Новости

02.05.2017 19:06
Рубрика: Экономика

Все возможно

Лишь один из трех инвалидов находит работу
Станет легче не только найти работу людям с ограниченными возможностями, но и добраться до нее и влиться в коллектив. В минтруда совместно с другими министерствами разработали законопроект, в котором расписано, как это будет воплощаться в жизнь. Подробности "Российской газете" рассказал заместитель министра труда и соцзащиты Григорий Лекарев.
Инвалиды хотят учиться и работать, но их пугает дорога до офиса и трудности общения в коллективе. Фото: Олеся Курпяева/РГ Инвалиды хотят учиться и работать, но их пугает дорога до офиса и трудности общения в коллективе. Фото: Олеся Курпяева/РГ
Инвалиды хотят учиться и работать, но их пугает дорога до офиса и трудности общения в коллективе. Фото: Олеся Курпяева/РГ

Григорий Григорьевич, кто же будет помогать инвалидам найти свое рабочее место, а, главное, закрепиться на нем?

Григорий Лекарев: Специалисты органов службы занятости будут помогать человеку с ограниченными возможностями здоровья от момента поступления информации из бюро медико-социальной экспертизы до процесса самой трудовой деятельности, чтобы понимать, закрепился ли он на новом рабочем вместе, комфортно ли ему работать. Не секрет, что пока уровень занятости инвалидов трудоспособного возраста в нашей стране составляет 31-32 процента. Это меньше, чем во многих развитых странах.

А какой показатель в Европе?

Григорий Лекарев: Сорок процентов и выше. Для человека с инвалидностью не иметь работы или занятия, приносящего доход, очень болезненно. Поэтому цель реабилитационного процесса - корректное трудоустройство.

Что касается инвалидов, мы не всегда уверены, что человек закрепится на рабочем месте, даже если трудоустройство состоялось. Одномоментно бывает не под силу выявить все барьеры, в том числе психологические, которые существуют в коллективе. Поэтому нам важно не только свести человека с ограниченными возможностями здоровья и работодателя, но и способствовать, чтобы он чувствовал себя на новом рабочем месте "в своей тарелке" и оставался на нем как можно дольше.

В Германии, к примеру, на протяжении шести месяцев ведется мониторинг, когда службы занятости отслеживают, адаптировался ли инвалид на новом месте, влился ли он в коллектив.

Давайте по пунктам проговорим новый алгоритм действий служб занятости при оказании помощи инвалидам. Кстати, всем?

Григорий Лекарев: Изменения будут касаться не всех инвалидов, а в первую очередь тех, кто особо нуждается в помощи. Колясочнику, человеку с ослабленным слухом или зрением, конечно, нужно особое содействие.

Если человек согласился принять помощь в трудоустройстве (а выразить согласие, кстати, можно не только в МСЭ, но и зайдя в личный кабинет в федеральном реестре инвалидов), ему позвонят сотрудники службы занятости. Они выяснят, какое у него образование, есть ли опыт работы, на какой работе хотел бы работать, расскажут о возможностях рынка труда.

Далее сотрудникам предстоит проанализировать региональную базу вакансий, подобрать подходящую для человека работу, организовать его взаимодействие с работодателем. Одновременно, чтобы все прошло успешно, службы занятости будут оказывать методическую помощь работодателям.

А инвалиды хотят работать?

Григорий Лекарев: Хотят, особенно молодые. Это подтверждают опросы. Например, есть исследование, которое недавно провел Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации.

Но когда изучаешь, почему желание не реализовано, оказывается, не подходит уровень оплаты, инфраструктура не развита, трудно добраться до рабочего места. Многих пугают отношенческие барьеры в коллективе, не каждый готов их преодолевать.

Мы предлагаем эти опасения нивелировать законопроектом. Предполагается, что работодатель сам или представители некоммерческих организаций будут помогать инвалиду добираться на работу и организуют передвижение по самой организации.

О том, что возникнут дополнительные расходы, речи не идет. Проработать маршрут движения - не означает приспособить весь путь человека от дома до работы к его индивидуальным особенностям. Это не прямые финансовые затраты, а организационные, единовременные.

Если компания не может взять на работу инвалида, заплатит в спецфонд

Но если инвалид будет работать, он потеряет выплаты?

Григорий Лекарев: Эти опасения беспочвенны. У нас много лет нет "рабочих" и "нерабочих" групп инвалидности. И если в бюро МСЭ спрашивают о трудовой жизни человека или его планах, то это нужно только для того, чтобы проинформировать органы службы занятости о предпочтениях человека. И никоим образом это не влияет на полагающиеся по инвалидности выплаты.

А как работодатели? Захотят они брать инвалидов?

Григорий Лекарев: Есть такой механизм - квотирование рабочих мест для инвалидов.

Сейчас он не работает в полную силу. Работодатели заявили в службы занятости 338,7 тысячи квотированных вакансий. Из них 233 тысячи вакансий уже заняты инвалидами. Осталось всего чуть больше ста тысяч вакансий. А безработных инвалидов трудоспособного возраста у нас около двух миллионов человек. То есть нам нужно найти стимулы для работодателей, чтобы они были заинтересованы принимать инвалидов.

