Новости

09.09.2017 09:00
Рубрика: "Родина"

"Мы вообще не хотим никуда бросать ракеты, мы за мир..."

Предыстория и развитие Карибского кризиса, которому в этом году исполнится 55 лет
Текст: Андрей Сорокин (кандидат исторических наук, директор РГАСПИ, ведущий рубрики "Советская история. Документы")
Карибский (Кубинский) кризис стал апогеем "холодной войны", высшей точкой военно-политического противостояния СССР и США в XX веке. Октябрьские дни 1962 г., когда мир заглянул за край ядерной пропасти, стали поворотными не только для двух ядерных держав, но и для всего человечества - от гонки вооружений США и СССР постепенно стали переходить к политике "разрядки" международной напряженности.
Передовица газеты "Труд" от 19 апреля 1961 г. Передовица газеты "Труд" от 19 апреля 1961 г.
Передовица газеты "Труд" от 19 апреля 1961 г.

Хранящиеся в РГАСПИ документы являются значимыми источниками в изучении различных аспектов Карибского кризиса, в частности причин его возникновения и общей предыстории.

Особую важность представляют материалы из личного фонда А.И. Микояна (Ф. 84), члена Президиума ЦК КПСС, неоднократно посещавшего в те годы США и Кубу, участвовавшего в переговорах с американским президентом Джоном Кеннеди и со скончавшимся 25 ноября 2016 г. кубинским лидером Фиделем Кастро. Сохранилось большое количество неопубликованных диктовок Анастаса Ивановича, которые он делал в разные годы по различным вопросам, в том числе по Карибскому кризису. Диктовки не являлись официальными документами, а представляли собой фактически устный дневник для подготовки мемуаров, где автор, не прибегая к дипломатической риторике, говорил более простым и живым языком.

Ниже мы публикуем диктовку, датированную январем 1960 г. (док. N1), в которой Микоян отвергал обвинения, прозвучавшие в речи президента США Дуайта Эйзенхауэра 3 ноября 1959 г., о вмешательстве СССР во внутреннюю политику Кубы и стремлении тем самым настроить кубинское руководство против США.

Кубинский ракетный кризис. Хрущев - Кеннеди. Карикатура в западной прессе.

В ходе визита Микояна в Гавану в феврале 1960 г. была достигнута договоренность о закупке СССР у Кубы тростникового сахара и предоставлении правительству Кастро кредита в 100 млн долларов1. Тогда же Фидель пообещал Микояну, что Куба никогда не пойдет на сделку с американским империализмом.

Подобные действия повлекли за собой массу критических отзывов в США. Ниже мы публикуем статью бывшего президента Гарри Трумэна, в которой он заявил, что визит Микояна на Кубу является "...открытой попыткой коммунистов создать форпост" возле побережья США (док. N2).

Эскалация конфликта началась на рубеже 1960-1961 гг., когда США сначала ввели режим эмбарго на торговлю с Кубой (за исключением медикаментов и продуктов питания), а затем разорвали с ней дипломатические отношения. Максимальное обострение отношений случилось при президенте Дж. Кеннеди в начале 1962 г. после исключения Кубы из Организации американских государств (31 января) и введении полного эмбарго (3 февраля).

Тогда же началось резкое ухудшение американо-советских отношений - после того, как в Москве узнали, что США разместили в Турции свои ядерные ракеты системы "Юпитер", способные достичь центральной части России. В ответ на эти шаги США советское руководство решило разместить свои ракеты средней дальности на Кубе, что было утверждено 24 мая 1962 г. на расширенном заседании Президиума ЦК КПСС2.

Стратегические ракеты типа Р-12, которые были размещены на острове Свободы.

В рамках операции, получившей кодовое название "Анадырь", с июля по октябрь 1962 г. на Кубу были направлены армейские боевые части и подразделения Вооруженных сил СССР, имевшие на вооружении атомное оружие, включая атомные авиационные бомбы, баллистические ракеты средней дальности. Узнав из донесений авиаразведки о размещении советских войск на Кубе, Дж. Кеннеди 4 сентября 1962 г. выступил с официальным заявлением, в котором отметил, что "...русские предоставили кубинскому правительству целый ряд противовоздушных оборонительных ракет"3. В ответ Н.С. Хрущев 7 сентября отдал приказ о размещении на Кубе тактического ядерного оружия, предназначенного для ведения атакующих действий в случае потенциального нападения США4. До того момента на Острове свободы были размещены береговые комплексы крылатых ракет, ориентированные на создание "ядерного зонтика" над Кубой.

