Новости

27.04.2017 22:02
Рубрика: Власть

Имена, пароли, явки

В Польше разразился грандиозный скандал. Там в рамках декоммунизации обнародовали список тайных агентов недавнего прошлого. Имена почти тысячи офицеров разведки времен Польской Народной Республики (ПНР) и последующих нескольких лет оказались в публично доступном каталоге Института национальной памяти Польши.

Например, стала достоянием гласности информация о том, что офицером разведки был глава протокольной службы МИД Польши Мариуш Казана, погибший в авиакатастрофе под Смоленском. Польским шпионом, как выясняется, был и Ярослав Сконечка - один из крупных чиновников, который участвовал в процессе вступления Польши в НАТО, затем был главой департамента, отвечающего за партнерство альянса с третьими странами, и сейчас работает в натовских структурах. В каталоге содержатся также оперативные фамилии двух польских офицеров, которые погибли в Ливии и Ливане в 90-е годы.

В Польше это уже второй скандал, связанный с оглаской засекреченных сведений в ходе декоммунизации

"Теперь иностранные службы, не вставая из-за стола, могут идентифицировать наших шпионов, а потом раскрыть их контакты за границей", - пишет "Газета выборча". По данным газеты, среди обнародованных данных есть как настоящие фамилии, так и псевдонимы, под которыми агенты действовали в разных странах. "Это невероятный скандал. Многие из этих людей еще живы, и польское государство их просто предало", - цитирует "Газета выборча" слова бывшего офицера разведки.

В Польше это уже второй громкий скандал, связанный с оглаской засекреченных сведений в ходе декоммунизации, судя по всему, еще не завершенной. Чуть более года назад в Варшаве обнародовали документы об агентурном прошлом экс-президента Польши Леха Валенсы. Среди них - личное дело агента, работавшего под псевдонимом Болек, в том числе написанное от руки обязательство о сотрудничестве: "Я, нижеподписавшийся Лех Валенса, сын Болеслава и Феликсы, 1943 года рождения, обязуюсь сохранять в тайне содержание моих бесед с сотрудниками служб безопасности. Также обязуюсь сотрудничать со службой безопасности в деле борьбы с врагами Польской Народной Республики. Информацию я буду передавать в письменной форме. Факт сотрудничества со службой безопасности обязуюсь хранить в тайне и не раскрывать даже семье. Передаваемую информацию я буду подписывать псевдонимом Болек".

В связях с коммунистической госбезопасностью лидера знаменитого профсоюза "Солидарность" подозревают уже как минимум лет двадцать. И все это время свою причастность к агентурной деятельности он категорически отрицает: "Я никогда не сотрудничал со спецслужбами, не брал денежных средств, ни одного устного или письменного доноса не делал". В 2000 году Люстрационный суд Польши рассматривал дело Болека и признал, что Валенса с коммунистическими спецслужбами не сотрудничал - якобы госбезопасность ПНР специально завела досье секретного агента на лидера "Солидарности", чтобы оклеветать его и тем самым помешать присуждению ему Нобелевской премии мира. Документов, неопровержимо доказывающих, что Валенса не просто подписал формальное обязательство о сотрудничестве, но реально сотрудничал с тайной полицией, доносил и брал за это деньги, - таких документов, вероятно, не найдено. Но их будут искать. Зачем? Этот вопрос возвращает нас к теме, выходящей за пределы конкретных историй с разведчиками, служившими социалистической Польше, и экс-президентом Валенсой. Речь идет о люстрации. Через нее прошли все страны Восточной Европы. В том числе и Польша. Там двадцать лет назад был принят соответствующий закон. Его действие распространялось на министров, депутатов, сенаторов, судей, чиновников разного ранга. Те из них, кто прежде сотрудничал с коммунистическими спецслужбами, должны были в этом публично покаяться и заслужить прощение. Под люстрацию в разные годы попали вице-премьер Януш Томашевский, председатель сейма Юзеф Олекса, министр финансов Зита Гилёвска, другие представители верховной власти. Порочащие документы нашлись и на президента Александра Квасьневского.

Многие опасаются, что люстрация из инструмента самоочищения нации может превратиться в политическую дубину

В июле 2006 года нижняя палата польского парламента расширила действие закона о люстрации, распространив его на глав местных администраций, руководителей компаний с государственным участием, ученых, университетских профессоров, директоров школ и журналистов (после вмешательства Конституционного трибунала Польши от люстрации все же освободили работников СМИ, бизнесменов, представителей науки и преподавателей негосударственных вузов). А в январе 2007 года разразился скандал, вызванный отставкой митрополита Варшавского Станислава Вельгуса, признавшего свои связи со спецслужбами социалистической Польши в 70-е годы.

Внеочередной сейм польских епископов принял решение создать комиссию, которая изучит биографии всех 45 епископов страны для выявления их контактов с госбезопасностью ПНР. Когда принимался закон о люстрации (ею предполагалось подвергнуть до 700 тысяч человек), многие в Польше высказывали опасения, что изготовленный инструмент самоочищения нации может превратиться в политическую дубину. Так и случилось: компромат стал верным способом избавления от строптивых и неугодных. Нечто подобное наблюдалось и в Чехии. Когда чешская компартия была объявлена преступной организацией, почти 140 тысяч бывших партработников и сотрудников спецслужб на пять лет лишились права занимать государственные должности - а заодно были убраны со значимых постов и другие люди с якобы "темным прошлым", на самом же деле просто недостаточно лояльные. С принятием закона о люстрации это может случиться в любой постсоциалистической стране, где едва ли не каждый, кому сейчас за пятьдесят, "состоял", "сотрудничал", "участвовал".

Власть Позиция Колонка Валерия Выжутовича