Новости

10.05.2017 21:13
Рубрика: Культура

Работа мастера

Как я пытался разбогатеть на произведении искусства
У меня тесть умер. Стали разбирать наследство, а на стене висит натюрморт. Старый. По преданию то ли Матисс, то ли Шагал, а может, художник Васильков. Тесть его ценил. Говорил: как прижмет - продам, на серебре будем кушать. Прижало. И я задумался, а как продать это сокровище?
Современное искусство составляет 11% от всех продаж на аукционах. В большем приоритете - модернисты. Фото: Юрий Снегирев/РГ Современное искусство составляет 11% от всех продаж на аукционах. В большем приоритете - модернисты. Фото: Юрий Снегирев/РГ
Современное искусство составляет 11% от всех продаж на аукционах. В большем приоритете - модернисты. Фото: Юрий Снегирев/РГ

Можно пойти в комиссионку. Кому-то путь лежит на сайт продаж. Но если вещь действительно дорогая, уникальная, то вас наверняка там надуют. Потому что ни я, ни вы, ни покупатели не знают истинной цены шедевра. Чтобы не было мучительно больно за проданные вещи, у нас есть два пути. Аукционный дом или частный арт-дилер. Друзья порекомендовали молодого, но весьма опытного специалиста Ирину Минервино. Фамилия не наша. Вышла замуж за иностранца. Независимый арт-дилер. Работает с крупнейшими аукционными домами. "Кристис", "Сотбис", Макдугаллс... Про нее писал "Форбс". В Москве наездами. Ждал ее месяц. Встретились в кафе. Пришел без реликвии. Сначала надо все узнать.

Ирина без затей обрисовала все сложности выбранного пути. Во-первых, надо быть уверенным в уникальности вещи. Если это копия, пусть самого известного шедевра, то в аукционном доме вас засмеют. Во-вторых, надо быть готовым раскошелиться за услуги и аукционного дома, и экспертов, если пойдете самостоятельным путем, и даже министерству культуры придется отстегнуть 5 % за разрешение на вывоз. Хотя, если это настоящий шедевр, которому более 100 лет, разрешения не видать. Аукционные дома берут в среднем около 12% от продажной стоимости вещи, учитывая страховку и НДС. Если вам деньги нужны позарез, то арт-дилер сможет найти покупателя по своим каналам намного быстрее. А в аукционном доме надо ждать подходящего момента, чтобы получить максимальную цену.

Надо быть уверенным в уникальности вещи

Аукционные дома устраивают специальные сезоны. Русские например. Тут-то и можно развернуться. Или вот был на "Сотбис" космический аукцион. Там загнали скафандр Гагарина. За миллион фунтов стерлингов. Тогда это была сумма! Вот как определить, что скафандр Гагарина именно тот? Также существует такой немаловажный элемент в оценке произведения, как провенанс. Этим термином профессионалы называют историю происхождения предмета искусства: предыдущие владельцы, выставки, публикации и т.д. Чем выше статус бывших владельцев и галерей, тем больше шансов выгодно продать ваше сокровище.

Например, серебряная табакерка со слоном, которой пользовался китайский император, должна быть упомянута в воспоминаниях кого-либо из двора. Это поднимает цену до небес. Или фото известного человека с реликвией. Иногда записи в личных дневниках выводят заурядные вещи на небывалую ценовую высоту.

- Так я могу написать в "Фейсбуке" что-нибудь о тестиной картине и мы сладим?

- Ну уж нет! Написать в ФБ можно все что угодно! Мы привлекаем профессиональных следователей, профессиональную экспертизу. Провести аукционный дом сложно!

- Как лучше продать мое сокровище?

- Вывезти в Лондон. Официально минкультуры возьмет пять процентов от оценки. А "в черную" не советую. Лишитесь всего. Кстати, в Москве работают представители крупнейших аукционных домов. Телефоны в Интернете.

- Что сейчас в цене?

Инфографика: Михаил шипов / Наталия Соколова / РГ

- Малевич, Кандинский, Гончарова, Ларионов, Шишкин, Айвазовский, Шагал, Саврасов, Коровин, русский авангард XX века. И все можно купить в Лондоне, не в Москве. Сейчас Лондон - это мировой центр продаж русского искусства. Раньше был Нью-Йорк. Еще раньше Хельсинки и Берлин. 70-80% покупателей в Лондоне наши соотечественники. Да, русские едут покупать у русских в Лондон. Так устроен этот бизнес. Печать известного аукционного дома повышает стоимость вещи многократно. Можно купить редчайшую икону в архангельской глубинке за копейки. И владеть ею. Но настоящая гордость приходит, когда она прошла через горнила лондонского аукциона. Когда, надув щеки, можно небрежно кинуть: я купил эту безделицу на "Кристис" за 123 тысячи фунтов.

- А вы можете рассказать о самых интересных русских покупках в Лондоне?

- Про своих клиентов - никогда. Обет молчания. Основа бизнеса. Но вот про других... Не называя имен... Купил один пожилой мужчина за $100 000 редкий автомобиль начала прошлого века. Фаэтон. С деревянными спицами и с диванами красной кожи. Выкатил свое сокровище на площадку полюбоваться. И тут ливень! Машину залило. Пока искали целлофан, все промокло. Пока везли в Россию, пошел грибок. На реставрацию ушла еще одна цена. Сейчас машина стоит в музее.

- Но это же разорение! Я считал, что коллекционирование это прибыльный бизнес.

- Русские коллекционированием занимаются ради трех вещей. Заработать. Цены растут стабильно. Но их меньшинство. Второе: ради бахвальства. Это самая многочисленная группа. На переломе веков и даже позже они как акулы хватали все, лишь бы в "фамильном" замке на Рублевке похвастаться раритетом. Это был золотой век аукционов. И, наконец, самые уважаемые: те, кто хочет оставить потомкам свое имя. Я не шучу. Яйца Вексельберга неразделимы с именем Фаберже. То есть наоборот. Абрамович занялся современным русским искусством. Сейчас началась эпоха Третьяковых. Бывшие нувориши покупают величайшие произведения и открывают частные музеи. Ананьев, Минц, Филатов - все они из списка "Форбс". Но они еще из одного списка - меценатов России. Ведь эти шедевры невозможно монетизировать.

P.S.

Я так и не сговорился с Ириной. То, что она предположила - около 300 фунтов минус комиссии - меня не устроило. Это если повезет! Натюрморт оказался кисти неизвестного художника. Копией фламандцев. Да и век был не тот. Иногда мечты предвосхищают и уводят от реальности. Будем кушать не на серебре, а на фарфоре. Китайском. XVII века. Тоже тесть оставил. А натюрморт решил не выставлять. Пусть висит на память о тесте. Детям буду рассказывать. Писать в дневник. Продажная цена через пару веков должна возрасти.

Инфографика: Михаил Шипов / Наталия Соколова / РГ
Культура Арт Актуальное искусство
Добавьте RG.RU 
в избранные источники