11 сентября было опубликовано Заявление ТАСС, в котором говорилось, что советское правительство осуждает ведущуюся в США враждебную кампанию против СССР и Кубы. Подчеркивалось, что "сейчас нельзя напасть на Кубу и рассчитывать, что это нападение будет безнаказанным для агрессора"5. Ниже мы публикуем информацию московского горкома в ЦК КПСС об откликах трудящихся Москвы на данное заявление. Они ценны тем, что предоставляют возможность погрузиться в атмосферу того времени (док. N3).

Наиболее острая фаза Карибского кризиса началась 22 октября 1962 г. с телевизионного выступления Дж. Кеннеди, в котором он объявил о создании карантинной зоны вокруг Кубы и отметил, что любой ракетный запуск с кубинской территории будет расценен как акт войны. После этого в Кремле было созвано экстренное совещание, на котором было решено отправить в США Микояна для ведения переговоров. Ниже мы публикуем диктовку с воспоминаниями о перипетиях того совещания и принятии непростого решения по Кубе (док. N4).

В рамках этой подборки мы также публикуем архивные фотографии Микояна с Ф. Кастро и Эрнесто Че Геварой, сделанные во время его визита на Кубу в 1960 г. и в дни визита Кастро в Москву в 1963-м.

Документы публикуются без сокращений, в соответствии с нормами современного русского языка, стилистические особенности сохранены.

Публикацию подготовили зам. начальника отдела РГАСПИ, кандидат исторических наук Александр Лукашин и главный специалист РГАСПИ Мария Алексашина.

Первый заместитель Председателя Совета Министров СССР А.И. Микоян (слева) и Ф. Кастро. 1960 г. / РГАСПИ


N 1. Диктовка А.И. Микояна об американо-кубинских отношениях

29 января 1960 г.

Мне довелось ознакомиться с заявлением президента Эйзенхауэра об американо-кубинских отношениях и полным благородства и достоинства ответом на это заявление со стороны президента Республики Кубы г-на Дортикоса6.

Быть может я и не коснулся бы этого вопроса, потому что на все неправильные утверждения президента и других государственных деятелей США последовали уже обстоятельные и достойные ответы как в этом выступлении президента Республики Кубы, так и в выступлениях Фиделя Кастро, в кубинской прессе.

Вынужден коснуться этого лишь потому, что в конце своего выступления президент без всякого на то основания, не имея ни малейших фактов или доказательств, решил пустить струю "холодной войны" в международные отношения, обвинив международный коммунизм в несуществующих грехах. По его словам, международный коммунизм ставит якобы своей целью "разрушение демократических институтов на Кубе и традиционной и взаимно выгодной дружбы между кубинским и американским народом".

Как вытекает из комментариев американской прессы, при этом имеется в виду Советский Союз, который якобы угрожает устоям строя Кубинской Республики и отношениям ее с Соединенными Штатами. Это видно хотя бы из выступления Дэвида Лоуренса в газете "Стар", который, со свойственной некоторым журналистам США развязностью, утверждал: "Не может быть никакого сомнения в том, что Советский Союз вмешивается в дела кубинского правительства, и что коммунистические агенты виновны в провоцировании трений между нашей страной и кубинским правительством".

Американцы представляют в ООН обвинительные фотографии собственной разведки размещения советских наступательных ракет на Кубе. 25 октября. 1962 г. / AP

"Кубинский народ, - клевещет далее Лоуренс, - конечно, является жертвой заговоров, которые привели к конфискации иностранной собственности на Кубе, к фактическому прекращению туристских поездок и к неуклонному ухудшению состояния экономики Кубы".

Из этого сей господин делает вывод, что Советский Союз нарушает доктрину Монро7. Он требует соответствующего действия со стороны американского правительства для защиты этой доктрины, которую, по его мнению, США будут применять в отношениях с любой европейской державой.

Недавно американская пресса сообщала, что в кубинских водах появились советские подводные лодки, хотя не только автору, но и всем видно, что это чушь, всем видно, что никаких советских подводных лодок нет в кубинских водах. А если бы и были, что из этого? Неужели можно думать, что мы собираемся из кубинских вод бросать ракеты с наших подводных лодок?