И по этому поводу у нас есть другой законопроект, который сейчас готовится в недрах минтруда. Его цель - совершенствование механизма квотирования. Когда вы откроете КоАП, то увидите, что там нет статьи про невыполнение квотирования, и штрафуют их в итоге за невыделение рабочего места для инвалида. Таким образом, работодатели начинают хитрить, чтобы формально соблюсти квоту, выделяют под нее непривлекательное рабочее место, низкооплачиваемое или не требующее квалификации. Неудивительно, что эти рабочие места не заполняются.

Законопроектом мы настраиваем этот механизм так, чтобы он работал в интересах как инвалидов, так и работодателей.

Например, нет возможности принять на работу человека с ограниченными возможностями здоровья - заплати определенную сумму в специально созданный фонд. А средства из этого фонда пусть тратятся на создание рабочих мест специально для инвалидов или на поддержку предприятий, которые превысили квоту.

Сейчас таких фондов нет. В некоторых регионах пытаются их создать. Но для этих действий нужна законодательная база, чтобы дать таким инициативам зеленый свет.

Комментарий

Александр Лысенко, руководитель Национального центра проблем инвалидности, эксперт ОНФ по делам инвалидов:

- Ситуация с занятостью инвалидов складывается сложно. За последние четыре года уровень занятости инвалидов трудоспособного возраста снизился на 7-8 процентов.

В рамках исполнения майских указов президента страны с 2013 по 2015 год в России было создано 44 тысячи рабочих мест для инвалидов. Но на сегодняшний день 30 процентов из них уже закрыто. Такая динамика требует выработки новых подходов к трудоустройству людей с ограниченными возможностями, занятость которых в России в полтора-два раза ниже, чем в Европе.

В рамках ОНФ мы проводили исследование в прошлом году, которое показало, что средняя зарплата работающих инвалидов в 3-3,5 раза ниже, чем средняя зарплата в регионе. Чаще всего людям с инвалидностью предлагаются самые неликвидные вакансии.

Но одного такого законопроекта Минтруда недостаточно для исправления ситуации. Проблему надо решать комплексно. Например, нужно предусмотреть в законодательстве некие стимулы для работодателей принимать на работу инвалидов. Например, облегчать им в этом случае доступ к госзаказу.

Также я считаю, что если регион делает доплату к пенсии по инвалидности, то ее должны получать все инвалиды, как работающие, так и нет. У нас, к сожалению, пока существует градация в этом вопросе.

Михаил Терентьев, председатель Всероссийского общества инвалидов, заместитель председателя Комитета ГД по труду, социальной политике и делам ветеранов:

- На протяжении многих лет в России действует система квотирования рабочих мест, при которой любая организация, независимо от организационно-правовой формы должна создавать рабочие места для инвалидов.

Мы заметили, что система квотирования не работает эффективно - рабочих мест создано больше, чем желающих инвалидов работать на этих местах. Поэтому Минтруд после обсуждения с общественными организациями разработал этот законопроект.

Вторая причина, почему необходим этот законопроект - это Конвенция о правах инвалидов, ратифицированная Российской Федерацией. Согласно Конвенции, государство должно активно содействовать занятости инвалидов и организовать систему наставничества при трудоустройстве инвалидов.

Этот законопроект позволит центрам занятости индивидуально работать с инвалидами, которые хотят быть трудоустроенными. Во Всероссийское общество инвалидов часто поступают обращения с просьбой помочь в трудоустройстве. Но на сегодня работодатели бояться брать инвалидов на работу, поскольку в обществе еще существуют стереотипы по поводу возможностей инвалидов проявить себя в той или иной специальности. Именно наставничество поможет человеку адаптироваться в новых условиях. Это должны быть профессиональные эксперты, которые знакомы с различными формами инвалидности. Эксперты также смогут квалифицированно подсказать работодателю, как организовать рабочее место.

Конечно, есть опасение, насколько службы занятости успеют подготовиться к 1 января 2018 года, когда закон должен вступить в силу, поскольку это для них необычная работа. Хотя в России реализуются различные проекты, когда неправительственные организации помогали человеку найти работу на свободном рынке труда. Положительный опыт есть и в Москве, и Воронеже.

В целом, этот законопроект позитивный и носит системный характер. Службы занятости существуют по всей стране. Тем более что в рамках госпрограммы "Доступная среда" уже предусмотрены средства на подготовку специалистов. Кроме того, я вижу, что у НКО, оказывающих общественно-полезные услуги, появятся новые возможности в этой сфере.

Визитная карточка
Фото: РИА Новости

Григорий Лекарев. Замминистра труда и соцзащиты. Родился 2 сентября 1976 года в Куйбышевской области. В 1999 году после окончания Самарского государственного медицинского университета он продолжил обучение в интернатуре по специальности "организация здравоохранения". Затем работал на руководящих позициях в коммерческих организациях. С 2012 года Лекарев занимал пост директора департамента по делам инвалидов минтруда, до этого - аналогичную должность в минздраве.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"