением сказать, что актера, зачем-то согласившегося на его роль, успешно заменила бы говорящая картофелина. Впрочем, говорящая картофелина заметно бы действо освежила, а помести сюда обычный клубень - и навряд ли кто заметит разницу. В то же время оба женских характера прописаны с куда большей тщательностью (угадайте с трех попыток пол режиссера и сценариста).

Тесса вот отыгрывает модель поведения педантичной Малефисенты с ПМС, покусанной бешеной дворнягой. Но это неспроста (приготовьтесь, сейчас будет психологизм!): во всем виновата властная мать, вдолбившая ей в голову известные премудрости вроде "хочешь привязать мужика - рожай". У Джулии тоже психологизм (внимание!): она боится, что тот, кто ее когда-то мордовал, вернется, но не говорит об этом своей говорящей картофелине, так как не хочет, чтобы картофелина узнала о ее слабости.

Какой теперь следует извлечь из этой истории вывод? Выводов отсюда следует извлечь три. Маму слушаться не всегда обязательно. С любимым человеком нужно делиться переживаниями, даже если любимый человек - не человек, а мясистое утолщение корня травянистого растения. Наконец, главный вывод - старая добрая женская драка способна хотя бы чуть-чуть подсластить впечатление от фильма любой степени унылости.

1.5

Читайте также