Мы вообще не хотим никуда бросать ракеты, мы за мир и никому не угрожаем; ну а для того, чтобы бросать ракеты, не нужны подводные лодки в кубинских водах. У нас достаточный запас дальних и сверхдальних ракет со своими стартовыми площадками на советской территории. Это, видимо, ему надо для того, чтобы накалять международную атмосферу, вместо разрядки, еще более усиливать напряженность, чтобы простого американца, не разбирающегося в тонкой политике, натравить против Кубы и Советского Союза.

В ваших водах плавают американские военные суда, а не советские подводные лодки; и, конечно, ни один серьезный офицер американской военной базы не подтвердит сообщения этих газетных лжецов.

Г-н Лоуренс бряцает таким оружием, как доктрина Монро, не замечая, что времена таких доктрин давно прошли так же, как безвозвратно прошли времена доктрин в отношении Ближнего Востока, когда американский капитализм хотел держать под своим руководством страны арабского мира, которые обрели свою независимость, хотят ее укрепить и не хотят ни шагу делать назад и не хотят признавать никакой другой доктрины, кроме доктрины независимости и свободы для своих стран и мира для всего мира.

Прошли времена, когда можно было пугать народы такими доктринами. Мы доктрины Монро не подписывали, узнали о ее существовании из американских газет. Для нас она не существует, а существуют Объединенные нации, и доктрина должна быть только одна: независимость всех народов, их суверенитет и запрет вмешиваться одних стран в дела других стран.

Сейчас признают противники тот факт, что "холодная война" обанкротилась, сторонники ее ведут арьергардные бои, но их дело проиграно. Давно отошли в прошлое времена угроз и оскорблений империалистических богатых держав по адресу малых и экономически слабых государств. XX век - это век революций, век распада системы колониального угнетения, век - пробуждения угнетенных веками народов на всех континентах, на континентах Азии, Африки и Латинской Америки, век пробуждения народов, не желающих терпеть дальше вековую нищету и отсталость, а хотят жить по-человечески и устраивать свои внутренние дела дома в соответствии со своими историческими традициями, с современными потребностями народа, в интересах этого народа, в интересах процветания и развития.

"Мы блокировали кубинские ракеты" - заголовок передовицы "Daily News".

Г-н президент Кубинской Республики, ссылаясь на заявление министра иностранных дел Кубы, в ноте, переданной Послу США 13 ноября 1959 г., сказал, что "строй и цели революционного правительства видны из его действий, и кубинский народ уже нашел присущие ему формы политического, экономического, социального и культурного выражения, которые соответствуют его исторической традиции, его национальным особенностям, его миссии в Америке, его роли во всем мире, потребностям эпохи".

После этого заявления всякие инсинуации, вроде вторжения коммунизма в Латинскую Америку и на Кубу, являются не только клеветой на Советский Союз, миролюбивую политику которого видят все, но и оскорблением в адрес кубинского народа и его революционного правительства.

Неужели в Северной Америке думают, что кубинский народ настолько несознателен, настолько не организован и лишен национального руководства, что не может сам определить свой путь и двигаться самостоятельно вперед.

Пора бросать взгляд на малые и отсталые пока народы, пора прекратить смотреть сверху вниз на малые народы. Пора понять, что у малого народа честь и гордость не меньше, чем у богатых и больших народов. Правительства малых держав преисполнены решительно отстаивать свой суверенитет и свою независимость с честью не меньшей, чем это делают великие державы. Советский Союз уважает все народы независимо от того, великие они или малые, независимо от того, какой они расы, какую религию исповедают, на каком уровне развития находятся. В этом глубокое объяснение того, что народы всего мира относятся к Советскому Союзу с доверием. Советский Союз не вмешивается в дела других государств и в дела Кубы в том числе. Нельзя привести ни одного фактика вмешательства Советского Союза в дела Кубы. Американской агентуры в Кубе много: посольства, базы, бизнесмены, сотни агентов - пусть подберут хоть один факт, который мог бы служить каким-либо подтверждением этим клеветническим утверждением.

Разве не видна вся глубина революции Кубы, вышедшей из народа, так бурно развивающейся? Разве может быть такая революция плодом чужого вмешательства или чьего-либо призыва? Так утверждать - значит не знать фактов, не видеть своего невежества в понимании современного движения, того, что происходит на Кубе. А то, что происходит на Кубе, происходит во многих странах Латинской Америки, Азии и Африки.

