14.05.2017 22:30
    Поделиться

    Долгополов: Корейцы заявляют о готовности к Олимпиаде-2018 на 95,5%

    В Южной Корее делают все, чтоб провести Игры-2018 на высшем уровне
    Корейцы всегда были и остаются оптимистами. Спросите, готова ли столица зимней Олимпиады-2018 Пхенчхан к Играм, и на всех уровнях - от шофера автобуса и до господина Чой Мун-суна - губернатора провинции, где находится Пхенчхан, вам ответят следующее. Мы готовы на 95,9 процента. Знаю абсолютную точность корейцев. Спросил, сколько километров от нашего отеля в Сеуле до столицы Игр, и получил ответ - ровно 190 километров и еще 245 метров.

    С последней цифрой не поспоришь. А вот относительно готовности к Олимпиаде... Губернатор Чой Мун-Сун, добродушный и ироничный, рядом с которым меня с почетом усаживали на приемах в честь 80-го Конгресса Международной ассоциации спортивной прессы (АИПС), сам рассказал такой анекдот. До той поры, пока его Пхенчхан не завоевал права провести зимние Игры, городок был малоизвестен. Теперь здесь проводятся десятки тестовых предолимпийских состязаний и конференций. Но Пхенчхан все равно путают, и очень часто со столицей Северной Кореи Пхеньяном. Недавно участник конгресса из Кении взял и купил билет в столицу Игр, но, как выяснилось, не так произнес название городка и приземлился в Пхеньяне. Там его оштрафовали за прибытие без визы и отправили в Пекин, откуда кениец спустя двое суток все же долетел до Пхенчхана. И Господин Чой попросил нас не делать таких ошибок и сразу ехать к ним.

    Но в этом анекдоте есть и определенная доля правды. Пхенчхан до того как стать олимпийцем был мало известен и в самой Южной Корее. Прославился разве тем, что находится недалеко от 38-й параллели, делящей Корею на две части и является городом, расположенным рядом с так называемой Демилитаризованной зоной. Эту зону Мун-сун назвал самой милитаризованной зоной мира и высказал неробкую надежду: возможно, зимняя Олимпиада и новый только избранный президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин все-таки превратят нынешние очень тяжелые отношения двух стран в нормальные. Этому очень хочется верить.

    А так Пхенчхан именовался в Корее городом картофеля, потому что рис здесь растить трудно - больно холодно, зато урожаи картофеля исключительно высоки. Настолько, что жителей Пхенчхана именуют "картофелинами", а они на это даже не обижаются. И вот в этом совсем не густо, а скорее малонаселенном районе с сорока тысячами жителей и задумали провести величайшие зимние Олимпийские игры.

    Тяжело провинциальному Пхенчхану приобрести олимпийский лоск. Но как хочется

    Понимаете, к чему я клоню? Тяжело провинциальному городку приобрести олимпийский лоск. Но как хочется. В центре и казино, и гостиницы известных брендов, и роскошный магазин, где идет грандиозная распродажа непонятно чего. Днем здесь еще бродят стайки туристов. А вечером Пхенчхан превращается в город-призрак, где твои шаги гулко отдаются в кромешной не темноте, а пустоте.

    Мне нравятся корейцы. Они готовы показать, проводить, помочь. Но всему этому жутко мешает языковой барьер. Десятки тысяч волонтеров героически штудировали иностранные языки, особо налегая на английский. Но пока эти добровольные помощники в столице Игр еще не появились, и визитерам приходится непросто.

    На кого и на что похож пока городок? Точно - на Сочи. Продолжается гигантское строительство магистралей. Сотни рабочих в сапогах по пояс трудолюбиво месят грязь, превращая ее в дороги. Завершается отделка спортивных арен. Не знаю, готовы ли они на 95,9 процента, потому что внутрь нас не приглашали. По виду сооружения очень современные и, как нам все время повторяли, оснащены по последнему слову техники, а по величине грандиозные. И мне не раз, и не три объяснили: это - для Олимпийских игр. А потом махины, специально сделанные из сборно-разборных конструкций, измельчат и отправят по разным городам на радость корейским любителям спорта.

    Что произвело впечатление, так это два трамплина в уже другой части олимпийского кластера. Архитекторы постарались встроиться в минимально возможное пространство. Приземляться прыгуны будут прямо на футбольное поле местного клуба, а трибуны для зрителей, понятное дело, уже возведены. Маленькая и приятная хитрость заставляет думать, что все будет также здорово продумано и в других местах.

    Поздравляем!

    Глава Федерации спортивных журналистов России (ФСЖР), заместитель главного редактора "Российской газеты" Николай Долгополов вновь избран в качестве вице-президента Международной ассоциации спортивной прессы (АИПС), сообщили "Интерфаксу" в исполкоме ФСЖР. На закрытых выборах, проводившихся с помощью новейшей электронной системы, он набрал 85,1 процента голосов.

    "Отличный результат, если учесть, что в 80-м Конгрессе АИПС, проходившем в столице Южной Кореи Сеуле, а затем и в городе - хозяине зимних Олимпийских игр-2018 Пхенчхане, участвовали представители 102 стран. Переизбрание россиянина на пост вице-президента в столь непростой для нашего спорта момент свидетельствует об уважении, которые спортивные журналисты мира испытывают и к своему московскому коллеге, и о поддержке тех перемен, которые происходят в нашем спорте", - говорится в сообщении.

    Президент организации итальянец Джанни Мерло сохранил свой пост. Кроме него, больше никто не выставил свою кандидатуру на пост главы АИПС.

    До этого состоялись и выборы в "АИПС-Европа". Эта континентальная организация - одна из четырех, входящих в АИПС. Первый вице-президент ФСЖР Лев "Россошик" (обозреватель "Чемпионата") стал вице-президентом "АИПС-Европы". За него проголосовали делегаты всех 33 европейских стран.

    Поделиться