Пора это понять, это для них не будет лучше, хладнокровнее будут рассуждать, и отношения будут улучшаться.

Мы не только не хотим порывать отношения с Кубой и США, мы сами хотим улучшить отношения с США и Кубой, со всеми народами.

Но пусть знают эти господа, что хорошие отношения должны покоиться на справедливых началах, на взаимном понимании, на признании интересов обеих сторон.

Мы понимаем кубинский народ, мы сочувствуем кубинской революции, потому что другого пути народ не нашел, чтобы избавиться от своих эксплуататоров, от тирании Батисты и ринуться вперед из темноты и нищеты на божий свет свободы, культурно-экономического развития и самостоятельного решения собственной судьбы, без указки со стороны.

РГАСПИ. Ф. 84. Оп. 3. Д. 115. Л. 35-40.

Машинописный текст. Копия.


N 2. Информационное сообщение ТАСС с переводом статьи Г. Трумэна

26 марта 1960 г.

Нью-Йорк, 25 марта (ТАСС)

*Газета "Нью-Йорк таймс" опубликовала сегодня*8 статью бывшего президента Г. Трумэна, который вновь выступает с позиций "холодной войны". Заявив, что президент должен руководить решительно, Трумэн пишет: "Мы не можем не тревожиться, когда видим, что весь коммунистический мир говорит устами одного руководящего лидера и старается использовать некоторые разногласия среди руководителей союзников. Именно здесь особенно важна роль президента как объединяющего лидера свободного мира.

Я не думаю, чтобы могли быть какие-нибудь сомнения в целях поездки Хрущева в Париж. Она задумана, конечно, не для проверки личной популярности, а для более определенного дела, для попытки создать раскол между союзниками. Все, что помогает ослабить позиции соперников, помогает коммунистам, и Хрущев ничего не хочет так сильно, как еще глубже вбить клин между Францией и ее союзниками в НАТО.

С момента создания НАТО коммунисты пытаются подорвать ее. Если бы Хрущеву это удалось, он уничтожил бы действенный фактор устрашения, мешающий осуществлению замыслов коммунистов в Западной Европе. Я надеюсь, что нет никаких оснований для некоторого недовольства на Западе президентом де Голлем в связи с НАТО. Я напоминаю всем союзникам, что они предоставляли Хрущеву слишком много возможностей использовать разногласия между ними.

При нынешнем положении в мире сейчас не время президенту США колебаться и быть нерешительным. Он не должен оставить сомнений в том, какова наша позиция по всем важнейшим вопросам, связанным с миром во всем мире. Он должен быть особенно бдительным, чтобы не показалось, что он тянет время до прихода следующего президента, и чтобы у коммунистов не создалось впечатления, что мы предоставлены самотеку и, возможно, будем готовы к компромиссу в таких вопросах, как Западный Берлин, или поддадимся постоянному нажиму коммунистов в одном из остальных важнейших вопросов.

Поскольку приближается время совещания в верхах, Хрущев недавно высказал предположение, что никто не должен ухудшать положения. Он снова выступает со сладкими речами после того, как значительно ухудшил положение во время своей поездки в Индонезию, возобновив угрозы в связи с Берлином.

Остается фактом, что после поездки Хрущева в США и его ссылок на так называемый дух Кэмп-Дэвида практически ничего не было достигнуто для ликвидации разногласий между Западом и Востоком.

Все, что делал Хрущев в последнее время, должно было создавать впечатление, что Россия - это ангел, а США - дьявол.

Хрущев говорит о всеобщем разоружении и ликвидации иностранных баз за границей. Мы бы первыми приветствовали такую возможность, если бы по опыту не знали, что в случае вывода американских и английских солдат с континента их тотчас заменила бы Россия.

Россия держит в Европе, за пределами собственных границ, многочисленные дивизии, конечно, не для того, чтобы союзники не посмели двинуться в ее направлении. Дивизии Советского Союза находятся там для одной единственной цели - подавлять независимые народы и запугивать остальную Европу.

Между словами и поступками России большая разница. Она по-прежнему будет стараться навязать свои законы, дипломатические, политические, экономические и военные остальному миру. Она будет поступать так, пока считает, что имеет возможность добиться успеха, и если мы будем достаточно беспечны, чтобы предоставить ей возможность или оправдание для успеха.

Поездка Микояна на Кубу была открытой попыткой коммунистов создать форпост около самого нашего побережья. *Это не вяжется с прежними обращениями Микояна к нашей стране, когда, будучи в США, он призывал к дружбе и торговле*9.

Как и большинство американцев, я горячо надеюсь, что революция Кастро принесет пользу народу Кубы. Прежнее диктаторское правительство и иностранные кампании эксплуатировали кубинский народ. Никто не станет оспаривать необходимость многих реформ, которые уже давно следовало провести на Кубе, включая организованную земельную реформу.

РГАСПИ. Ф. 84. Оп. 3. Д. 356. Л. 9-10.

Копия. Машинописный текст.

Информационное сообщение ТАСС с переводом статьи Г. Трумэна. / РГАСПИ


N 3. Информация секретаря Московского горкома в ЦК КПСС об откликах трудящихся г. Москвы на заявление ТАСС

12 сентября 1962 г.

С большим вниманием знакомятся трудящиеся гор. Москвы с заявлением ТАСС о провокационных действиях империалистов США, направленных на подрыв дела мира, на развязывание войны.

На ряде предприятий и учреждений столицы состоялись многочисленные митинги, повсеместно проводятся читки Заявления ТАСС и беседы.

Выступая на митингах и беседах, трудящиеся единодушно поддерживают и одобряют твердую позицию Советского правительства, с гневом и возмущением говорят о провокационных действиях американских империалистов против Кубы, выражают протест против авантюристической политики правительства США.

Более 2500 человек присутствовало на митинге коллектива 1го часового завода им. Кирова. Выражая мнение присутствующих, слесарь т. Дехтярев, инженер т. Попов и другие в своих выступлениях гневно осуждали провокационные действия американского правительства, заявили о том, что коллектив завода вместе со всем советским народом горячо одобряет твердую и неуклонную политику Коммунистической партии и Советского правительства, направленную на укрепление мира во всем мире.

На митинге коллектива комбината "Красная Роза" присутствовало около 900 человек. Выступившие здесь помощники мастера т.т. Головина и Акимин, секретарь парткома т. Белова и другие, осуждая провокационные действия американских империалистов, говорили о том, что советские люди своим самоотверженным трудом будут еще более крепить могущество нашей Родины, бороться за успешное претворение в жизнь решений XXII съезда КПСС.

Коллектив московского пищекомбината, выполняющий заказы для Кубы, принял сегодня на митинге решение выполнить эти заказы на две недели раньше срока, а годовой производственный план завершить 26 декабря вместо 27 декабря.

Многолюдные митинги состоялись также в цехах автозавода им. Лихачева, на заводах "Серп и Молот", "Москабель", "Фрезер", фабрике "Красный Октябрь" и других.

Единодушное одобрение твердой позиции Советского правительства и осуждение провокационных действий американских империалистов выражается в многочисленных высказываниях различных категорий трудящихся во время читок Заявления ТАСС и бесед.

Бригадир формовщиков тов. Алехин, инженер инструментального цеха автозавода им. Лихачева т. Семенов в беседе заявили:

"Соединенные Штаты принимают меры по мобилизации своих вооруженных сил и готовятся к агрессии против Кубы и других миролюбивых государств. Советское правительство в своем Заявлении обращает внимание США на то, что нападение на Кубу не останется безнаказанным для агрессоров. Коллектив нашего предприятия, одного из крупнейших предприятий Советского Союза, полностью одобряет политику Советского правительства и готов протянуть братскую руку помощи кубинскому народу в его героической борьбе за свободу и независимость. Мы призываем народы всего мира объединить свои силы на защиту Кубы".

Ударник коммунистического труда, перфораторщик завода "Каучук" тов. Синицин сказал: "Советские люди никогда не позволят американским империалистам вмешаться во внутренние дела стран, строящих свободную счастливую жизнь. Советская страна и весь социалистический лагерь в настоящее время крепки и монолитны как никогда. Народы стран социализма всегда готовы дать решительный отпор всем, кто попытается начать агрессивные действия".

Народная артистка РСФСР, солистка ГАБТа Ирина Архипова заявила: "Гневом наполнилось мое сердце, когда я прочла Заявление Советского правительства по поводу провокационных действий США в отношении молодой республики Кубы, против мира во всем мире. Всем советским людям дорог мир, дороги, завоеванные в борьбе свобода и счастливая жизнь. Мы - артисты, люди мирного труда, нам чужда и ненавистна война. Вот почему мы особенно возмущены провокациями США. Мы целиком присоединяемся к суровому предупреждению Советского правительства внять голосу разума и предотвратить войну, последствия которой могут принести человечеству огромные бедствия".

Слесарь-сборщик завода координатно-расточных станков т. Бейчев сказал: "Я и все мои товарищи горячо поддерживают позиции Советского правительства, изложенные в Заявлении ТАСС". Провокаторы просчитались. Советский народ и все прогрессивное человечество не оставит народ - герой в беде, Куба не одинока. В ответ на провокационные действия американских империалистов мы с еще большей энергией будем трудиться для укрепления могущества нашей Родины.

Художник-реставратор т. Евдокимов заявил: "Правильно поступило наше правительство, сделав такое Заявление. Оно говорит о силе лагеря социализма. Империалистам не удастся задушить революционную Кубу. Сейчас есть кому помочь странам, борющимся за свою независимость. Каждый советский человек в любую минуту готов оказать Кубе помощь, лично принять участие в ее защите. Решительные меры Советского правительства должны образумить зарвавшихся американских империалистов, охладить их агрессивный пыл".

Митинги, читки Заявления ТАСС и беседы на предприятиях и в учреждениях гор. Москвы продолжаются.

Секретарь МГК КПСС

РГАСПИ. Ф. 556. Оп. 14. Д. 194. Л. 170-172.
Подлинник. Машинописный текст.
Подпись - автограф.

Работники Первого государственного подшипникового завода на митинге по поводу вооруженной агрессии против Республики Куба. / РИА Новости


N 4. Диктовка А.И. Микояна о поездке на Кубу

19 января 1963 г.

В воскресенье, 22 октября, позвонили мне на дачу вечером часов в 7 и сообщили, что просят членов Президиума ЦК заехать в Кремль вечером на заседание. До этого я по телефону позвонил т. Козлову10 о причине этого заседания. Козлов сказал, что ожидается важное выступление президента Кеннеди по Кубе.

Собрались все. Сообщили, что американское радио передало, что в 7 часов по вашингтонскому времени или в 2 часа ночи по московскому времени президент Кеннеди выступит с заявлением особой важности, касающимся безопасности Соединенных Штатов.

Мы поняли, что речь идет о Кубе. Не зная еще содержания выступления, мы обменялись мнениями по вопросам: что можно ожидать со стороны американского правительства, какие шаги оно предпримет и какие возможны ответные наши меры.

Решили дожидаться выступления Кеннеди здесь на заседании, чтобы, познакомившись с выступлением президента, не теряя времени зря, принять ответные меры, поскольку от них можно было всего ожидать, не терпящего оттяжки даже на минуту.

Мы еще раньше, принимая решение о посылке ракет на Кубу, предусматривали возможность не военных действий против Кубы со стороны США, а блокады Кубы. Исходя из этого, мы и предполагали, что в случае такого оборота событий можно через Объединенные нации найти решение вопроса вместо того, чтобы привести дело к военным действиям. В первую очередь мы решили поручить Малиновскому11 дать указание командующему группой наших войск на Кубе генералу Павлову12 подготовиться к военным действиям для защиты Кубы в случае вторжения американцев без того, чтобы использовать ракеты средней дальности.

Малиновский сказал, что у него подготовлен проект телеграммы, который он просит утвердить. В телеграмме было сказано, что была готовность к действиям всеми средствами, находящимися у Павлова.

Тогда Хрущев заметил: "Если всеми средствами без оговорки, это значит и ракетами, то есть начало термоядерной войны. Как это можно?"

Малиновский ничего не мог ответить, потому что была крайняя неосторожность с его стороны. Была внесена поправка в том смысле, что "всеми средствами, за исключением ракет среднего радиуса действия с ядерными боеголовками. Без особого указания Москвы ракеты в действие не вводить".

Прочитав заявление Кеннеди, мы обменялись мнениями; и Никита Сергеевич здесь же на заседании продиктовал стенографисткам основы проекта заявления по этому поводу и поручил группе товарищей отредактировать этот документ. Собрались мы снова в 10 часов утра; думали в 8 кончить, но товарищи не закончили подготовку документа, и мы собрались в 10 часов. На этом заседании также был и Малиновский. Заявление приняли и передали по радио.

Дали приказ Вооруженным силам Советского Союза - ракетным, подводным и другим - быть в боевой готовности, а также по линии Варшавского пакта принять меры к боевой готовности. Мы решили повернуть все суда, идущие на Кубу с оружием, обратно, а гражданские - оставить в море до выяснения обстановки в связи с так называемым карантином.

Встал вопрос о флотилии подводных лодок, которая находилась в 3 сутках хода от Кубы. Я предложил не подвергать опасности эту флотилию, оставив ее на том же расстоянии, без подхода к берегам Кубы. Я при всем этом исходил из того, что находящиеся на Кубе ракеты вызвали серьезное осложнение обстановки, а это вызовет новое осложнение. Мы не хотим за это дело воевать. Нахождение наших подводных лодок на расстоянии 3-суточного перехода не лишает боевой готовности их, зато это не кубинские воды и не может касаться Кубы, и американцы не могут ничего предпринять против них на таком расстоянии. Если же они будут пробиваться под водой на Кубу, то они могут быть обнаружены американскими подводными лодками, и тогда будет столкновение нашего военно-морского флота с американским, что в данной обстановке еще более ухудшит обстановку и вызовет серьезный конфликт.

Н.С. Хрущев согласился с этим, но выступил министр обороны против этого предложения, его поддержали 2 или 3 члена Президиума ЦК. Таким образом, мое предложение было отклонено.

Потом ходили обедать. Во время обеда я сказал Никите Сергеевичу: "Я много думал и считаю, что нужно вновь вернуться к обсуждению вопроса о подводных лодках, потому что считаю, что предложение было неправильно отклонено".

Никита Сергеевич не возражал, ничего не сказал. Потом, когда все вновь собрались, он сказал, что т. Микоян предлагает вновь обсудить вопрос о подводных лодках.

Я высказал свои соображения, но те же товарищи выступили против, и мое предложение было вновь отклонено. Я был убежден в своей правоте, считал, что предложение отклонили неправильно и, конечно, искал повод какой-либо другой, чтобы не сегодня, так завтра вновь вернуться к обсуждению этого вопроса.

Я приводил веские аргументы в обоснование своего предложения, а Малиновский говорил, что они могут незаметно подойти к водам Кубы. Я говорил, что берега там неглубокие, извилистые, много островов и будет очень трудно пройти незамеченным. Малиновский стоял на своем, хотя было видно, что он некомпетентен в этом вопросе.

Видимо, потом он рассказал все это Горшкову13, а Горшков это дело знает, он отвечает за его исход. На вечернем заседании, когда Малиновский докладывал обстановку, присутствовал и Горшков.

Я спросил Горшкова: "Нельзя ли сказать, где находятся наши лодки и могут ли они продвигаться дальше?"

Горшков очень толково по карте показал, где находятся наши лодки, и их движение вперед. Он указал на то, что в одном месте лодки должны пройти узким проливом, возле небольшого острова, на котором находится американская база, где есть локаторы и другая аппаратура, и что невозможно пройти через этот пролив незамеченным. Поэтому он считал целесообразным держать флот на расстоянии 2-3-дневного перехода.

Малиновский ничего не мог возразить. Все согласились. Оказалось очень удачным, что Малиновский привел на заседание с собой Горшкова. Он сослужил очень хорошую службу - предотвратил неверный шаг, который хотел предпринять военный министр.

27 и 28 октября получил шифровку от нашего посла на Кубе Алексеева, что кубинское руководство недовольно нашей позицией.

Поскольку нами где-то сообщалось им, что некоторые кубинские товарищи неправильно понимают позицию СССР, то Фидель Кастро сказал нашему послу, что весь кубинский народ не понимает позицию Советского Союза.

Эту шифровку мы получили, примерно, часов в 9 вечера, прочитали, в это время было какое-то заседание, кажется, Верховный Совет.

Никита Сергеевич говорит: "Вот, ведь, не понимает, что мы же их спасли от вторжения; мы спасли, а он не понимает нашей политики. В письмах не объяснишь, а надо объяснить, иначе они ничего не поймут, надо кому-то ехать, объяснять все хорошенько".

Я слушал его молча, чувствовал, что он правильно говорит, но мое молчание он видимо понял в том смысле, что я сомневаюсь, надо ли туда ехать.

Обращаясь ко мне, говорит: "Тебе надо ехать".

Я говорю: "Дело не во мне. Если надо ехать - я готов, но если это будет признано необходимым".

Он стал говорить, что там меня знают, я там бывал, беседовал с ними, мне будет легче объяснить им обстановку, толково аргументировать ее.

Я сказал, что готов.

Когда вышел оттуда, немедленно дал указание Аэрофлоту подготовить самолет, МИДу - оформить все это, получить визы.

Хрущев предложил, чтобы по пути на один день я остановился в Нью-Йорке как будто для случайных встреч с моими старыми знакомыми - Макклоем и Стивенсоном, которые занимались вопросами кубинскими, и уже оттуда ехать на Кубу.

Я сказал, что Аэрофлоту дал указание о вылете на следующий день ночью с тем, чтобы в дневное время прибыть в Нью-Йорк.

Англичане сразу же дали согласие на посадку в Прествик. Канадцы дали согласие на облет, а лидировщики14 дать не могут сразу, могут лишь через 6 часов, то есть я должен сесть в Нью-Йорке ночью, что срывало все мои планы, да и во время блокады это было небезопасно к тому же.

Я сказал, что мы ждать не можем, и по открытому телефону позвонил нашему послу в Оттаве, чтобы он обратился к министру Грину, что Микоян летит на Кубу; пусть лидировщики дают или дают разрешение на посадку в Гандере, чтобы принять самолет без лидировщиков.

Канадцы только в 11 часов ночи дали согласие. Отлет из Москвы наметили на 3 часа ночи.

Американцы же дали визу мне в Нью-Йорк и пролет самолетом через Америку, но с ответом на посадку самолета в Нью-Йорке тянули и не давали.

Тогда я предложил по открытому телефону позвонить т. Добрынину15, чтобы он вошел в Госдепартамент, и сказал, что "непонятно - визу дают, а посадку не разрешают. Москва хочет получить прямой ответ на посадку самолета с Микояном в Нью-Йорке".

После обращения т. Добрынина, минут через 15 позвонили из Госдепартамента о том, что дается разрешение на посадку.

РГАСПИ. Ф. 84. Оп. 3. Д. 115. Л. 115-120.

Копия. Машинописный текст.

Работники Первого государственного подшипникового завода на митинге по поводу вооруженной агрессии против Республики Куба. / РГАСПИ


1. Микоян С.А. Анатомия Карибского кризиса. М., 2006. С. 73.
2. Фурсенко А.А., Нафтали Т. Адская игра. Секретная история Карибского кризиса. 1958-1964. М., 2001 // http://www.hrono.ru/libris/lib_f/glava5-2.html#pHr (дата обращения: 01.12.2016).
3. President Kennedy s Statement on Soviet Military Shipments to Cuba, Sept. 4, 1962, CMC/NSA.
4. Фурсенко А.А., Нафтали Т. Указ. соч.
5. Правда. 1962. 11 сентября.
6. Дортикос Торрадо Освальдо (1919-1983) - президент Кубы в 1959-1976 гг.
7. Доктрина Монро - декларация принципов внешней политики США, провозглашенная в послании президента США Джеймса Монро Конгрессу в 1823 г. и сводящаяся к тезису "Америка для американцев".
8. Текст подчеркнут красным карандашом.
9. Текст подчеркнут красным карандашом.
10. Козлов Фрол Романович (1908-1965) - член Президиума ЦК КПСС в 1957-1964 гг., один из ближайших соратников Н.С. Хрущева.
11. Малиновский Родион Яковлевич (1898-1967) - маршал Советского Союза (с 1944 г.), министр обороны СССР в 1957-1967 гг.
12. Плиев Исса Александрович (1903-1979) - советский военачальник, генерал армии (с 1962 г.), дважды Герой Советского Союза, в 1958-1968 гг. командующий Северо-Кавказским военным округом, в период Карибского кризиса с июля 1962 г. по май 1963 г. командовал группой советских войск на Кубе в ходе операции "Анадырь" под псевдонимом "Павлов Иван Александрович".
13. Горшков Сергей Георгиевич (1910-1988) - адмирал флота (с 1962 г.), дважды Герой Советского Союза, в 1956-1985 гг. - главнокомандующий ВМФ, заместитель министра обороны СССР.
14. Лидировщики - экипажи сопровождения.
15. Добрынин Анатолий Федорович (1919-2010) - посол СССР в США в 1962-1986 гг.